Вы здесь

100 лет назад

Как киевские школы становились украинскими

Едва ли не каждое новое правительство в наших широтах считает своим долгом начать деятельность с проведения реформы системы образования. Не стала исключением из этого правила и Россия, ставшая в феврале 1917 года на путь создания демократического государства

0

631

Едва завершив формирование, Временное правительство принялось перестраивать народное просвещение, взяв за основу программу конституционных демократов – партии народной свободы. Это и не удивительно, так как в первом составе правительства из одиннадцати министерских кресел шесть заняли кадеты, в том числе профессор А.А. Мануйлов, ставший министром народного просвещения. Первыми шагами, предпринятыми Александром Аполлоновичем при поддержке всего кабинета, стала отмена архаичных порядков и дискриминационных ограничений по сословным, национальным и религиозным признакам. В планах правительства было введение всеобщего и бесплатного среднего образования, предоставление высшим учебным заведениям широкой автономии.

Волна украинизации

К автономии народного образования стремилась и Центральная украинская рада, которая видела ее несколько иначе. В середине августа 1917 года в Киеве прошел второй всеукраинский педагогический съезд, который сформировал в своих постановлениях украинскую программу реформы образования. В своих устремлениях украинские педагоги пошли дальше петроградских коллег, взяв курс на «бесплатную национальную низшую среднюю и высшую школу, с обеспечением учеников учебниками, одеждой, продовольствием». Обучение должно было стать обязательным и светским, а религиозное образование могло проводиться только по желанию родителей.

Украинский язык обучения, по мнению съезда, необходимо вводить в начальных классах уже с нового учебного года. В каждом уезде предполагалось назначить комиссара по делам просвещения. Кандидатуры на замещение этих должностей, как минимум, должны быть согласованы с генеральным секретариатом Центральной украинской рады. Острую нехватку преподавателей, готовых преподавать на украинском языке, планировалось возместить, основав в Киеве научно-педагогическую академию «для подготовления учителей средних школ и инструкторов и лекторов по школьным делам». Кроме того, в каждом уездном центре Украины планировалось устроить полуторамесячные просветительные украинские курсы.

Учительский съезд поручил Центральной раде «назначить потребные средства для подготовления научных сил для украинских предметов и введения параллельных кафедр украинских предметов в высших учебных заведениях Украины». Кроме того, делегаты предложили генеральному секретариату Центральной рады «обратить серьезное внимание на русификаторскую работу некоторых земств и правительственных учреждений на Украине, чтобы ее парализовать». А для того, чтобы «охранить детей от разрушительного влияния обрусевших больших городов», съезд предложил изолировать школьников «путем создания интернатов для детей» и отвлечь с помощью «организации из учеников средней школы кружков самообразования» и тому подобного.

Скоро в школу

В то время, пока в тиши министерских кабинетов и многоголосом шуме учительских собраний рождались стратегические планы развития, проекты и прожекты переустройства на «ниве народного просвещения», с каждым днем все ближе приближался новый учебный год. О его близости предупреждали и рекламные колонки киевских газет. Объявлениям адвокатских контор, театров и синематографов пришлось изрядно потесниться, уступая место частным начальным, средним и даже высшим учебным заведениям:

«Николо-Слободское среднее учебное заведение для обоего пола по программе гимназий. Вступительные экзамены с 23 августа, начало занятий назначило 1 сентября».

«Полноправное реальное училище Н.П. Фивейского. Экзамены 26 августа, занятия 1 сентября».

«Киевская женская гимназия М.И Левандовской (Владимирская,81) – с VIII общеобразовательным классом – приемные и проверочные испытания 21,22 и 23 августа. Занятия начинаются 1-го сентября».

«Усилиями общества в дачном поселке «Ворзель» открывается с 1 сентября сего года гимназия для совместного обучения мальчиков и девочек. Здоровая местность, расположенная в сосновом лесу, наличие зимних квартир. Хорошая постановка продовольственного вопроса, соответствующий выбор преподавателей и проверенный обществом интерес – дают основания надеяться, что гимназия будет поставлена образцово».

«С разрешения господина попечителя К.У.О. 1-го сентября открывается среднее учебное заведение Элеоноры Константиновны Доманской. Программа мужских гимназий. Английский язык».

Демократизация, коснувшаяся в том числе лицензирования учебных заведений, вызвала настоящий бум. В Киеве, да и по всей стране стали открываться новые частные училища, гимназии, институты. Только на Украине в 1917 году было открыто 57 новых учебных заведений.

