Вы здесь

Образование

Как правильно расставить руки

Сегодняшние отношения в треугольнике «профессионально-техническое образование – высшее образование – потребности рынка» наглядно иллюстрирует история, рассказанная «Большому Киеву» в Межрегиональном центре ювелирного искусства. Там были немало удивлены, когда к ним пришла учиться профессии ювелира девушка, получившая высшее образование по специальности «международный менеджмент». Объяснила она выбор тем, что найти в Киеве работу, соответствующую ее диплому, невозможно 

0

319

А на вопрос, зачем же она училась на этом факультете, ответила: «Это был выбор моих родителей».

Соотношение между количеством студентов вузов и учащихся системы профессионально-технического образования в настоящее время составляет приблизительно 6:1. О том, что такая ситуация не отвечает сегодняшнему спросу на рынке труда, говорит простой пример. Среди множества киевских кадровых агентств есть две фирмы, набирающие людей для работы в Польше. В списке востребованных профессий практически нет менеджеров. Зато есть слесари, токари, фрезеровщики. Самой динамично развивающейся стране Восточной Европы требуются рабочие руки.

Руководители профессионально-технических лицеев и училищ, с которыми общался «Большой Киев», видят сразу несколько причин нелогичного «перекоса» в сторону высшего образования.

Во-первых, это, как уже было сказано, родители. Современные школьники, разительно отличающиеся от своих сверстников из предыдущих поколений, при выборе учебного заведения после выпуска, как и десятки лет назад, слушаются папу и маму. А на тех в свою очередь давит общественное мнение, согласно которому человек без диплома о высшем образовании – почти изгой.  Во-вторых, сами вузы, которые в результате коммерциализации деятельности пренебрегают потребностями рынка труда и формируют предложение за счет абитуриентов (точнее, их родителей). И в-третьих – государство, которое устранилось от регулирования этих процессов.

Правда, один шаг для исправления ситуации уже сделан – работники сферы профессионально-технического образования считают правильным состоявшийся перевод их учебных заведений на финансирование из местных бюджетов. Но для небольших городов новая нагрузка на их скудные бюджеты может оказаться нелегкой ношей.

Бедные дети

Как утверждает директор Киевского профессионального строительного лицея Николай Иванец, из четырехсот с лишним учащихся более 60% составляют дети из проблемных семей, включая круглых сирот. Поэтому, помимо образовательного процесса, приходится заниматься еще и воспитанием. Недаром первое, что бросается в глаза в вестибюле лицея, – объявления о работе кружков, выставка рисунков и т. п.

Здесь экономят на всем. В общежитии установили новые окна (не ради красоты, а для энергосбережения), в душевой - бойлер (раньше горячая вода шла от котельной и только в отопительный сезон). Мебель сохранилась еще с восьмидесятых годов, если не семидесятых. Средств на ее обновление нет – казна финансирует далеко не все статьи расходов профессионально-технических учебных заведений.

Что-то удается зарабатывать самим, но этого хватает далеко не на все потребности. Кстати, во всех профессионально-технических учебных заведениях, с которыми связывался «Большой Киев», на вопрос, на что бы они в первую очередь направили дополнительное финансирование, ответ был один – на улучшение учебно-производственной базы и повышение зарплат преподавателей.

Что касается первого пункта, потребности здесь разнятся. Скажем, вышеназванный строительный лицей нуждается в обновлении парка станков и приобретении компьютеров и проекторов, хотя бы по одному на кабинет (в настоящее время педагоги приносят из дому свои ноутбуки). А в Межрегиональном центре ювелирного искусства свои проблемы. Например, нет соответствующего оборудования, чтобы учить ювелиров, изготовляющих браслеты, слишком оно дорогостоящее.   

По второму пункту наблюдается полное согласие – зарплаты преподавателей очень низкие. Начальная ставка для мастера производственно-технического обучения – около двух тысяч гривен в месяц – настолько мала, что привлечь выпускника высшего учебного заведения очень сложно. Даже с доплатами за выслугу лет и прочее месячный доход не превышает 4-5 тысяч. Мастер необходимой для центра квалификации на производстве заработает больше. В частности, у выпускников центра ювелирного искусства зарплата начинается от 5 тысяч гривен, не говоря о тех, кто работает над эксклюзивными изделиями, – они получают от $5000.

Как рассказывает «Большому Киеву» директор Межрегионального центра ювелирного искусства Ольга Авраменко, обучение строится от простого к сложному. У ювелира-монтировщика все начинается с обручального кольца, потом идут кольцо с накладкой, мужской перстень, подвеска, сережки – все это на производственной базе училища. После того как ученик получает первый или второй разряд, его ждет практика на ювелирном предприятии. И если в училище он «тренируется» на меди и латуни, то на производственной практике работает с золотом, а это совсем другой уровень ответственности.

«Тут важно, чтобы дети не боялись металла», – отмечает Авраменко. «На производственной практике на предприятиях, – объясняет она, – человек учится анализировать, что он умеет, чему должен еще научиться, за какой помощью ему нужно обратиться к мастеру, как правильно поставить руки».  

Больше рынка

Примечательно, что Межрегиональный центр ювелирного искусства готовит кассиров банка и торгового зала, а также секретарей. А профессиональный строительный лицей – электросварщиков, слесарей по ремонту автомобилей, рихтовщиков кузовов и тех же кассиров.

Дело в том, что каждое училище должно иметь не меньше определенного количества учащихся, которое, если брать только профильные специальности, не всегда совпадает с потребностями рынка. Кроме того, за счет кассиров и секретарей добирается определенное количество девушек, иначе бы контингент был преимущественно мужским.

По словам Ольги Авраменко, «усидчивость у девочек намного лучше, чем у мальчиков. Поэтому в ювелирном деле, если речь идет о закреплении драгоценных камней, там, как правило, лучше себя проявляют девочки, в монтировке – мальчики, в изготовлении восковой модели ювелирного изделия – девочки, и так далее».

Отдельная проблема ПТУ – соответствие потребностям рынка труда. Сложность в том, что необходимо прогнозировать востребованность той или иной специальности в будущем, когда сегодняшний первокурсник закончит обучение.

Впрочем, у Межрегионального центра ювелирного искусства, который является членом Ассоциации ювелиров Украины, особых проблем с трудоустройством выпускников нет – производственники всегда подскажут, на какие специальности нужно увеличить набор, а на какие – сократить.

Во многих случаях мешает реагировать на запросы рынка излишняя, как сказал один из собеседников «Большого Киева», «забюрократизированность». И привел пример: «Бывает, что ко мне обращается предприятие за специалистами определенного уровня подготовки, а у меня на этот уровень лицензии нет. Значит, надо идти в Министерство образования, готовить пакет документов для государственно-аккредитационной комиссии и так далее. В итоге на оформление лицензии уходит месяца три, а предприятию-то люди нужны уже сегодня. А если лицей заранее лицензирует обучение по направлениям, на которые только предполагается спрос в будущем, его «наверху» спросят: вот у вас есть лицензия, а сколько вы людей по этому направлению уже подготовили? А зачем же их готовить, если спроса пока еще нет?». Выход из положения он видит таким: «Лицензирование, конечно, надо оставить, тут контроль должен быть. Но сам процесс оформления лицензии должен стать намного быстрее».

Так что в профессионально-техническом образовании, как и везде, просто нужно «больше рынка», который сам все расставит по местам. 

0

Выбор редакции

Comments