Вы здесь

100 лет назад

Дореволюционная ситуация

Вступление Российской империи в Первую мировую войну, по сути, стало финальным аккордом в развитии демократических институтов власти и легальных политических движений, посягающих на самодержавие. Фактически политические силы дореволюционного Киева можно разбить на три условных блока: легальный – проправительственный, полулегальный – «мазепинский» и нелегальный – «революционный» 

0

201

18 июля 1916 года Киевская губерния была переведена на военное положение. 19 июля командующий войсками Киевского военного округа, генерал от артиллерии Николай Иудович Иванов подписывает документ, запрещающий массовые собрания, публикации и выступления, в любой форме оспаривающие действия правительства. 

20 июля император Николай II подписывает «Временное положение о военной цензуре». Уже к концу месяца объединенными усилиями военных властей и киевской полиции начинается «зачистка» города от «неблагонадежных элементов».

Нелегалы

В первую очередь царская охранка принялась за сторонников «классовой борьбы» – социал-демократов и социалистов-революционеров. 25 июля киевской полицией проводится широкомасштабная операция, в ходе которой задерживается и берется под стражу большинство активистов и руководителей РСДРП(б), уничтожается подпольная типография. Через несколько месяцев задерживаются члены созданного под управлением Станислава Косиора Киевского комитета партии большевиков. Косиору удается скрыться и уехать в Москву. В дальнейшем, вплоть до Февральской революции, периодические «чистки» Киева от ячеек партии большевиков проводились более десяти раз. Тем не менее в сентябре 1916 года в городе вновь создается партийный центр под руководством М. А. Савельева. Действует 12 партийных групп, насчитывающих до 200 активистов, которые ведут активную пропагандистскую работу среди рабочих промышленных предприятий Киева.

Мазепинцы

«Разобравшись» с социал-демократами, власти переходят к следующему этапу. Очередной целью политического сыска и репрессий становится ТУП – Товарищество украинских прогрессистов. Несмотря на то что члены этой межпартийной политической и общественной организации, в отличие от партий социал-демократов и социалистов-революционеров, не вели открытой борьбы с царским правительством, жандармское управление старалось не упускать их из виду. Такое пристальное внимание жандармского управления объясняется политическими взглядами и публикуемыми статьями представителей ТУП. Они видели Украину как минимум автономным субъектом в составе Российского государства, построенного на принципах конституционного парламентаризма. Среди членов ежегодно избираемого совета ТУП встречаются имена Михаила Грушевского, Симона Петлюры, Евгения Чикаленко, Владимира Винниченко, Дмитрия Дорошенко, Сергея Ефремова, Вячеслава Прокоповича, Федора Штейнгеля – большинство из них вошли в историю Украины в качестве руководителей украинского государства после Февральской революции.

ТУП объединял в своих рядах представителей социал-демократов и демократ-радикалов, сотрудничал с конституционными демократами, определенная часть которых присоединялась к товариществу. С началом военных действий в организации наметились некоторые разногласия по отношению к войне, что, в принципе, и явилось для полиции критерием в определении «общественной опасности» отдельных членов движения.

Наименее радикально настроенные члены объединения приняли активное участие в организации и работе  Всероссийского союза городов на Юго-Западном фронте. Так, Федор Рудольфович Штейнгель, выходец из обрусевшего немецкого дворянского рода, член Конституционно-демократической партии, депутат Государственной думы 1-го созыва,  член ТУП с 1915 по 1917 год, возглавлял Юго-Западный комитет Всероссийского союза городов. В декабре 1916 года Штейнгель вышел из Товарищества украинских прогрессистов в знак протеста против его антивоенной позиции.

Дмитрий Иванович Дорошенко, представитель старинного казацко-старшинского рода, давшего Украине двух гетманов – Михаила и Петра Дорошенко. Публицист, преподаватель, редактор журнала. Член Революционной украинской партии, затем Товарищества украинских прогрессистов. В 1916 году возглавил отделение Всероссийского союза городов на Юго-Западном фронте по оказанию помощи украинцам на занятой российской армией районах Галиции и Буковины.

Яркие и непримиримые сторонники «украинства» уже осенью и зимой 1914 года были подвергнуты аресту и ссылкам. 14 декабря арестован и Михаил Сергеевич Грушевский, один из идеологов и создателей Товарищества украинских прогрессистов. Подозревали его в «австрофильстве», что подразумевало его сотрудничество с австрийскими спецслужбами. Доказать виновность Грушевского следствие не смогло, но от греха подальше приказом главного начальника Киевского военного округа сослало ученого в Сибирь. Неоднократно подвергался арестам и Сергей Александрович Ефремов, один из основателей и активных деятелей ТУП.

Евгений Харлампиевич Чикаленко, фактический руководитель ТУП, скрывался от киевской полиции в Москве, Петрограде и Финляндии и вернулся в Киев только в 1917 году. Во Франции, затем во Львове и в Москве под чужим именем жил Владимир Кириллович Винниченко.

Отречение Николая II от власти в результате Февральской революции стало своеобразным сигналом для возвращения в Киев активистов ТУП и захвата ими лидирующих позиций в киевской политической жизни, а затем в правительстве независимой Украины. Михаил Сергеевич Грушевский – первый председатель Центральной Рады Украинской республики. Сергей Александрович Ефремов – генеральный секретарь УНР по делам национальностей. Петр Януарьевич Стебницкий – министр образования в Совете министров украинской державы, Симон Васильевич Петлюра – председатель Директории Украинской народной республики. Владимир Кириллович Винниченко – председатель Генерального секретариата УНР, председатель Директории УНР, генеральный секретарь внутренних дел УНР.

Правящая коалиция

Киевский клуб русских националистов, как и Товарищество украинских прогрессистов, был внепартийной общественно-политической организацией, но занимал кардинально отличные от ТУП позиции. ККРН был, по сути, «киевским филиалом» Всероссийского национального союза, объединившего умеренно-правые и консервативно-либеральные монархические националистические партии России.

В Киеве представители ККРН пользовались широкой поддержкой имперских властей и выражали интересы промышленников и крупных землевладельцев Киевской губернии. В руках киевских русских националистов находилось большинство назначаемых должностей в Городской управе, выборных мест в Городской  думе. В Государственную думу IV созыва от Киева и губернии прошли только представители ККНР.

В передовой статье киевской газеты «Большевик» от 25 мая 1919 года дается следующая оценка: «Клуб… был самой мощной опорой царского трона, в него входили помещики, домовладельцы и купцы Правобережной Украины, …центром всероссийской реакции и вожаком империалистических устремлений».

В той же статье приводится список членов ККРН. Тут имена гласных Городской думы Г. К. Бубнова, И. М. Дембицкого, В. В. Коноплина, И. Г. Приступы, А. Л. Цытовича. Здесь же служащие Юго-Западной железной дороги, купцы, домовладельцы, инженеры, судебные прокуроры, банковские работники, бывшие киевский губернатор Н. П. Суковский и вице-губернатор И. М. Неклюдов. Всего в списке 68 имен. Естественно, это не все члены клуба, ведь их на 1913 год было 738.

В список вошли только те люди, которых удалось найти киевской чрезвычайной комиссии. И если в 1914 году большевиков, арестованных в Киеве, ссылали в Сибирь без суда и следствия, то ЧК с оппозицией церемониться не стала: «Красный террор должен показать всей этой компании, что пролетариат, оказавшись в состоянии уничтожить барина, уничтожит и его слугу».

Все задержанные были расстреляны.

0

Выбор редакции

Comments