Вы здесь

100 лет назад

Как Киев пытался вывести из строя российскую армию

16 апреля 1917 года состоялось объединенное заседание исполнительного комитета совета объединенных общественных организаций города Киева, совета рабочих депутатов, комитета депутатов войск Киевского гарнизона, совета коалиционного киевского студенчества. Обычно на собраниях такой формы представительства обсуждались наиболее сложные и серьезные вопросы текущего революционного момента

0

466

Так было и на этот раз. В повестке дня значился один пункт – формирование 1-го украинского полка имени Богдана Хмельницкого.

На совещание были приглашены начальник Киевского военного округа генерал-лейтенант Н. А. Ходорович, начальник штаба генерал Бредов, а также представители совета товарищества «Украинский военный клуб имени гетмана Павла Полуботка». Поводом для расширенного заседания стало заявление, поддержанное тремя тысячами солдат–украинцев, которые собрались на киевском этапном пункте с требованием «сформировать из них украинский полк и под украинским знаменем послать на фронт».

Надо отметить, что этому «стихийному выступлению солдатских масс» предшествовала долгая и напряженная работа «самостийного крыла» украинского движения, выступающего не только за отделение Украины, но и за немедленное создание национальной регулярной армии.

Первые шаги военного строительства

6 марта 1917 года поручик Николай Михновский созывает первое подготовительное вече Киевского гарнизона. 9 марта состоялось первое совещание украинских солдат и офицеров гарнизона, провозгласившее себя Учредительным военным советом. 11 марта в Киеве проводится войсковое вече, на которое собирается более тысячи солдат и офицеров. Среди прочих резолюций было принято решение о создании Украинского добровольческого полка.

16 марта Михновский с единомышленниками основывает товарищество «Украинский военный клуб имени гетмана Павла Полуботка», главной задачей которого является украинизация действующих частей российской армии и создание новых подразделений на национальной основе.  Один из членов клуба, полковник М. Глинский, предпринимает попытку пойти официальным путем – он подготавливает и подает в штаб Киевского военного округа проект об организации украинского полка «всех родов войск с общей численностью в 5600 штыков». Получив отказ, в товариществе принимают другое решение – создать украинский полк самостоятельно и тем самым поставить военные и гражданские власти перед свершившимся фактом.

И вот 1-й украинский имени Богдана Хмельницкого полк самостоятельно сформировался. Для решения его дальнейшей судьбы собралась вся киевская политическая элита. Причем принятое решение по большому счету должно было послужить прецедентом для последующей украинизации войсковых частей. Необходимо было учитывать, что треть численного состава Российской армии находилась на территории Украины, а в личном составе Юго-Западного фронта из 2 млн 315 тыс. солдат и офицеров около 1,2 млн были украинцами. В случае успеха украинизации воинских частей Украинская центральная рада могла обзавестись миллионной армией.

И снова: быть или не быть

Дебаты по созданию украинского полка затянулись на два дня. Первое заседание, состоявшееся под председательством поручика А. Н. Лепарского, началось с доклада члена комитета военных депутатов Рябцова. Он указал, что «собравшиеся в Киеве солдаты–украинцы утверждают, что у них много единомышленников в разных городах и на фронтах, которые только и ждут призыва к образованию украинских частей. Положение сделалось настолько серьезным, что создалась угроза всему фронту, так как все военные части, где находятся украинцы, могут заколебаться».  По мнению комитета военных депутатов, «на данный момент сформирование 3000 украинцев в особый полк может дезорганизовать и уничтожить боеспособность армии перед грядущими боями».

Подобного мнения придерживались и ораторы, выступающие от имени советов рабочих депутатов и студенчества. Признавая право украинцев на самоопределение, большинство из тех, кто взял слово, призывали «солдат-украинцев отказаться от своего требования, так как оно не только неосуществимо технически, но и опасно для фронта».

Генерал Ходорович также выступил против создания национального украинского полка, ссылаясь «на невозможность с технической стороны создания особых войсковых частей».

Представители Украинского военного клуба имени гетмана Павла Полуботка продолжали настаивать на поддержке «народного почина» и обратились к собранию с заявлением, в котором предлагалось: «образовать их этих 3000 человек полк; назначить специальную украинскую дивизию, куда послать упомянутый полк; образовать для пополнения дивизии запасную часть; обратиться к высшему командованию в целях безболезненного, планомерного и постепенного проведения одноплеменности боевых единиц».

Идея «одноплеменности» вызвала среди присутствующих, особенно представляющих общественные организации национального толка, определенный интерес, но на ход рассмотрения дела по украинскому полку повлиять не смогла.

На исходе второго дня дебатов выяснилось, что сторонники формирования первого украинского полка оказались в меньшинстве. В результате голосования большинством голосов собрание приняло следующую резолюцию:

  • «Признать, что ввиду надвигающихся в ближайшие дни решительных боев, от которых зависит свобода всей России, всякие переформирования частей войск не могут не отразиться на мощи всей армии.
  • Признать, что формирование отдельного украинского полка потребует по техническим условиям значительного промежутка времени, тогда как в настоящее время предстоит немедленное пополнение убыли в полках.
  • Признать, что формирование украинских частей может дать толчок для выделения всех украинских элементов из общей русской армии, что может дезорганизовать и уничтожить боевую сплоченность армии перед решительными боями.
  • Признать, что вопрос о формировании украинских частей, требующий решения сложных технических вопросов, должен быть поставлен во всей широте на обсуждение фронтового съезда.
  • Ввиду того, что пополнение армии не может терпеть ни малейшей задержки, признать, что собравшиеся в Киеве солдаты-украинцы, около 3000 человек, как и все могущие в дальнейшем образоваться группы солдат-украинцев, должны быть отправлены в общем порядке комплектования воинских частей.
  • Обратиться к Киевской войсковой украинской раде с просьбой приложить все усилия к склонению 3000 украинцев немедленно отправиться в армию в общем порядке».

Казалось бы, судьба украинского полка была окончательно решена и задумка «полуботковцев» с треском провалилась, но уже на следующий день в исполнительный комитет пришла телеграмма от К. М. Оберучева – военного комиссара киевского исполкома, который находился в ставке генерала  Брусилова: «Главнокомандующим армиями Юго-Западного фронта дано разрешение главному начальнику Киевского военного округа генералу Н. А. Ходоровичу на сформирование трехбатальонного украинского полка. Кадры для этого полка разрешено составить из числа имеющихся в распределительном пункте солдат и офицеров. Для формирования кадров разрешено оставить до 500 солдат, а остальные должны быть немедленно отправлены на фронт».

Впрочем, и такое решение «полуботковцев» не удовлетворило. Первый всеукраинский военный съезд, состоявшийся в Киеве с 18 по 21 мая 1917 года и собравший около тысячи делегатов из воинских частей и подразделений всех фронтов, Балтийского и Черноморского флота, поддержал создание полка имени Богдана Хмельницкого и потребовал зачислить в его состав всех 3200 солдат, записавшихся в полк при его формировании.

Справедливости ради следует отметить, что и противники украинского полка в чем-то были правы – на фронт воинское подразделение отправилось только в августе 1917 года, все лето «обороняя Украину на киевских площадях и улицах», как язвительно писала по этому поводу газета «Киевлянин».

0

Выбор редакции

Comments