Вы здесь

Места

Как Киев продвигался садом наперед

Ботанический сад на нынешнем бульваре Тараса Шевченко является любимым местом прогулок многих поколений киевлян. В путеводителе 1890 года отмечается: «Густая, роскошная растительность сада, живописное местоположение, чистота и опрятность его – все это привлекает сюда многочисленные толпы гуляющих, в особенности учащейся молодежи. Излюбленным местом прогулок служит величественная аллея старых каштановых деревьев, прорезывающая сад почти во всю длину, а также дорожки и площадки поближе к университету» 

0

1718

«Ботанический сад закрывается в 9 часов вечера, о чем гуляющая публика извещается звонком», – предупреждает путеводитель.

Сад был основан при Киевском университете как учебное и научное учреждение. Датой основания принято считать 22 мая 1839 года – в этот день его первый директор, 30-летний профессор Эрнст-Рудольф Траутфеттер, начал посадку растений. Однако сто лет назад рассуждали иначе. «Сад был заложен в 1841 году», – сообщает путеводитель по Киеву 1911 года. И это не ошибка – тогда отсчитывали от даты, когда сад получил официальный статус.

Но, в любом случае, работы по созданию ботанического сада начались раньше обеих названных дат. Ведь местность позади университетского красного корпуса представляла собой глубокие овраги, поросшие кустарниками, – равнинные участки перемежались со склонами разной крутизны. Потребовалось немало времени и усилий, чтобы эту территорию выровнять, кое-где засыпать овраги, а кое-где, напротив, – создать искусственные насыпные горки.

Особенности рельефа

Место для сада определил Викентий Беретти, архитектор строившегося тогда Киевского Императорского университета св. Владимира. Однако составить детальный план будущего сада зодчий не успел – умер.

Закладкой сада занимались профессор Траутфеттер и садовник Гохгут. Казна выделила в их распоряжение внушительную сумму – 63 тыс. рублей. Профессор и садовник ориентировались не только на научные или учебные задачи, но также на эстетические и декоративные. Пейзажное планирование сада полностью подчинили особенностям рельефа.

В 1846 году по проекту архитектора Иозефа Лауфера началось сооружение оранжереи для тропических и субтропических растений, а также прилегающего к ней двухэтажного корпуса для размещения лабораторий, гербария, аудиторий и квартир сотрудников. Строительство длилось три года.

По проекту того же зодчего в ботаническом саду проложили аллеи и разбили террасы – они сохранились до наших дней.

Все в сад!

К 1850 году работы завершились. Траутфеттер занимался акклиматизацией и интродукцией растений, разводил виноград, персик и другие южные растения, ранее в Киеве не культивируемые.

Между прочим, ему удалось адаптировать к местным климатическим условиям 15 сортов винограда. Виноградную лозу ученый бесплатно раздавал всем желающим, так что она быстро распространилась по киевским и пригородным усадьбам – с тех пор в Киеве занимаются домашним виноделием.

К концу 1852 года в саду наличествовали 419 видов деревьев и кустов, представленных 26 416 экземплярами, 1725 видов оранжерейных растений и 2685 видов однолетних и многолетних трав. За 13 лет своего существования Ботанический сад по количеству представленных в нем растений и трав занял одно из первых мест в Российской империи.

Что касается неторопливых променадов достопочтенной публики, то существовали определенные условия. Сад открывали для прогулок только в теплое время года. Ректорат университета то вводил плату за вход, то отменял ее. Опосредованно применялся и face control. «Для осмотра сада, – гласят правила 1911 года, – необходимо брать у правителя канцелярии университета билеты».

Персик у каждой хаты

В другой «персиковый» сад – Акклиматизационный – посторонних не пускали. Основатель и первый его директор академик Николай Кащенко занимался адаптацией различных фруктовых деревьев (и не только) к местным климатическим условиям. Особое внимание уделял персику. «Мечтаю, – говорил ученый, – чтобы около каждой сельской хаты наряду с вишней и яблоней безбоязненно рос и персик».

