Вы здесь

100 лет назад

Елочная дисциплина

«Die Geschichte kennt kein Wenn», – утверждает профессор  Карл Людвиг Хампе, известный немецкий историк конца XIX – первой трети XX века. С ним нельзя не согласиться: действительно, история не приемлет слова «если». Но она таит в себе огромное количество белых пятен, догадок и разных версий в описании одного и того же события. Одним из таких исторических курьезов является существование на протяжении более чем трехсот лет двух параллельных, построенных на одном и том же принципе и незначительно отличающихся системах счисления значительных промежутков времени, или календарях

0

200

100 лет назад Киев, как и вся Российская империя, жил по устаревшему юлианскому календарю, в то время как большая часть Европы пользовалась григорианским. В начале ХХ века разница между ними достигла 13 дней. Смена календарей оказалась процессом нелегким и затянулась на 346 лет. В 1582 году перескочили на 11 дней вперед Испания, Португалия и Речь Посполитая. В 1752 году – уже на 12 дней передвинулась Великобритания, а в 1918 году из 16 февраля в 1 марта за одну ночь передвинулась Украинская народная республика.

Однако вернемся к году 1916-му. В то время как большинство стран успели отметить не только Рождество, но и встретить Новый, 1917 год, в Российской империи, Румынии, Югославии и Греции к встрече этих праздников только начинали готовиться.

Красные дни календаря

В дореволюционном Киеве предпраздничная суета начиналась в середине декабря. А собственно празднование начиналось в ночь перед Рождеством (с 24 на 25 декабря), плавно перетекало во встречу Нового года и заканчивалось после Крещения – 6 января. При этом нерабочими праздничными днями, или «неприсутственными», как их тогда называли, были 25, 26 и 27 декабря, 1 и 6 января. Впрочем, некоторые учреждения могли позволить себе и более продолжительные каникулы.

К примеру, 24 декабря 1916 года городские власти уведомили киевлян: «По случаю наступления Рождественских праздников занятия в Киевской городской управе прекращаются с 24 до 28 декабря. Возобновление занятий состоится 28 декабря, причем 28, 29, 30 и 31 декабря занятия будут происходить с 10 часов утра до 2 часов дня». А вот на 1 января киевский городской голова пригласил гласных городской управы собраться к часу дня в думском зале для «совместных поздравлений».

Сотрудники киевских коммерческих банков отдыхали не меньше городских чиновников – 25, 26, 27, 31 декабря и 1 января, а 24 декабря и 5 января работали всего два часа – с 10 часов утра до полудня.

Если с наступлением рождественских праздников для мирян наступало время отдыха, то для служителей культа начиналась горячая пора. Самая большая нагрузка при этом ложилась на «князей церкви»:

«Завтра, в воскресенье, 25 декабря, в праздник Рождества Христова в Киево-Софийском кафедральном соборе божественную литургию и молебен совершит высокопреосвященный Владимир, митрополит Киевский и Галицкий, в сослужении высшего духовенства. Сегодня, 24 декабря, там же в 1 час дня будет отслужена праздничная вечерня…, а в 6 часов вечера совершена будет архиерейским служением всенощная».

«Главный начальник округа приказал объявить, что 25 декабря, в первый день Рождества Христова, будет совершено торжественное архиерейское богослужение в Киево-Софийском кафедральном соборе в 8 часов 30 минут, а затем молебствие в 11 часов 45 минут».

В таком же режиме «нон-стоп» шли службы и в других православных киевских храмах. При этом «проволынить» возможности не было – Рождество считалось вторым по значению христианским праздником после Пасхи. Кроме того, Священный синод Русской православной церкви в своем определении за номером 676 с тревогой сообщал о массовом отпадении народа от веры.

