Вы здесь

События

Как Киев сдавал на права

Можно сказать, что история киевского городского самоуправления теряется во тьме веков. Хотя достоверно известно, что Киев получил Магдебургское право в 1494 году из рук великого князя литовского Александра Ягеллончика, передавшего власть лицам городского магистрата. Сам магистрат представлял собой коллегиальный выборный орган, возглавляемый избираемым пожизненно председателем – войтом. Состоял он из двух коллегий – «рады» и «лавы» 

0

153

Выборы «радников и «лавников» проводились на основании прямого всеобщего голосования всех членов городской общины. Здесь необходимо отметить, что к этой категории относились далеко не все проживающие в Киеве обыватели. Не имели права голоса подростки, женщины, иноверцы, преступники, пьяницы, психически нездоровые люди и нищие. Правильной верой считалось христианство. Так, после 1514 года в выборах имели право принимать участие только православные, католики и армяне, относящиеся к пастве Армянской апостольской церкви.

Войта выбирали из членов магистрата. В его выборах также участвовали все члены городской общины. Победитель проходил обряд инаугурации, давая присягу «перед богом и людьми» в Успенской церкви, после чего приступал к исполнению своих обязанностей. Такой порядок избрания главы городского самоуправления продержался более 200 лет и только в 1721 году поменялся на «сословный», когда право голоса начало определяться имущественным цензом или наличием дворянского достоинства.

Организована работа магистрата была следующим образом. Одна коллегия из пяти или шести членов магистрата «лавников» занималась судопроизводством. Вторая, также в количестве пяти-шести «радников», решала вопросы по торговле, ремеслам, городскому бюджету, сбору и распределению налогов, управлению городской собственностью, функционированию городской инфраструктуры. Общее руководство и право решающего голоса возлагалось на руководителя магистрата – войта, который олицетворял все три ветви власти: законодательную, исполнительную и судебную.

Магдебургское право действовало в Киеве 340 лет, пережив литовское и польское владычество и период борьбы за независимость во главе с Богданом Хмельницким. Оказавшись под властью Москвы, киевские войты периодически обращались к российским самодержцам за подтверждением статуса, прав и свобод Киева. Началом конца киевской магистратуры стал указ Сената Российской империи «О сохранении киевским мещанам их прежних прав и вольностей и о бытии под ведением гетмана и киевских губернаторов», изданный в 1733 году. Формально магистрат продолжал действовать, но «начальство», ранее бывшее где-то далеко в Вильно, Кракове, Москве, а затем и в Санкт-Петербурге, вдруг оказалось совсем близко, практически на «соседней улице». Началась долгая и бесперспективная борьба магистрата с гетманом и генерал-губернатором за контроль над городским бюджетом и права на подтверждение мещанам жалованных грамот.

Окончательный крест на киевском магистрате поставил крупный коррупционный скандал, разразившийся в Киеве в 1824 году. Войт и члены магистрата были уличены следственной комиссией в растрате общественных денег на фантастическую по тем временам сумму в полтора миллиона рублей. Длительное судебное разбирательство и вскрывшаяся несостоятельность существующей формы городского самоуправления в виде магистрата на базе Магдебургского права привели к его отмене в 1834 году.

На смену магистрату пришла Киевская городская дума. Заботиться о нуждах киевлян и решать проблемы Киева с 1835 года стал киевский городской голова. В выборах первого состава думы имели право голосовать все подданные Российской империи, имеющие в Киеве недвижимость. Городская дума являлась выборным распорядительным органом городского самоуправления. Из числа его гласных на заседании думы был избран киевский городской голова и сформирован исполнительный орган – городская управа.

Первые выборы городского головы состоялись 19 марта 1835 года. Большинством голосов был выбран Иван Иванович Ходунов, купец третьей гильдии и владелец заводов по производству свечей и мыла, имеющий доходные дома и магазины в центре Киева: на Крещатике, Печерске, Липках и Подоле. Однако этот выбор не одобрил Василий Васильевич Левашов – киевский генерал-губернатор и одно из наиболее доверенных лиц императора Николая I. Городской думе пришлось проводить повторные выборы, в ходе которых победил «имеющий дело» в Киеве и Калуге купец Парфентий Михайлович Дегтерев.

