Вы здесь

Сервис

Как не попасть пальцем в небо

«У нас все просто. Кто приходит, тот остается навсегда или очень скоро уходит. Это романтичная работа, мы мечтатели, больше всех встречаем рассветы и проводим закаты, постоянно общаемся с природой», – рассказывает начальник объединенной гидрометеорологической станции «Киев» Надежда Гапиченко. Метеостанция – своего рода начальное звено единой системы по сбору информации для синоптиков, которые в свою очередь делают прогноз погоды. Всего в Украине 187 метеостанций

0

347

«Нашей станции 165 лет, раньше она была при университете Святого Владимира, а в 1981 году, со строительством метро, ее перенесли сюда», – вспоминает Гапиченко. Она работает на этом месте уже 39 лет, до этого наблюдала за погодой в Таджикистане.  

Погода женского рода

Персонал киевской метеостанции состоит в основном из женщин пенсионного и предпенсионного возраста. Компанию им разбавляют 23-летняя аэролог, специалист по верхним слоям атмосферы и инженер, единственный мужчина. Если раньше рабочие смены длились по 12 часов, то недавно из-за того, что все сотрудники живут вне Киева, руководство пошло им навстречу и теперь работа идет по графику «сутки-трое».

«Хочу сказать, что дисциплина у нас, как в армии: сбор и передача данных точно по времени, не бывает такого, что не успели и не сделали. Более того, если сменщика еще нет, я остаюсь на дежурстве до полного выяснения обстоятельств. Мы не можем не дать данные, ведь наша информация вносится в европейскую и мировую карту наблюдений погоды, по которым синоптики прогнозируют будущий день», – рассказывает «Большому Киеву» метеоролог Надежда Сухорукова.   

Из чего это делается

Каждые три часа метеорологи собирают данные из приборов, которые находятся на площадке станции. Затем информация вносится в карту приземных наблюдений. Обновление данных происходит на всех мировых станциях в одно время, его отсчет ведется по Гринвичу.  

«Мы даем фактическую погоду. Каждые три часа идем на площадку, в любую погоду и время суток. Там сейчас хоть автоматы и снимают данные, но их нужно проконтролировать. Из полученных вводных синоптики высчитывают по специальным формулам и графикам, что будет дальше. Это очень сложная работа», – объясняет Сухорукова. 

Кроме приземных наблюдений, дважды в сутки запускается радиозонд для получения информации из атмосферы. Запуски проходят с разницей в 12 часов, в 01:30 и 13:30. Здесь точно дисциплина не уступает армейской. За десять минут до старта радиозонд выносят из помещения, чтобы он нормализовал свои показания с окружающими данными. В специальном помещении оболочку (шар) накачивают водородом, который производится на метеостанции.

«На запуск у нас есть только пять минут, столько времени нам отводят гражданские и военные службы. Мы согласовываем с ними все работы, без их разрешения не сможем полететь. Я помню, в 2002 году радиозонд упал на взлетно-посадочную полосу в Борисполе, так было ЧП. Людей в форме тогда набежало, пока разобрались», – рассказывает Гапиченко.

Стоимость одной оболочки китайского производства – 450 грн. Радиозонды украинские, их выпускают во Львове. Один зонд стоит 690 грн, он одноразовый, как и оболочка. Частично метеостанции помогает финансами аэропорт «Борисполь», который в первую очередь получает данные радиозонда. Максимальная высота, на которую поднимался зонд, – 26 км, за это гидрометеорологическая станция «Киев» получила в 2005 году грамоту от Всемирной метеорологической организации.

«Точные прогнозы можно сделать на пять-семь дней, вот на них можно рассчитывать. Я всегда говорю, когда заявляют, что не оправдались прогнозы – очень большая территория, в городе на правом берегу может идти дождь, а на левом – нет. На погоду влияют многие факторы: температура, ветер, облачность, атмосферные явления, давление и его ход. Наша задача – все это зафиксировать и передать дальше. Опять-таки, смотрите, есть явление инверсии, когда температура в верхних слоях атмосферы выше, чем на поверхности. Тогда возникают своего рода дымки, смог. Журналисты постоянно звонят в обсерваторию, чтобы узнать причину», – делится подробностями с «Большим Киевом» Сухорукова.

Следы оккупантов

«У нас есть данные о погоде с 1881 года, каждый день, за исключением периода войны, когда немецкие войска уже ушли, а наши пришли. Более того, из Германии нам потом любезно передали всю информацию о наблюдениях за этот период. Это прекрасный материал, все четко и качественно, местами даже печати с орлами и свастикой. Это уже исторический документ», – рассказывает Гапиченко.

По ее словам, архивные материалы до 1920-х годов имеют отличное качество исполнения, бумага сохранила плотность, а чернила не утратили цвета. А вот когда шла обработка документов 1926 года для их переноса в цифровую базу, приходилось с двумя лупами определять запись по оттиску – чернила выцвели полностью.

По замечанию Сухоруковой, несмотря на то что она и ее коллеги по метеостанции стали специалистами своего дела, постоянно наблюдая за изменениями погоды, они сами для себя прогнозов не дают. 

«Если вы думаете, что всегда знаем, когда брать зонтик или одеваться потеплее, здесь я вас огорчу. Приходится смотреть прогноз погоды на завтра на сайтах синоптических сервисов. По-другому не получается, народные приметы тоже тут не действуют», – утверждает она.

«Молодежь не идет работать, может и пришли бы, но у нас очень маленькие ставки, до трех тысяч гривен. Это как был анекдот, когда в правительстве делили бюджет. Премьер спрашивает: что-то еще осталось в бюджете? В ответ: ничего. - Ну, тогда отдайте это гидрометеорологической службе», – говорит Гапиченко.

Специалисты просят не путать их с синоптиками, которые прогнозируют погоду на основе данных, полученных от метеорологов и аэрологов. На сегодняшний день в Украине метеорологов готовят два профессионально-технических училища – в Харькове и Херсоне. 

0

Выбор редакции

Comments