Первоначально сад располагался на территории Политехнического института, где Кащенко был профессором кафедры зоологии. В 1913 году он получил у ректора Ивана Жукова небольшой участок «для домашнего сада». Чуть позже в его распоряжение передали институтский помологический сад, заброшенный десять лет назад.

Профессор находил в старых монастырских садах и прививал в своем «рассаднике» (так он поначалу называл Акклиматизационный сад) саженцы отдельных сортов яблонь, груш (скрещивал с айвой), абрикос, персиков. Экспериментировал также с овощами, техническими и декоративными растениями.

С началом войны прекратился ввоз лекарств из Германии – ректор КПИ попросил Кащенко «в военных целях» начать работу с лекарственными растениями. К 1916 году в Акклиматизационном саду насчитывалось уже около 150 видов лекарственных растений. В 1917-1918 годах профессор организовал специальные курсы по изучению лекарственных растений, делясь своими знаниями с киевлянами.

«Мы восстановили его…»

Советская власть решительно взялась за пролетаризацию КПИ. В 1921 году местком потребовал от только что назначенного ректора Ивана Кухаренко уволить профессоров, которых не поддерживает партия большевиков. Среди них оказался и Николай Кащенко – тогда уже академик.

«Мне 66 лет, и у меня большая семья, – пишет он в заявлении на имя ректора. – Увольнение с должности политехнического института […] повлечет за собой не только утрату возможности работать, но и голодную смерть». Тем не менее «непролетарского профессора» уволили, даже не дав ему времени перенести лучшие образцы растений из Акклиматизационного сада в другое место. Сад вырубили.

В 1922 году пожилой академик заложил новый Акклиматизационный сад в частном порядке: у него на нынешней улице Мельникова был собственный дом с участком площадью 0,5 га. Ученому помогал лишь прежний сотрудник Семен Лубкин со своими сыновьями-подростками.

И еще помогла Академия наук – взяла новый сад под свою эгиду. Благодаря ходатайствам академии земельный участок постепенно увеличился до 12 га, на которых разместились около 500 видов и форм разных растений.

В 1925 году Кащенко пишет: «Мы победили обстрелы, победили голод, победили даже уничтожение нашего первого сада в 1921 году. С невероятным напряжением, да еще и без средств, мы восстановили его на новом месте едва ли не в прежнем виде».

Именно в этот период Акклиматизационный сад достиг своего расцвета.

«Этот год, – радостно отмечает академик в 1932-м, – был торжественным для Акклиматизационного сада. Кусты, обильно покрытые красно-розовыми и розовыми плодами персиков, представляли собой прекрасную картину, совершенно новую для Киева».

Благодаря его исследованиям граница выращивания персика переместилась севернее прежней на 500 км. Особое значение имели изыскания ученого в области селекции плодовых культур – в частности, выведение морозостойких сортов абрикоса.

Вместо деревьев – партийцы

В середине 1970-х, через четыре десятилетия после смерти Николая Кащенко (умер в 1935-м), советская власть вторично решила добить его дело – на территории Акклиматизационного сада наметили возвести корпуса Высшей партийной школы при ЦК КПУ с учебными аудиториями, столовой, спорткомплексом, 14-этажным общежитием и прочим. Академии наук «предложили» в сжатые сроки «освободить территорию».

Наиболее ценные растения успели перенести в Центральный республиканский ботанический сад АН УССР на Печерске. Но старые мемориальные деревья, посаженные самим основателем Акклиматизационного сада, погибли – их уничтожили строители. Тогда же стерли с лица земли и дом, в котором жил академик, хотя еще в 1969 году было принято решение о создании там музея ученого. На фасаде дома имелась мемориальная доска…

Ныне в помещении бывшей кузницы партноменклатуры разместились Институт международных отношений и Институт журналистики. На обширной территории этого комплекса еще можно найти старый платан и несколько грецких орехов – чудом уцелевшие следы когда-то славного Акклиматизационного сада Академии наук, созданного Николаем Кащенко.

0

Выбор редакции

Comments