1 января 1838 года указом императора Василий Левашов был назначен членом Государственного совета. Сложив с себя обязанности киевского генерал-губернатора, он отбыл в столицу. Пользуясь случаем, городская дума вновь избрала на должность городского головы Ходунова. Справедливости ради следует отметить, что он пользовался в Киеве таким авторитетом, что избирался в руководители органа киевского самоуправления пять раз (в двух случаях заявил самоотвод), и проработал на этом поприще более 10 лет.

В 1870 году императором Александром II была проведена реформа городского самоуправления. Согласно с новым «Городским положением», был, в частности, изменен порядок выборов городского головы и гласных в городскую думу. Для участия в выборах предписывалось быть старше 25 лет, являться подданным Российской империи, владеть имуществом и исправно платить налоги. Не допускались к выборам осужденные и находящиеся под следствием лица. Все киевское население было поделено на три отдельных избирательных собрания. Критериями для определения киевлянина в ту или иную группу являлся имущественный ценз, определяемый по размеру уплачиваемого горожанином налога. Использование такого принципа привело к тому, что подавляющее количество депутатов избиралось наиболее крупными налогоплательщиками, то есть промышленниками, банкирами, купцами и землевладельцами. Отсюда вытекала и специфика деятельности вновь избранных гласных, которые лоббировали интересы капиталистов, приведших их к власти.

Проведенная в 1892 году контрреформа городского самоуправления усугубила положение. Киевское городское самоуправление оказалось полностью зависимым от представителей дворянства и крупной буржуазии.

Избирательные технологии, отработанные имперскими бюрократами, были широко использованы при создании Положения о выборах в Государственную думу 1907 года. Обеспечить необходимое количество благонадежных и лояльных к правительству депутатов думы должны были сложная, многоступенчатая куриальная система выборов, не предусматривающая равного представительства, имущественные цензы и традиционный для российской политики «административный ресурс».

Правда, не всегда избирательная кампания проходила гладко. Государственная дума IV cозыва резко обозначила «узкие места» в пропагандистской и воспитательной работе. На четвертой сессии думы, начавшей работу 22 февраля 1916 года, среди депутатов были представлены практически все партии и политические силы Российской империи. Смогли прорваться и получить мандаты депутатов большевики в Харьковской, Санкт-Петербургской, Московской, Костромской и Екатеринославской губерниях. Меньшевики прорвались только в Таврической губернии, получив один мандат. Довольно равномерно по губерниям были представлены кадеты, прогрессисты, правые, октябристы, трудовики и беспартийные. На этом фоне смогла изрядно удивить Киевская губерния, отправившая в столицу пять депутатов, в том числе Ф. Н. Безака, С. М. Богданова, К. Е. Сувчинского, А. Л. Трегубова, А. И. Савенко, представляющих одну политическую силу.

Невероятно, но факт: от всех сословий, квот и курий в депутаты Государственной думы Российской империи IV созыва от Киевской губернии попали исключительно националисты. Во избежание путаницы и недопонимания правильнее будет расшифровать значение понятия «националисты» применительно к 1916 году. Так в российском политическом сообществе было принято называть членов Всероссийского национального союза. Это общественно-политическое движение сформировалось в 1908–1910 годах, объединив сходные по целям партии, организации и фракции Государственной думы, включая Киевский клуб русских националистов.

Известно, что националистов, как и всех истинно русских людей, в первую очередь заботила духовность.  «Самодержавие. Православие. Единодержавие» – так звучал лозунг Всероссийского национального союза (ВНС). Программа-максимум ВНС обещала «обеспечение единства и нераздельности Российской империи, ограждение во всех ее частях господства русской народности, укрепление сознания русского народного единства и упрочение русской государственности на началах самодержавной власти Царя в единении с законодательным народным представительством». Программа-минимум по отношению титульной нации к национальным меньшинствам, именуемым по тогдашнему обыкновению «инородцами», включала введение постоянно действующих ограничений:

- на политические (избирательные) права инородцев во всероссийском масштабе;
- на права инородцев на участие в местной жизни;
- на некоторые гражданские права инородцев (в части устройства на государственную службу, предпринимательской деятельности и возможности заниматься «свободной профессией);
- на приток инородцев из-за границы.

Как видим, «миграционная» программа националистов начала прошлого века необычайно актуальна и сейчас, сто лет спустя, особенно во Франции и Германии, которые чуть ли не каждые день подвергаются террористическим атакам.

0

Выбор редакции

Comments