Вы здесь

100 лет назад

Как городские власти боролись с недостатками

9 января 1917 года исполняющий обязанности киевского городского головы Федор Бурчак собрал совещание для принятия мер по предотвращению кризиса в деле снабжения электрической станции и предприятий топливом. Бурчак заявил, «что хотя снабжение населения города всеми видами топлива возложено на специальных уполномоченных, все же в каждом случае, когда в городе ощущается недостаток какого-то из видов топлива, по адресу городского управления посылаются упреки и нарекания 

0

227

«В последнее время в город не поступает совершенно твердое минеральное топливо, а между тем, запасов для отопления электрической станции имеется всего на семь дней, а всего запасов минерального топлива в Киеве имеется на один месяц».

В случае, если запасы каменного угля не будут пополняться в объемах не менее 10 вагонов в сутки, предупреждал городской голова, уже в первых числах февраля возможно «прекращение действия электрической станции и многих технических предприятий, пользующихся энергией этой станции». Из имеющихся на электростанции 13 котлов только один работал на жидком минеральном топливе – нефти, остальные были приспособлены для использования твердого минерального топлива – каменного угля.

Учитывая, что ускорить поставку угля железной дорогой городская управа не в силах, совещание принимает решение о переоборудовании котлов к приему дровяного топлива и нефти, запасы которых в Киеве были заготовлены в достаточном количестве. Только на дровяных складах в гавани находилось 25 тыс. саженей дров, которые предлагалось использовать в первую очередь.

Кроме того, постановили известить о создавшемся положении и принятом решении военные и гражданские власти для «объединения мероприятий в этом направлении».

Последующие события лишь подтвердили прогнозы Киевской городской управы.

10-14 января. В Киев приходит целый ряд сообщений о том, что вагоны с твердым минеральным топливом, отправленные для Киева, задержаны и конфискованы Московско-Киевской-Воронежской железной дорогой.

15 января. Уполномоченный по обеспечению города Киева, член Государственной Думы А.И. Савенко отправляет в особое совещание по топливу телеграмму: «Ввиду полного отсутствия твердого минерального топлива в Киеве город испытывает острое общественное бедствие, причем все поступающее в незначительном количестве топливо потребляется электрической станцией. Просьба срочно принять меры к снабжению Киева топливом».

17 января. На очередном совещании по обсуждению вопросов обеспечения топливом Киевской губернии профессор Н.М. Галицкий доложил, что в «настоящее время Донецкие рудники имеют до 100–110 миллионов пудов запасов твердого минерального топлива, но железнодорожная перевозка его на место потребления так затруднена, что не представляется возможности использовать эти запасы в текущую зиму».

19 января. «На пленарном заседании присутствия Киевской городской управы было доложено сообщение управляющего городским водопроводом относительно перевода отопления водопроводных станций на древесное топливо, ввиду недостатка антрацита».

20 января. Телеграмма от председателя Харьковского угольного комитета А.Е. Лукашевича уполномоченному по обеспечению города Киева, члену Государственной Думы А.И. Савенко: «Возможные меры по срочной доставке Киеву 160 вагонов топлива маршрутными поездами приняты. Сокращение доставки топлива вызваны совершенно исключительными причинами».

21 января. «Недостаток угля на дороге. Управляющий Московско-Киевско-Воронежской железной дорогой вчера сообщил начальнику Юго-Западных железных дорог о том, что вследствие полного истощения запасов угля им сделано распоряжение о задержании и выгрузке угля, следующего в адрес других железных дорог».

23 января. «Недостаток минерального топлива на Юго-Западных железных дорогах. В настоящее время железная дорога испытывают нужду в твердом минеральном топливе, причем запаса этого топлива не хватит даже на неделю. Поступление топлива настолько незначительно, что далеко не покрывает ежедневного его расхода. Надежд на лучшее поступление твердого минерального топлива нет, в силу чего управление дорог созвало в Петрограде особое совещание для выяснения вопроса о замене минерального топлива другими видами топлива».

