Вы здесь

А как отключить детей от интернета?

В Киеве полиция предотвратила самоубийство 15-летней девочки, которая состояла в «группе смерти», распространенной в соцсетях

0

581

Катерина Левченко, президент общественной организации «Ла Страда - Украина»:

По-перше, на сьогодні ця проблема не усвідомлена. Це фактично війна проти дітей в соціальних мережах. Це дуже серйозна загроза, яка потребує ефективного реагування не тільки поліції, але і Міністерства освіти і науки, Міністерства соціальної політики, а також  Ради національної безпеки та оборони. По-друге, цю проблему не знають і не розуміють ті, хто працює з дітьми. Дорослі далекі від соціальних мереж, особливо від мережі «ВКонтакте», бо це більш молодіжна мережа і не можуть контролювати. По-третє, немає фахівців, які можуть працювати з  сім’ями, у яких є проблеми з дітьми, які потрапили до цих тенетів. Виникає питання: де взяти таку кількість фахових психологів, які будуть надавати фахову допомогу? По-четверте, треба звернутись до батьків, щоб вони більше уваги приділяли своїм дітям та їх інтересам. Довіра, встановлена між батьками і дітьми, – це дуже важливо! Тому закликаю дорослих, особливо бабусь та дідусів, опановувати сучасні технології, якщо вони хочуть спілкуватися однією мовою зі своїми дітьми та онуками. Адже якщо ми хочемо бути спільно з дітьми, то маємо перейматися їхніми інтересами.

Елена Рыхальская, кандидат психологических наук:

Подростки интересуются в соцсетях «группами смерти» прежде всего в поисках общения, желая избежать эмоционального одиночества и экзистенциального страха. В такую секту подросток попадает либо самостоятельно, либо завлекается знакомым, чье внимание пытается заслужить. Социальные сети с ними действуют по определенному алгоритму: сначала входят в доверие, давая подростку безусловное внимание, которым, как правило, они обделены в семье и в реальном мире в целом. Затем включаются различные методы психологического влияния, с помощью которых ребенок попадает в зависимость, трансовое состояние и его поведением легко руководить уже на расстоянии. Первые признаки для родителей — это замкнутость, повышенная раздражительность или, напротив, приступы эйфории. Как ни парадоксально, подростки входят в «группы смерти» в поисках собственного «я» и самоидентификации. Если они не находят помощи в семье и реальном мире, эту пустоту заполняют те, кто якобы помогает, спасает от этого «ада на земле». Родителям нужно понимать: если у вас ребенок-подросток, то это наиболее уязвимый психологический возраст в жизни человека. Искренние любовь и внимание близких людей способны вершить чудеса.

Наталия Онипко, президент Всеукраинского благотворительного фонда «Запорука»:

Чого діти спілкуються з чужими людьми в соціальних мережах? Мабуть, тому що рідним не вистачає часу для живого спілкування. За роботою і побутовою метушнею ми забуваємо поцікавитись життям дитини. Ми впевнені, що все, що ми робимо, ми робимо заради дітей, але чи відчувають вони це і чи їм потрібна ця наша жертовність? Дітям потрібні батьки-друзі, які підкажуть, підтримають, обнімуть. Як на мене, то найкращий метод боротьби з «групами смерті» – це пропаганда сімейних цінностей.

Алла Шлапак, депутат Киевской городской рады:

О «группах смерти» знаю! Именно я инициировала совместное совещание полиции и городских властей по поводу совместных усилий по улучшению работы превентивной полиции и городских служб, которые занимаются детьми. Совещание состоится на следующей неделе. Дети в интернете сидят от недостатка любви и внимания со стороны родителей! Я люблю своих детей, общаюсь с ними, никогда не проверяла и не проверяю.

Ольга Насонова, директор компании «Ресторанный консалтинг»:

Я в ужасе от этих групп. По поводу соцсетей и гаджетов вообще считаю, что как можно меньше нужно давать их детям и обязательно контролировать. Своим детям в социальных сетях регистрироваться запрещаю. Могу проверить потом. Ведь бороться с этим злом можно, зная его в лицо. Нужно говорить об этом с детьми, что это есть, как это страшно, не круто и вообще глупо. Главное, не замалчивать! Как и другие страшные темы – педофилов, насилие и прочее. Говорить с ребенком, как это бывает. Меня, например, когда я была подростком, страшно пугали наркотиками, подсовывали брошюрки всякие, что бывает с наркоманами. Поэтому я ни-ни и всегда боялась.

Маргарита Сичкарь, учредитель благотворительного фонда «Камелия»:

У нас есть родительская закрытая группа и мы там это обсуждаем. Кроме того, я разговаривала с сыном на эту тему. Он знает о «группах смерти» в социальных сетях, считает это глупостью. Мне кажется, это касается в первую очередь семей, в которых отсутствует общение родителей с детьми. Родители дистанцируются или откупаются, а детям нужно общение и понимание. Если просто уделять внимание к детям, то шансы попасть в такую группу риска – минимальны.

Ольга Сумская, актриса:

Конечно, мы, родители, взволнованы появлением подобной группы и уже поговорили с младшей дочерью по этому поводу. Среди своих знакомых о такой проблеме не слышала, но кибер-полиции пока не удаётся найти руководителей этого ужаса и это страшно, так как дети продолжают подписываться на эту группу. Что делать? Максимально уделять внимание своим детям, особенно подросткам! Ведь все эти проблемы от недостатка любви.

0

Выбор редакции

Comments