Елочка, зажгись

За право считаться организаторами «главной елки Киева» на протяжении десятка лет с переменным успехом боролись Дворянское и Купеческое собрание, Киевская городская дума, которые соревновались в пышности елочного убранства, разнообразности концертных программ и богатстве рождественских подарков. Но в декабре 1916 года – январе 1917-го шансов ни у купечества, ни у дворянства не было. Первенство на сей раз определилось не по упомянутым критериям, а по статусу хозяйки и гостей – «вдовствующая королева–мать» чествовала преторианцев своего сына: «На третий день праздника Рождества Христова у ея Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны зажжена была во дворце елка для находящихся в Киеве офицеров и нижних чинов Его Величеств сводного полка и Собственного Его Величества конвоя, для чинов Дворцовой полиции во главе с полковником Н.П. Шепелем и чинов Киевской полиции. В 4 часа дня Государыня Императрица в сопровождении Августейшей Дочери Великой Княгини Ольги Александровны и лиц свиты изволила выйти к присутствующим. Каждый офицер и нижний чин получил из рук Ея Императорского Величества подарок».

Собственно, праздничные елки проходили по всему Киеву. Попечительские советы и родительские комитеты гимназий и реальных училищ устраивали утренники для учащихся. Кроме праздничного представления детворе предлагалось угощение, а по окончании раздавались подарки.

«Родительский комитет Киево-Лукьяновской женской гимназии группы родителей устраивает в помещении гимназии елку – 3 января для учениц младших классов (до 3-го класса включительно), начало в 5 часов вечера, и 4 января для учениц старших классов, начало в 7 часов вечера».

Представителями благотворительных общественных организаций, медперсоналом, дамскими комитетами организовывались концерты в военных госпиталях и лазаретах, приютах для сирот, беженцев и воинов-инвалидов. Участие в импровизированных концертах на добровольных началах принимали актеры драматических театров, оперные исполнители, самодеятельные музыкальные коллективы, гимназисты, курсистки и их преподаватели:

«25 декабря, в день Рождества Христова, в 4 часа дня в приюте общественного призрения для сирот-детей воинов 2-й Отечественной войны будет устроена елка для питомцев приюта», – сообщала председатель общества, супруга генерал-лейтенанта Медера, приглашая «господ членов и лиц, сочувствующих целям общества, торжество елки почтить свои присутствием».

«26 декабря в лазарете Св.-Владимирского братства №1-й …был устроен интересный концерт для раненых воинов. В концерте принимали участие артист киевской оперы Ф.Г. Орешкевич, преподаватель 3-й гимназии Д.В. Чехович, прочитавший несколько юмористических сценок и рассказов, пел также хор 1-го воинского приюта для детей сирот павших воинов, госпожи Белокурова и Каменовская пропели несколько романсов».

«27 декабря в лазарете Имени Государыни императрицы Марии Федоровны, помещавшемся в доме №31 по Левашевской улице, и содержимом на средства дамского комитета… была зажжена елка для раненых воинов. Дети военного приюта Имени Императрицы Марии Федоровны развлекали раненых своими песнями и играми, а прекрасный хор балалаечников 1-го реального училища доставил им большое удовольствие, исполнив ряд номеров». Раненым были розданы мешочки с подарками, детям приюта – конфеты.

«1 января в 6-м Киевском земском госпитале служащими госпиталя был устроен для раненых любительский спектакль, доставивший им большое удовольствие»;

«Во время праздников Рождества Христова в приют мастерских для ампутированных воинов общества повсеместной помощи состоялся концерт. Любителями из коммерческого училища разыграна была комедия Чехова «Медведь», выступал оркестр балалаечников железнодорожного училища и оркестр балалаечников коммерческого училища, ученицами гимназии для беженцев был исполнен грациозный и изящный «танец цветов».

Скучными, как по стандартам нашего времени, в 1916 году выдались новогодние корпоративные вечеринки. Ни миллионных счетов, ни танцев на столе, ни приглашенных заграничных звезд, ни приватных салютов с массовыми гуляниями. Возможно, по той причине, что ровно 100 лет назад Киев был тыловым городом в воющей стране.

0

Выбор редакции

Comments