Вы здесь

А что еще в Киеве прогнило?

Вечером 27 февраля произошло частичное обрушение бетонных конструкций Шулявского путепровода

0

1447

Алексей Кучеренко, министр по вопросам жилищно-коммунального хозяйства в 2007-2010 гг.:

У нас инфраструктура катастрофически амортизируется. Если говорить о транспортной инфраструктуре, то такого, как сейчас, не было никогда! Меня, как министра ЖКХ, больше интересует подземная инфраструктура, – так вот, гарантирую, что под землей еще хуже. По одной причине – то, что на земле, перед выборами как-то рихтовалось, а что под землей, а это в первую очередь канализационный коллектор, так там все на грани катастрофы. Кроме того, это и Бортническая станция, которая висит дамокловым мечом, и какой там запас прочности, не знает никто. Это и киевский полигон твердых отходов, который находится в Подгорцах, – если кто-то наивный думает, что он в лучшем состоянии, чем Грибовичи под Львовом, то глубоко ошибается. Он в таком же опасном и ненормативном состоянии, здесь тупо отмываются деньги. Поэтому каждый инфраструктурный объект – это отдельная проблема! У дорог свои проблемы, у мостов свои, у канализации свои, как и у теплотрасс и у водопровода… Меня шокирует неуправляемость города, и я возмущен до глубины души тем, что делает КГГА и покрывается Киеврадой – это путь в никуда, это путь к катастрофе!

Олег Приходько, генеральный директор девелоперской компании GREENOL:

Видимо, частичное обрушение путепровода на Шулявке даже с натяжкой можно назвать техногенной катастрофой. Очень не хотелось бы пережить в Киеве катастрофу, которая может случиться вследствие аварии жизнеобеспечивающих систем столицы, таких как старый канализационный коллектор; система централизованного обеспечения теплом в зимний период; забор, подготовка и подача воды в жилые дома. Ведь ежегодно в столице вводится в эксплуатацию около 1 млн квадратных метров жилья, а это прирост нагрузки на все городские сети, при этом их модернизация и увеличение мощностей – тема, закрытая от общественности. Если помните, в мае 2015 года мэр столицы обещал питьевую воду из кранов для всех киевлян, но проект не был воплощен, возможно, и по причинам технического состояния систем водообеспечения. Но самое страшное – это, конечно же, канализационный коллектор, при его аварии возможно вытекание сбрасываемых вод, развитие бактерий и начало массовых заболеваний желудочно-кишечного тракта, об эпидемии даже думать не хочется.

Леонид Косакивский, председатель Киевской городской государственной администрации в 1997-1998 гг.:

Проблеми не в Шулявському шляхопроводі і навіть не в тих людях, яких звільнили… Ця проблема накопичувалася останніх двадцять років, коли фактично ніхто не займався інфраструктурою міста. Саме це головна наша біда! Адже зношені мережі, зношений житловий фонд – ліфти на ладан дихають. Тому така небезпека чатує на кожному кроці. Ресурс того, що ми отримали від попередніх поколінь, вичерпується, а в новий ніхто не вкладає і нічого не робить. Перше питання, яке треба вирішити – зношення інфраструктури, яка на сьогоднішній день у критичному стані і потребує дуже серйозної уваги. Треба думати, як знімати навантаження з міста, бо якщо й надалі так буде, то жоден шляхопровід не витримає того, що відбувається.

Константин Матвиенко, эксперт корпорации стратегического консалтинга «Гардарика»:

Загалом у Києві кілька небезпечних об’єктів. Перед усім уся каналізаційна система, особливо стан двох колекторів під Дніпром і станція аерації у Бортничах. Далі – гребля і шлюзові ворота Київської ГЕС, інші шляхопроводи, особливо старі, наприклад, Дарницький. Становлять небезпеку недобудовані та відселені будинки, наприклад, по вулиці Богдана Хмельницького, а ще є атомний експериментальний реактор в Інституті ядерної фізики на проспекті Науки, а ще нові логістичні центри, залишки радянських виробництв зі шкідливими речовинами і так далі…

Григорий Мельничук, координатор Совета по урбанистике Киева:

Киев начинает всерьез сталкиваться с системным старением инфраструктуры, большая часть которой была построена сразу после войны. Транспортные объекты постоянно испытывают нагрузки, происходит старение конструкций, разрушение под действием окружающей среды, зимой – разрыв трещин льдом. «Под подозрением» все путепроводы и мосты, которым более 50 лет, и особенно построенные из железобетона. Также много сложностей с подземными переходами 1960-х годов – течи, трещины перекрытий, есть проржавевшая насквозь арматура. По ряду мостов можно видеть отслаивание бетона, ржавление арматуры. Из-за усложнения инфраструктуры города при ее старении существенно растут затраты на поддержание ее хотя бы в этом виде. Такое было в США, когда начали быстро стареть построенные в 30-х годах при Рузвельте объекты. Выход – максимальное упрощение, где можно обойтись без развязки или подземного перехода, – надо их сносить.

Геннадий Балашов, лидер политической партии «5.10»:

Настолько же, как и Шулявский путепровод, у нас прогнили пятиэтажки.

0

Выбор редакции

Comments