Вы здесь

100 лет назад

Как можно было на это смотреть

100 лет назад киевским обывателям, желающим отдохнуть и развлечься, приходилось покидать свои натопленные квартиры и особняки и по заснеженным городским улицам пробираться в «храмы искусства», выбранные в соответствии с личными предпочтениями и финансовыми возможностями. Благо мест, где можно было потратить свои время и деньги, в Киеве было немало. Достаточно привести все варианты культурного досуга, которые предлагает газета «Киевлянин» в одном из декабрьских номеров за 1916 год

0

2296

Городской театр под дирекцией М.Ф. Топор-Багрова, исполняя функции театра оперы и балета, приглашал на балет «Конек Горбунок». Это представление давалось в утреннее время, по «уменьшенным ценам», очевидно, в расчете на самую юную публику. На вечерние спектакли, начинающиеся в половину восьмого пополудни, скидок не предлагалось. В репертуаре были произведения известные и пользующиеся популярностью и в наши дни. Так, 12 декабря в театре шла опера Петра Чайковского «Евгений Онегин», 14-го – опера Бородина «Князь Игорь», 15-го – опера «Сказки Гофмана» французского композитора Жака Оффенбаха, а 17-го –«Травиата» Джузеппе Верди.

На афише драматического театра «Соловцов» присутствовали как признанная классика – «Гроза» Островского, «Дворянское гнездо» Тургенева, «Укрощение строптивой» Шекспира, так и забытые ныне «Мечта любви», «Черная пантера», «Женитьба Белугина» и «Когда рыцари были храбры».

Для любителей «легкого жанра» поднимала занавес оперетта «Зон», обещая «три акта беспрерывного смеха» на представлении «Добродетельной грешницы» 11 декабря. На следующий день в театре давали «Ярмарку невест», а третьего дня – «Вице-адмирала».

В Художественном театре Кручинина для воскресного вечера предлагалась целая программа, содержащая две комедии, исполнение цыганских романсов Е.В. Воронцовым и выступление «известного артиста А.Л. Брайнина».

«Интимный театр» 11 декабря оставил своих зрителей без большого спектакля, заменив его выступлениями артистов разговорного жанра, исполнителей романсов, испанских и латиноамериканских танцев.

В зале купеческого собрания 11 декабря Императорское музыкальное общество проводило очередное (шестое) утро камерной музыки. В исполнении фортепиано, кларнета, валторны и струнного квартета исполнялись музыкальные произведения Людвига ван Бетховена, Эдварда Грига и Зденека Фибиха. В том же зале 15 декабря артисты Императорского Петроградского балета Л.Н. Егорова, Е.В. Лопухова, А.Н. Обухов и Ф.В. Лопухов давали «только один художественный Балетный вечер».

Важнейшее из искусств

Что касается важнейшего из всех искусств, российское правительство отлично знало его коммерческий потенциал. По самым скромным подсчетам, только за 1916 год кинотеатры по всей империи продали не менее 150 млн билетов. Перепись населения, проведенная в 1914 году, показала немногим более 168,5 млн подданных Николая II. То есть на каждого жителя империи приходилось посещение одного киносеанса в год.

Если отсеять жителей сельской местности (85% населения), маленьких детей и стариков, то на каждого горожанина и приезжающего в город крестьянина приходится 25-30 походов в кино в течение года. Интересная картина вырисовывается и при сравнении популярности кинотеатров с традиционными театрами. На каждое посещение театра приходится полтора десятка походов в кино. Советский исследователь С. Гинзбург приводит для сравнения и другие цифры – на каждую прочитанную книгу в 1916 году приходилось пять-шесть проданных билетов в синематограф.

Министерство финансов и департамент полиции МВД, увидев в кинематографе надежный инструмент пропаганды, заказали товариществу «Русская лента Б.С. Глаголин и Компания» сразу несколько агитационных фильмов. Выпущенные в прокат в марте 1916 года кинокартины «На что государству нужны деньги», «Все для войны», «Заветная кубышка» пропагандировали военный заем 1916 года и передавались кинотеатрам бесплатно. Кроме того, директор полицейского департамента Е.К. Климович требовал в директиве, направленной губернаторам и градоначальникам, оказывать личное содействие их «повсеместному демонстрированию».

