Вы здесь

Места

Как Бессарабка накрылась рынком

Предприниматель и меценат Лазарь Бродский подарил Киеву первый крытый рынок. Именно таким было завещание «сахарного короля», оглашенное адвокатами после его смерти осенью 1904 года. Однако до его открытия прошло долгих восемь лет – рынок открылся лишь летом 1912-го

0

8706

Местность, где появился крытый рынок, известна с конца XVIII столетия благодаря бившему здесь мощному ключу – рядом построили бассейн, обеспечивавший киевлян питьевой водой. Возле бювета, у которого обычно собиралось множество людей, постепенно возник стихийный рынок под открытым небом.

Почему эту местность называют Бессарабкой, ясности нет до сих пор – есть лишь версии.

Первая: на рынке вели бойкую торговлю выходцы из Бессарабии (ныне – Молдова и часть Одесской области), снабжавшие Киев фруктами и вином.

Вторая: тут было пристанище разного рода бродяг, промышлявших разбоем и грабежом – киевляне называли их «бессарабами».

Третья: при торжище действовала своеобразная биржа труда – здесь нанимали людей на сезонные строительные работы, причем значительная часть наемных работников была из Бессарабии.

Как бы там ни было, именно на Бессарабке появились первые в городе верблюды.

«Так называемая Бессарабка, – описывает современник, – представляла собой пустынную площадь, на которой в известное время года собиралась ярмарка. Сюда являлись, между прочим, караваны верблюдов из Бессарабии и Крыма, и киевские старожилы помнят, с каким любопытством горожане сбегались посмотреть на диковинных зверей».

Дар с условием

В 1874 году Бессарабскую площадь переименовали в площадь Богдана Хмельниц­кого – городские власти намеревались прикрыть здешний стихийный рынок, чтобы установить памят­ник гетману.

Однако через несколько лет планы переменились: в 1888-м конная статуя Богдана Хмельницкого получила «прописку» на площади перед Софийским собором, а рынок продолжал существовать.

Лазарь Бродский завещал городу полмиллиона рублей для того, чтобы вместо рынка под открытым небом (неудобного для публики, например, в период дождей и морозов) построить удобный и красивый крытый рынок.

При этом, однако, оговорил условие: из доходов будущего рынка город дол­жен ежегодно отчислять 22,5 тысячи рублей на содержание благотворительных заведений, построен­ных на деньги мецената – Бактериологического института, детской больницы, училища, гимназии и многих других.

Отцы города, однако, не спешили принять щедрый дар покойного.

И вот почему: а вдруг дохода от крытого рынка не будет? Ведь в этом случае все равно придется перечислять каждый год упомянутые 22,5 тыс. рублей.

Выход из ситуации предложил душеприказчик «сахарного короля» юрист Авраам Гольденберг: город выпускает облигации 4,5-процентного займа, их полностью выкупают наследники покойного за те самые полмиллиона, пособие благотворительным учреждениям идет как процент по займу. Когда рынок начнет приносить доход, город из этих средств погасит облигации, а наследники приобретут новые ценные бумаги – они и будут гарантировать субсидию благотворительным учреждениям Лазаря Бродского на вечные вре­мена.

Такой вариант устроил городскую думу. Облигации выпустили в 1907 году.

С рестораном и концертным залом

Победителем архитектурного конкурса, состоявшегося в 1908-м, стал проект варшавского архитектора Генриха Гая.

Проект предусмат­ривал строительство рынка на 204 торговых места, причем в здании также должны были разместиться ресторан, библиотека с читальным залом, который, при необходимости, может «служить также для концертов и вечеров», дешевая столовая и другие объекты.

Впоследствии от большинства «излишеств» пришлось отказаться.

Непосредственно руководивший строительством рынка инженер Михаил Боб­русов специально выезжал в Европу для ознакомления с подобными тамошними сооружениями и в особенности с их холодильными установками.

Поездка дала результаты: холодильники, закупленные в Ревеле (ныне Таллинн), прослужили Бессарабке верой и правдой почти сто лет – до начала 2000-х.

Кутежи на крыше

Здание рынка построили всего за два года и освятили 3 июля 1912 года. Однако еще в марте городские власти объявили о сдаче в аренду торговых помещений – 31 магазина по окружности рынка, 165 мест в главном зале (88 – торговля мясом, салом, колбасами, еще 88 – продажа овощей, хлеба, молока, 27 – рыбные ряды), а также ресторана на втором этаже.

Управляющим Бессарабским рынком стал Ульян Алисов – дед народной артистки Украины Ларисы Кадочниковой. Его служебная квартира находилась на втором этаже в здании рынка. Там же жили с семьями и другие служащие администрации рынка.

Дети и взрослые, ввиду отсутствия двора, использовали в этом качестве крышу. «На ней, – вспоминает Кадочникова, – дети играли в разные игры, летом загорали и купались в большом баке. Крыша была для детей любимым «пароходом». Все жители дружили, в праздники и летнее время «кутили» на крыше».

Аренда приносила городу 115 тысяч рублей годового дохода, что обеспечило быструю окупаемость затрат на строительство: оно обошлось в 580 тысяч рублей.

За пять лет затраты окупились, и крытый рынок должен был, наконец, прино­сить прибыль. Однако на дворе стоял 1917 год – началась революция, инфляция, пришла советская власть, национализировавшая рынок.

Колхозный рынок

В 1920-е годы в торговых помещениях, расположенных по периметру здания, покупателей обслуживали продавцы кооперативных магазинов.

С появлением колхозов Бессарабский рынок добавил в свое название уточняющее слово – Бессарабский колхозный рынок. Мол, единоличникам и куркулям здесь не место. Но их тут и не могло быть: всех, кто сопротивлялся вступлению в колхоз, раскулачивали и репрессировали…

Во времена немецкой оккупации, несмотря на взрывы Крещатика и близлежащих кварталов, рынок почти не пострадал – немного поврежденный внутри, он продолжал функционировать.

После войны его отремонтировали, на втором этаже устроили гостиницу «Колхозная» на 72 койки. На втором этаже по-прежнему жили несколько семей, в том числе семья одной из дочерей Ульяна Алисова.

Один из символов столицы

Рынок, расположенный в самом центре Киева, раздражал власть имущих – прежде всего по идеологическим причинам. Ведь в центре социалистической столицы не должно было быть места празднику частнособственнических настроений, это плохо вязалось с официальной доктриной построения коммунизма.

В 1970-е годы Бессарабский рынок хотели «перепрофилировать» в гастроном или художественную галерею.

Наиболее горячие головы даже предлагали снести здание, а на его месте устроить двухуровневую транспортную развязку.

От идеи сноса, говорят, отказались во второй половине 1980-х, во времена перестройки. И хорошо – здание Бессарабского рынка является одним из лучших в Украине образцов стиля модерн, удачно соединившим функциональные и художественные качества. Нынче оно защищено статусом памятника архитектуры и искусства.

0

Выбор редакции

Comments