Вы здесь

100 лет назад

Как быструю езду призвали к порядку

Едва ли не в каждом номере киевских газет 1916 года  обязательно попадается заметка об очередном дорожно-транспортном происшествии. «На Б. Васильковской улице против дома № 52 автомобиль № 208, принадлежащий управлению Галицийских железных дорог и управляемый шофером Розановым, наехал на мальчика 10 лет Григория Зайцева, получившего при падении на мостовую несколько ушибов, неопасных для жизни» 

0

269

Несмотря на сравнительно небольшую (по меркам нашего времени) скорость, развиваемую автомобилями, – в 25–30 километров в час, лицам, пострадавшим при столкновении, не всегда удавалось отделаться испугом или легкими травмами: «Автомобиль, быстро ехавший с пассажирами по Львовской улице со стороны Лукьяновки, налетел на проходившего через мостовую неизвестного подростка около 15 лет, который, когда автомобиль проехал через него и умчался, не останавливаясь, оставался на мостовой мертвым. На голове его была большая глубокая рана, все лицо представляло собой одну общую ссадину. Личность ставшего жертвой такой езды неизвестного автомобиля также неизвестна». 

Впрочем, жертвами лихачей дореволюционного Киева становились не только мальчишки, неосторожно перебегающие улицу в неположенном месте, но и вполне взрослые и степенные люди, наделенные властно-распорядительными полномочиями: «Постовой городовой Федор Мищенко, стоявший на Б. Васильковской улице, был убит быстро промчавшимся автомобилем, причем владелец его остался неизвестным».

Последнее происшествие, вероятно, оказалось последней каплей в чаше терпения киевского полицмейстера. На следующий же день газеты опубликовали выдержки из его разгромного приказа «К упорядочению автомобильной езды». Ввиду «беспорядочного движения по городу автомобилей, влекущего за собой почти ежедневно человеческие жертвы», он обратился к подчиненным, требуя от чинов полиции всех рангов внимательно наблюдать за движением «автоматических экипажей» по улицам, при этом проявлять в этом направлении «побольше энергии».

Автомобили, нарушающие правила езды, предписывалось останавливать, и, невзирая на лица, «не стесняясь положения» владельцев транспортных средств, доставлять их в полицейские участки. В случае если автомобиль нарушителей остановить не представилось возможным, необходимо было записать номера и немедленно выяснить владельца транспорта. После этого за его домом или гаражом устанавливалось наблюдение. При возвращении автомобиля домой шофера подлежало тотчас же арестовать, о чем немедленно доложить полицмейстеру, с таким расчетом, чтобы к утру он имел возможность представить сведения о нарушителе правил езды главному начальнику военного округа, «согласно его личному приказанию».

Последняя цитата ярко демонстрирует, у кого на самом деле закончилось терпение и с кем имел киевский полицмейстер нелицеприятный разговор, предшествующий изданию «автомобильного приказа». Подтверждением такого вывода может служить заключительная часть документа. Халатность и невнимательность при исполнении полицейскими чинами своих обязанностей, «неразыскание автомобилей, сбивших с ног переходящих через улицу обывателей» полицмейстер обещал рассматривать как бездеятельность и полную инертность стоящих на улице классных чинов, околоточных надзирателей и городовых. Виновным в неисполнении приказа старшим чинам полицмейстер гарантировал представление к устранению от должности, а городовым – увольнение со службы.

Киевская полиция восприняла слова своего руководителя весьма серьезно, еще серьезнее она относилась к главному начальнику Киевского военного округа. Оказывается, «можем, если хотим». Уже на следующий день газеты опубликовали информацию о «ДТП со смертельным исходом», в котором погиб городовой Мищенко: «В настоящее время выяснено, что это был автомобиль Всероссийского земского союза из гаража в доме № 3 по Б. Васильковской улице. Автомобилем управлял шофер мещанин Иван Гривенчук. В качестве пассажиров ехали техник Иван Семенов, слесарь Николай Лазаревский и помощник заведующего гаражом студент 4-го курса дворянин Николай Уваров. Все четыре лица задержаны, причем шофер при объяснении обстоятельств происшествия уверял, что после несчастного случая, отъехав несколько саженей, он предлагал остановить автомобиль, но по приказанию своего начальника Уварова увеличил скорость и скрылся в гараж».

Отдельно надо остановиться на фразе «не стесняясь положения». Конечно, афоризм, вложенный в уста своих героев авторами «Золотого теленка» «автомобиль не роскошь, а средство передвижения», имеет определенный смысл, но для Киева сто лет назад это было далеко не так. Во-первых, «автоматические экипажи» в дореволюционной России были далеко не дешевы. Российской промышленностью автомобилей выпускалось крайне мало, да и те ввиду производства их в полукустарных условиях имели огромную себестоимость. Германия, один из основных лидеров довоенного автомобилестроения, оказалась по ту линию фронта. Доставка на российский рынок итальянских и французских автомобилей в условиях военного времени влетала в копеечку.

В связи со сложившимися обстоятельствами автомобильный парк Киева в годы войны практически не обновлялся. Наоборот, имелся определенный отток техники, мобилизованной для нужд армии. Завезенный в страну еще до начала боевых действий Daimler стоил около 3000 рублей. За такие деньги можно было приобрести не то чтобы пару скакунов для парадного выезда, а табун приличных лошадей. Высококвалифицированные рабочие с большой по тем временам зарплатой в 50–80 рублей о приобретении личного автомобиля даже не мечтали. Государственным чиновникам в ранге статского советника пришлось бы отдать за автомобиль три годовых оклада. Так что пассажиром в остановленном городовым автомобиле с большой вероятностью могла оказаться персона весьма влиятельная и богатая, что не придавало полицейским энтузиазма в борьбе с нарушителями правил уличного движения.

Во-вторых, автомобилизм для киевлян того времени был занятием весьма престижным и модным. Первым председателем первого созданного в 1904 году в Киеве автомобильного клуба стал генерал-лейтенант Владимир Александрович Сухомлинов, занимавший должность командующего войсками Киевского военного округа. Состоял в членах этого клуба и Ипполит Николаевич Дьяков, городской голова Киева с 1906 по 1916 год.  Создан клуб был «для сближения любителей автомобильной и моторной езды, для усовершенствования в ней возможного распространения автомобилей и моторных самокатов». Членами клуба были представители элиты киевского общества. Размер вступительного членского взноса составлял 25 рублей (месячный оклад городового), кроме того, с членов клуба собирались ежегодные членские взносы в сумме 50 рублей.

Надо отметить, что автолюбители занимались не только обсуждением автоновинок и их «тест-драйвом» на киевских улицах. Члены автомобильного клуба принимали активное участие в работе комитета, созданного при Киевской городской управе, для подготовки правил дорожного движения, разработка которых царским правительством была отдана на откуп органам городского самоуправления. И в дальнейшем автоклуб привлекался городскими властями для проведения техосмотров автомобилей при регистрации, в качестве участника при лицензировании автомобильных курсов и приеме экзаменов у горожан, окончивших такие курсы и решивших приобрести сложную и почетную профессию «шоффер».

0

Выбор редакции

Comments