Вы здесь

100 лет назад

Как Петроград протягивал Киеву руку дружбы

28 июня 1917 года на вокзал Киев-Пассажирский прибыл литерный поезд. Он привез делегацию Временного правительства, в состав которой входили военный и морской министр Александр Федорович Керенский, министр иностранных дел Михаил Иванович Терещенко и министр почты и телеграфа Ираклий Георгиевич Церетели. Эсер Керенский, меньшевик Церетели и «министр-капиталист» Терещенко прибыли договариваться с Центральной радой

0

392

В мае посетили Петроград заместители председателя Украинской Центральной рады (УЦР) Владимир Кириллович Винниченко и Сергей Александрович Ефремов. Украинскую полномочную делегацию в столице России встретили прохладно, а переговоры с Временным правительством о предоставлении Украине автономии в составе федеративного государства и признании Центральной рады высшим органом власти закончились безрезультатно и положительного результата не принесли.

По мнению «временных министров», Центральная рада являлась всего лишь общественной организацией, «по способу своего образования не могущей притязать на права представительства всего народа Украины». В итоге: «Отрицательное решение по вопросу издания акта об автономии Украины принято правительством единогласно». По результатам неудачных переговоров в Киеве были сделаны соответствующие выводы и предприняты необходимые меры.  Начавшийся 5 июня 1917 года 2-й Всеукраинский военный съезд принял резолюции куда более радикальные, чем требования, выдвинутые Центральной радой перед Временным правительством. 10 июня был обнародован Первый Универсал, провозглашающий национально-территориальную автономию Украины в составе России. 16 июня создается Генеральный секретариат УЦР – исполнительный орган парламента и, по сути, правительство провозглашенной автономии. Украинский генеральный войсковой комитет резко активизирует работу по украинизации армии. В Петрограде начинают понимать, что «мы ее теряем» и срочно направляют в Киев правительственную делегацию.

На месте

В марте 1917 года новые киевские власти также считали УЦР не более чем общественной организацией. В апреле членов Центральной рады вызывал «на ковер» исполнительный комитет объединенных общественных организаций города Киева. Делегатов Всеукраинского национального съезда отдельные члены исполкома грозились «разогнать штыками». В июне 2-й Всеукраинский военный съезд вынес резолюцию об «отношении к неукраинской демократии», опубликованную в № 139 ежедневной газеты «Киевлянин». Резолюция гласила: «Что касается отношения к украинству некоторой части неукраинской демократии, которая не понимает украинского вопроса и относится враждебно к стремлениям украинской демократии, то съезд признает необходимым для обеспечения добытых демократиями всех наций России свобод призывать таких товарищей к взаимному соглашению и товарищескому сотрудничеству в созидании нового общественного строя».

За ходом развития «товарищеского сотрудничества» пристально наблюдали корреспонденты «Киевлянина»:

Выпуск от 11 июня.

«В совете рабочих и солдатских депутатов. Состоялось объединенное заседание советов рабочих и военных депутатов, посвященное отношению к украинскому движению. Явилось около 300 депутатов... От социал-демократов большевиков выступил с речью Г. Зарницын, резко порицающий украинское движение, как идущее в ногу со своей буржуазией».

В ходе обсуждения резолюции украинцы и большевики покидают зал, при повторном голосовании 186 голосами против двух и одном воздержавшемся принимается следующая резолюция:

«Исполнительный комитет совета рабочих депутатов, находя, что украинский вопрос не может получить иного разрешения, как путем признания Украины на началах территориально-национальной автономии, вместе с тем полагает, что самостоятельное осуществление начал автономии до созыва всероссийского учредительного собрания несет в себе опасность для общероссийской революции».

Выпуск от 13 июня.

Передовица: «Манифест» Украинской Центральной рады был бы смешон, если бы не был грустен. Ответ Временного правительства не образумил зарвавшихся, а только заставил их выказать истинное лицо. Для обсуждения выступления Рады собираются местные органы и организации, являющиеся до сих пор хозяевами положения в Киеве и тяготеющих к нему местностях. Прежде всего, Рада метит в эти органы. «Сойди с твоего места, чтобы я смог сесть на него», – говорит она им. Если ей не удастся запугать эти органы, не удастся вызвать в их рядах растерянность, если они не уйдут и не уступят ей своего места, то она попытается вызвать призрак двоевластия. А двоевластие в важном тыловом городе, в таком пункте как Киев, нечто в высшей степени нежелательное… Они добьются своего, вырвать желаемое – власть и деньги – и тогда начнут «украинизировать» украинский народ и терроризировать народы «неукраинские».

