Вы здесь

Рабочие моменты

«Целый день — лестницы, лестницы, лестницы»

Если человек застрял в лифте, ему нужно как-то выбираться. Мобильные в кабинках часто не ловят, но даже если есть сетка, а номера лифтера нет, куда звонить? Поэтому большинство лифтов оборудованы переговорными, в новых моделях они даже встроены. Моя задача — обеспечить связь между пассажиром и диспетчером. День нередко начинается с выезда по ложной заявке — таких большинство. Если диспетчер занят, жильцы, как правило, не дожидаются ответа, а решают, что точка неисправна. О чем и сообщают в службу

0

444

Мой рюкзак видел почти все щитовые, крыши и подвалы города. В Союзе наладчики обеспечивали связь в лифтах и подъездах — во многих киевских парадных переговорники работают до сих пор. Сейчас еще наша служба отвечает за охранную сигнализацию на входных дверях, а также на дверях в электрощитовые и теплопункты. Это особенно важно для сохранности лифтов: их тормозные катушки, это, грубо говоря, моток меди. Медь часто воруют. Хорошо, если еще при этом отключают сам лифт, потому что лифт без тормозов — совсем не шутка. Но поскольку воруют в основном свои, те же лифтеры, с которыми не рассчитался ЖЭК, то до трагедий не доходит. Другое дело, что они знают, как отключить и нашу сигнализацию… Такие заключения я давал полиции не единожды.

Освещение перед парадными и подсветка табличек с номерами домов — тоже моя ответственность. Лампочки не меняю, конечно, но слежу за исправностью работающего по графику пускателя. Зимой свет должен повсеместно включаться в четыре часа дня, летом — ближе к 10 вечера. Хотя иногда встречаются такие вредные жители, которым или слишком светло, или слишком темно, тогда жэковцы отходят от правил и устанавливают обычные выключатели.

Владислав Корнияка, наладчик диспетчерского оборудования

Я работаю на частную компанию, которая сотрудничает как с ЖЭКами, так и ОСМД. Но разница между теми и другими колоссальная: для ОСМД все нужно делать быстро и качественно, а ЖЭК может ждать и месяц… У жэковцев нет мотивации, там все так работают.

Прежде диспетчерский пункт был при каждом ЖЭКе. Чаще всего он располагался в одной из «дворницких» квартир микрорайона. В 2012 году мы предложили столичным ЖЭКам отдать на аутсорсинг эту услугу: у нас тогда уже были свои колл-центры, операторы которых, кстати, даже не находятся в Киеве — так дешевле. ЖЭКи согласились, ведь у них таким образом освобождалась очень недешевая недвижимость. Я не один месяц потом перетаскивал оборудование из этих квартир в щитовые и настраивал диспетчерские системы по-новому.

Тогда мы забрали у ЖЭКов их самую большую головную боль: раньше все ругали их, теперь начали нас. Не только районные диспетчерские службы, но и даже городской контактный центр 15−51 и Центральная диспетчерская служба Киева по жилищно-коммунальному хозяйству 15−57 давно обслуживаются частными колл-центрами. Наши операторы сохраняют самые смешные разговоры. Помню, звонит мужик и кричит, сколько есть сил: «Я тут пришел с работы, весь потный, а жена секса требует. Включайте воду немедленно! Вы семью разрушаете».

Жэковские диспетчеры до последнего работали за массивными, как пианино, пультами. Если житель сообщал, что у него потекла батарея, это записывалось в тетрадку и только потом по телефону сообщалось о проблеме сантехнику. Сейчас диспетчер создает заявку в электронном виде, и она автоматически отправляется исполнителю. Конечно, если какая-то серьезная авария, то по старинке трезвонят и подгоняют. Как-то вечером позвонили и мне: пропало освещение на Оболони. А я был без ноутбука. Так вот, чтобы появилось освещение на Оболони, мне пришлось на Подоле напрашиваться домой к девушке, которую как раз ждал под домом, чтобы с ее компьютера устранить неполадку.

Тучных наладчиков не бывает. Целый день — лестницы, лестницы, лестницы. Раньше, когда был привязан к конкретным районам, ездил по заявкам на велосипеде. У нас на работе даже организовалось целое вело-сообщество. Устраивали соревнования, кто быстрее доберется, например, с Жилянской на Заболотного — тот, кто поедет на велосипеде или тот, кто сядет на метро? Выигрывал велосипед. Сейчас моя география расширилась, и я больше вынужден передвигаться на автомобиле. К тому же езда на великах по Киеву, к сожалению, небезопасна — нет выделенных велодорожек, а автомобилисты и пешеходы почему-то считают, что этот вид транспорта может останавливаться мгновенно, хотя на самом деле у него тормозной путь длиннее, чем у автомобиля.

Как-то меня с коллегой закрыли в электрощитовой. Житель дома решил, что мы воры и вызвал полицию. Полиция с ним и уехала — оказалось, мужик давно не в себе. Вообще, казусов много бывает. Иногда, чтобы попасть в щитовую, ты вынужден врываться к кому-то домой. Дворники же теперь живут бог знает где! На Куреневке есть дом, где прямо в подвале, под электрошкафами, дворник и спит. А он большой любитель выпить. Упал на кровать «наваленный» — не растолкать. Пришлось выпаивать трансформатор прямо над спящим телом.

Сильно тянет в море. В этом, конечно, есть некая романтика, навеянная книгами Санина и Паустовского, к тому же это давняя мечта моего отца — еще с тех пор, как он работал сварщиком на судоремонтном заводе. Но в море можно и больше заработать. Поэтому в прошлом году я отправился в Одессу и через полгода получил диплом моториста второго класса — это самый младший механик.

Собирался походить полгода в мотористах, а потом идти на офицера. Но в море, к сожалению, разразился кризис. В цене только самая дешевая рабочая сила. Пригласили меня в Дубае ремонтировать суда, приехал — оказалось, нелегально. А это значит, я потенциально мог бы попасть в черный список моряков. Поэтому пока вернулся к работе на суше.

Время от времени пополняю свою коллекцию видов с крыш, последний, который меня поразил — вид с жилого комплекса PecherSKY. В работе наладчика ведь тоже есть своя романтика. 

0

Выбор редакции

Comments