Вы здесь

Голос Украины

0

128

Кончина великого украинского певца Дмитра Гнатюка прошла в отечественных СМИ как рядовая новость.

Короткие сообщения состояли, как правило, из перечисления сухих фактов биографии: «был», «работал», «состоял», «награжден». Список получился внушительный, но не было в нем ни души, ни сути человека, долгая жизнь и творчество которого дают полное право считать его голосом Украины. Именно его, а не победителей телевизионных шоу с громкими названиями.

То ли дело – умерший несколькими днями ранее  американский музыкант Принс Роджер Нелсон. Или просто Принс. Как только его тело было обнаружено в поместье Пейсли-Парк, СМИ накрыли информационные волны, поднятые по всем правилам медиа-бизнеса. Волна первая – сам факт. Волна вторая – догадки, почему умер. Волна третья - вызывали ли врачей и каких (помните, сколько шума было по этому поводу после смерти Майкла Джексона?). Волна четвертая – все дело в наркотиках. Волна пятая – оказывается, у Принса еще и был СПИД. Волна шестая – в хранилище у него в поместье нашли более двух тысяч неизданных записей.

Следующие информационные волны наверняка будут связаны с монетизацией музыкального наследия Принса и тем, как его будут делить между собой родственники при помощи адвокатов. Тут, опять же, можно вспомнить, бурно обсуждавшийся в СМИ аналогичный скандал с Джексоном. Да еще и Forbes ежегодно издает рейтинг самых богатых покойных музыкантов – в том смысле, сколько исполнение их произведений приносит денег наследникам. Там такие суммы крутятся, что в иные годы наследники зарабатывают больше, чем самые знаменитые здравствующие музыканты.   

Так что не надо быть Вангой, чтобы предсказать: о Принсе мы будем читать и слышать еще годы. А вот о Дмитре Гнатюке – вряд ли. И это при этом, что у многих украинцев старшего поколения наворачиваются на глаза слезы, когда они слышат в его исполнении «Пісню про рушник»: «Рідна мати моя, ти ночей не доспала, і водила мене у поля край села, і в дорогу далеку ти мене на зорі проводжала, і рушник вишиваний на щастя дала».

Это же о них песня. Учеба в городе, деловая карьера, семья, дети и внуки – все это было потом, а начиналось-то с прощания с матерью на сельской зорьке. И в старости вспоминать будет такой украинец не этапы становления своего бизнеса или карьеры, а этот час прощания. А ведь, кроме «Пісні про рушник», были еще и «Два кольори», «Ясени» и другие песни, которые не только за душу – за сердце берут, мягко сжимая его в теплой ладони воспоминаний.      

А был еще и Дмитро Гнатюк – великий оперный певец, профессионал мирового уровня, которому на зарубежных гастролях такие гонорары выписывали, которые в те годы, если снова с рок-музыкантами сравнивать, Джимми Хендрикс получал. (Правда, доставались они не украинскому певцу, а государству под названием СССР). И заграничные туры он выдавал такой интенсивности, что никакие U2 и Bon Jovi не потянули бы. И десятки его пластинок выходили тиражами, которые сейчас называются «платиновыми». А еще был Дмитро Гнатюк – режиссер, постановщик «Аиды» и «Травиаты», человек широчайших академических музыкальных знаний.

Но обо всем этом СМИ почти наверняка скоро забудут. В лучшем случае вспомнят к очередному юбилею, чтобы написать несколько строк. То ли дело покойный Принс. Или Дэвид Боуи. Или Майкл Джексон. Или Кузьма Скрябин, кстати.

0

Выбор редакции

Comments