Статья не подписана, но вероятно она принадлежит перу издателя и редактора «Киевлянина» В. Шульгина.

Впрочем, следующий за ней материал имеет подпись автора.

По телеграфу из Петрограда: «Украинцы не верят русской демократии. А мы, видит бог, не верим украинским вожакам… Вспоминается, почему именно потребовалось с такой энергией называть этот термин «Украина», «украинство» в противоположность словам «Малороссия», «Русь», «русины». Несмотря на то, что малороссы более русские, чем великороссы, что наш край древнейший источник и рассадник русской культуры. Это делалось для того, чтобы вырыть пропасть между двумя племенами…  Не верим мы вожакам украинцев, определенно не верим… В. Шульгин».

Выпуск от 15 июня.

«Официальное сообщение об украинском движении: В настоящее время страсти несколько улеглись…  В ближайшие дни предстоит совместное совещание наше с Украинской Радой, в ближайшее время предполагаем созвать областной съезд. Возможно, что наметится конкретный путь для соглашения с украинцами. Председатель исполнительного комитета Н.Ф. Страдомский».

На Днепре

Совместное совещание исполнительного комитета и УЦР действительно состоялось, но в непривычном формате. Для проведения неофициальной встречи городские власти арендовали прогулочный пароход «Владимир Святой».

Газета «Киевлянин» №148 от 21 июня пишет:

«Политическая прогулка по р. Днепр. «Состоялась интересная политическая прогулка по Днепру, устроенная исполнительным комитетом общественных организаций города Киева. В прогулке приняли участие члены исполнительных комитетов рабочих и военных депутатов, президиума совета объединенных общественных организаций, исполнительного комитета Украинской Центральной рады, губернского исполнительного комитета, президиума совета крестьянских депутатов, президиума генерального войскового украинского комитета и других организаций. В качестве почетных гостей были приглашены командующий войсками Киевского военного округа К.М. Оберучев и городской голова Ф.С. Бурчак».

Собрав на борту всю верхушку административной и политической власти, пароход отошел от пристани в шесть часов вечера. Публика, взошедшая на борт, сразу разбилась на группки, которые поначалу держались «несколько отчужденно». Растопить лед помогла киносъемка, одно из главных публичных развлечений того времени. Дефиле перед объективом стрекочущего киноаппарата сначала общей колонной, а затем отдельными группами позволил собравшимся отвлечься от разногласий и вступить в общую беседу.

Дальнейшему сближению оппонентов, как по заказу, способствовала погода:

«Начавшийся вскоре обильный дождь заставил участников прогулки оставить верхнюю палубу и перейти в помещение 3-го класса, где был сервирован обед. Это окончательно поспособствовало объединению и сближению».

Мероприятие, по русской традиции, не обошлось без алкогольных напитков: «Вслед за тем последовали тосты один за другим, причем особенно могучими криками «ура» сопровождался тост за А.Ф. Керенского».

На определенном этапе застолья выяснилось, что причиной взаимного непонимания, порой переходящего во вражду, стоящими все время глухой стеной между демократиями российской и украинской» является «наследие старого режима. Теперь нужно надеяться, взаимное недоверие пройдет и воссияет солнце над всеми сторонами жизни и над всеми народностями, населяющими Украину. Во взаимном недоверии, возникшем между российской и украинской демократиями, одинаково повинны и российская демократия, и Украинская рада. В данное время необходимо наметить пути ко взаимному соглашению».

Дальнейшие «сближение и воссоединение» происходило на верхней палубе, где «под открытым небом, при свете полной луны, состоялся импровизированный митинг… главным образом по животрепещущему вопросу – относительно объединения действий демократий российской и украинской, направленных на процветание и преуспевание чудесного края».

Принципиальное согласие на сотрудничество было достигнуто. Показательным примером, свидетельствующим о том, чего стоили эти договоренности, стало решение «российской демократии по пустяковой, в принципе, просьбе демократии украинской, обнародованное в газете «Киевлянин» 25 июня:

«Отклонение ходатайства Центральной рады. Вчера в заседании городского исполнительного комитета рассматривалось ходатайство Украинской Центральной рады о предоставлении ей одной комнаты во дворце. За отсутствием свободных помещений это ходатайство комитетом отклонено». 

0

Выбор редакции

Comments