Тем не менее, несмотря на обилие альтернативных предложений, главная нагрузка ложилась на государственные гимназии и городские начальные училища, финансируемые за счет государственного и муниципального бюджета.

Русские не сдаются

19 августа в здании Киевской городской управы состоялось общее совещание «учащих (так тогда было принято называть преподавателей – «Большой Киев») в городских начальных училищах по вопросу о начале учебных занятий с нового учебного года и об украинизации школы». В совещании приняли участие новый городской голова Евгений Петрович Рябцев и его предшественник – Федор Степанович Бурчак, сохранивший за собой пост председателя училищной комиссии.

По предложению Бурчака первым рассматривался вопрос об украинизации киевских школ. Представитель украинских учителей Романюк довел до сведения собравшихся содержание решений, принятых всеукраинским педагогическим съездом, при этом отмечая, что «педагогический такт и педагогическая совесть диктуют необходимость вынести постановление о том, что принимая во внимание, что в городе Киеве, как выяснилось из результатов выборов в городскую думу, количество украинского населения составляет 35 процентов по отношению к общему количеству населения, должны быть открыты украинские школы в соответствующем количестве». При этом он указал, что, по мнению собрания украинских учителей, решение о том, на каком языке будут обучаться их дети, «всецело предоставлено воле родителей».

Такую постановку вопроса поддержали Бурчак и большинство участников совещания. Решено было создать специальные приемные комиссии для принятия прошений о зачислении в начальные классы. В состав этих комиссий допустили сторонников украинизации школы, при условии, что «национальная школа должна быть построена на основе свободы, и определение детей в украинские школы должно быть предоставлено желанию родителей без каких-либо попыток к насилию в этом отношении».

Решение совещания было закреплено специальным постановлением городской управы. Весь город по территориальности разделили на восемь условных районов, в каждом из которых была создана отдельная приемная комиссия. Задача для городских властей, проведших в течение года две переписи населения, введение карточной системы на ряд продуктов и других дефицитных товаров, и, совсем выборы в городскую думу, была несложной. Тем не менее, подготовительная работа заняла почти неделю. Прием прошений о зачислении в начальные классы киевских городских училищ был начат 25 августа и продолжался по 3 сентября включительно.

В том, что мероприятие «перескочило» привычную для нас дату начала учебного года – 1 сентября, ничего критичного не было. Единой она стала много позже – только в 1935 году, а до этого в царской России, и сменивших ее череде республик, держав и директорий «день знаний» для учебных заведений смело можно было называть «месячником знаний». Так, судя по тем же газетным объявлениям, в 1917 году большинство киевских школьников пошли в школу 1 сентября, но некоторые училища и гимназии продлили для своих учащихся каникулы на срок от нескольких дней до нескольких недель – вплоть до 22 сентября.

11 сентября 1917 года на пленарном заседании Киевской городской управы были подведены итоги кампании. Всего за восемь дней было подано прошений на зачисление в городские начальные училища 4971 ребенка. При этом, пожелали направить на обучение в школу с русским языком обучения родители 4539 детей, в украинскую школу – 406, а в польскую – всего 26.

Исходя из полученных данных, городская училищная комиссия «признала необходимым украинизировать 14 городских училищ», расположенных в различных районах города, сообразно количеству учеников, выбравших украинский язык обучения. В тоже время из 4539 прошений, поданных на обучение в русской школе, было удовлетворено всего 3682. Мест в русскоязычных школах, оставшихся после перехода части их них на украинский язык обучения, просто не хватило. Присутствие городской управы постановило утвердить отчет, причем для 635 кандидатов на учебу, «оставшихся за бортом», училищный комитет предложил создать «12 новых школьных комплектов на 600 детей».

О том, куда пошли учиться 35 потенциальных первоклассников, «не охваченных» заботой училищной комиссии и городской управы, история и киевские газеты умалчивают. В тоже время № 133 киевской газеты «Новая рада» сообщает, что в Киеве украинизировано 14 школ, а именно №№ 1, 30,31,11, 52, 23, 49, 13, 50, 22, 4, 65, 5, 54. Некоторые школы насчитывают малое количество учащихся, например, в № 65 имеется всего 11.

Профессор Николай Прокофьевич Василенко в связи с назначением на должность четвертого товарища министра народного просвещения Временного правительства в своей прощальной речи не смог не коснуться вопроса украинизации школы. Будучи сторонником эволюционного пути формирования украинской системы образования он заявил, что украинская школа должна строиться заново, с нуля, а ни в коем случае не на обломках разваленной школы русской. 

0

Выбор редакции

Comments