По сложившейся в Киеве за годы войны традиции, на помощь городской управе пришел главный начальник Киевского военного округа генерал-лейтенант Ходорович. По той же традиции непопулярные, мягко говоря, меры были облечены в форму «обязательного постановления». На основании пунктов 1,2 и 3 статьи 19 «Правил о местностях, объявленных на военном положении» для города Киева и поселка Димеевка военные власти издали обязательное постановление, вступающее в действие с момента опубликования. Надо отметить, что несмотря на то, что Ходорович подписал документ 16 января, обнародован он был только спустя девять дней. Вероятно, его придерживали с надеждой на улучшение ситуации с поставками угля. Но чуда не произошло, и жители города на первой странице газеты «Киевлянин» от 25 января 1917 года смогли ознакомиться с постановлением, которое в наши дни назвали бы «графиком веерных отключений»:

 «I. Начиная со дня опубликования сего воспрещается пользоваться электрической энергией от Киевской центральной станции для приведения в движение моторов в период времени: с 17:00 до 20:30 до 31января, 17:30 до 20:30 до 15 февраля, с 18:00 до 20:30 до 31 марта».

II. Запрещение это распространяется безусловно на моторы, обследующие предприятия и цели:

  1. типографии и скоропечатни,
  2. табачные и гильзовые фабрики,
  3. колбасные,
  4. шлифовально-стекольные мастерские,
  5. медицинские и научные цели,
  6. кондитерские и шоколадные фабрики,
  7. химические заводы,
  8. вентиляторы всякого рода,
  9. домовые водокачки и насосы,
  10. фабрики красок,
  11. заводы минеральных вод,
  12. мыловаренные заводы.
  13. дрожжевые,
  14. цементно-кирпичные и кафельные заводы,
  15. макаронные фабрики,
  16. свечные заводы,
  17. ювелирные мастерские,
  18. молочные,
  19. прачечные,
  20. преобразователи (трансформаторы тока),
  21. вообще все учреждения, не работающие на оборону.

III. Все предприятия и учреждения, имеющие собственные источники двигательной силы должны в часу, указанные в параграфе §1 сего постановления, работать собственной установкой в такой мере, чтобы электромоторы, получающие энергию от электрической станции, снабжались ею только от собственной установки, или же были совсем выключены.

IV. Управление электрической станции в случае обнаружения в предприятиях и местах, перечисленных в §II сего, действия моторов в указанные в §1 часы и дни, предоставляется право прекратить снабжение электрической энергией этих электромоторов совершенно до 1 мая 1917 года.

V. Для моторных установок, работающих на государственную оборону, потребители могут пользоваться электрической энергией для моторов, согласно сообщенному им утвержденному расписанию, изложенному в приложении к настоящему пункту».

В приложении к этому параграфу содержался перечень киевских улиц, разбитый на три группы. Причем, разделение производилось не по границам существующих районов, а в алфавитном порядке. Группа «А» начиналась с Александровской площади и заканчивалась Кирилловской площадью, «Б» – с Константиновской по Осетинскую улицу. В группу «В» попали улицы с Павловской по Ярославскую, а также Железнодорожная колония, Батыева гора, территория Юго-Западных железных дорог и Борщаговская улица.  Запрет на «пользование электрической энергией для введение в действие лифтов и других моторов в группе «А» вводился с 16:00 до 17:30, в «Б» с 17:30 до 19:00, а для «В» с 19:00 до 20:30.

Отключение целых районов постановление не предусматривало, а полагалось, очевидно, на законопослушность потребителей. Для лиц, не оправдавших доверие, вводилась административная ответственность в виде штрафа до 3000 рублей или заключение в тюрьме или крепости на срок до трех месяцев.

И наконец: «Заведующий городской угольной операцией член управы С.И. Дубинский получил сообщение о том, что для нужд города Киева, в виду его критического положения, назначено четыре маршрутных поезда с углем, каждый в составе 40 вагонов. 120 вагонов с углем из числа маршрутных поездов назначено по первой очереди, а остальные 40 вагонов – вне всяких очередей. Прибытие в Киев первого маршрутного поезда ожидается на днях».

Да и пора бы – к концу января 1917 года в Киеве похолодало. Даже местные старожилы отмечали необычайно сильные морозы. Еще бы, многолетняя средняя температура воздуха за сутки по городу составляла −5,8°C. Согласно данным, опубликованным в бюллетене Киевской метеорологической обсерватории 24 января средняя температура за сутки составила −15,5°C. В течение этого дня столбик термометра не подымался выше −11,4°C, а ночью опускался до −19,1°C. Самая низкая температура за сутки на поверхности почвы достигала –24,5°C.

0

Выбор редакции

Comments