Блеск и нищета кинозалов

В начале века по всему Киеву открывались десятки «иллюзионов». Если для создания театра необходимо было арендовать помещение, нанять труппу, режиссера, оркестр, построить декорации и пошить костюмы, то для открытия «синематографа» достаточно было купленного или взятого в аренду кинопроектора, взять в прокат несколько кинолент и повесить на стену кусок белой ткани. Всего персонала три человека: киномеханик, тапер да билетер у входа. Наиболее «экономные» предприниматели умудрялись выполнять все функции самостоятельно.

Стихийный кинобум начала столетия быстро загнали в жесткие рамки административными мерами. Материалом для кинопленок того периода служил целлулоид, чрезвычайно горючий и взрывоопасный. Воспламениться он мог не только от случайного попадания искры или другого огня, но даже в результате слишком быстрой перемотки. Несчастные случаи, в том числе повлекшие человеческие жертвы, заставили Министерство внутренних дел Российской империи ввести в 1911 году чрезвычайные меры противопожарной безопасности и особые требования к обустройству и оборудованию залов для просмотра кинофильмов.

Синематографы, размещенные в неприспособленных помещениях, были закрыты. Среди оставшихся на рынке игроков развернулась нешуточная борьба. Тем не менее, к концу 1915 года только на Крещатике работало 12 кинотеатров, а всего по городу их насчитывалось 34.

В киевской периодике той поры можно найти отзывы о комфорте и уровне облуживания в двух заведениях. Зрители, посетившие открытый в 1911 году театр миниатюр с синематографом, в один голос жаловались на плохую вентиляцию, духоту, узкие извилистые коридоры, неудобные выходы и сквозняки в коридоре.

Совсем другое впечатление получали горожане, посетившие открытый в 1912 году «кино–театр» Антона Шанцера. Его постройка обошлась владельцу в 200 тыс. рублей. Согласно договору, заключенному с Киевской городской управой, предприниматель получал право пользоваться построенным им сооружением в течение 12 лет, отдавая городу арендную плату в размере 22 тыс. рублей в год. По истечении срока аренды все права собственности на «кино-театр» переходили городской общине безвозмездно.

Киевляне, впервые попавшие в новый кинотеатр, с восторгом рассказывали о роскошном фойе, украшенном колоннадой и портьерами из бархата, зале с ложами и балконами на 1000 мест, откидных сиденьях, покатом полу, современной вентиляционной системе и симфоническом оркестре из 60 музыкантов.

11 декабря 1916 года зрители могли посмотреть в этом «дворце киноискусства» экранизацию-драму в шести частях «Что наша жизнь? Игра…». Для младшего поколения зрителей на полуденном сеансе демонстрировалась программа «Детское утро», включающая «комические, видовые, спортивные феерии и сказки».

Репертуар

На афишах киевских кинотеатров можно было увидеть названия как отечественных, так и зарубежных фильмов, но с каждым годом доля импорта уменьшалась, а количество российских картин неуклонно увеличивалось. В 1908 году кинематографисты России выпустили 8 фильмов, в 1910 – уже 30, а в 1912 году их число перевалило за сотню. Годом спустя, восемнадцатью российскими компаниями было выпущено 129 фильмов, а итогом 1916 года стало 499 художественных кинолент от 52 кинокомпаний.

Одним из самых кассовых фильмов этого года стал четырехсерийный художественный фильм «Сашка-семинарист», известный как «Русский Рокамболь». «Эпизоды воровской жизни, бандитизма, убийств, нападений» вызывали самый живой интерес обывателей. Кто мог подумать, что спустя всего лишь полгода, для того, чтобы увидеть все эти «прелести» воочию, не понадобится идти в кинотеатр, а достаточно будет всего лишь выйти из дома на киевские улицы.

0

Выбор редакции

Comments