Вы здесь

100 лет назад

Как весь Киев попал в список

Проблемы с поставкой продовольствия, дефицит товаров первой необходимости, аварийное состояние электростанции, удручающее положение дел в сфере общественного транспорта, бунты дезертиров, разгул бандитизма – именно в такой обстановке в июле 1917 года проходила избирательная кампания в Киевскую городскую думу. Выбирать органы городского самоуправления для киевлян было делом привычным

0

548

Начиная с 1834 года граждане путем выборов сменили более 20 составов городской думы, а на посту киевского городского головы согласно демократической процедуре за это время сменилось 17 человек. Но выборы 1917 года были особенными – впервые они проводились на основании «всеобщего, прямого, равного избирательного права с тайной подачей голосов без различий пола, вероисповедования и национальности», закрепленного в разработанных Временным правительством «Правилах о производстве выборов гласных городских дум».

Особенности выборного законодательства

Право участия в выборах предоставлялось «всем российским гражданам обоего пола всех национальностей и вероисповеданий, достигших ко времени составления избирательных списков двадцати лет, если эти граждане во время составления избирательных списков проживают в данном городе, или имеют в городе домашнее обзаведение, или состоят там на службе, или же имеют иные связанные с городом определенные занятия. Военнослужащие принимают участие в выборах на общих основаниях».

Избирательного права лишались несколько категорий. По медицинским показателям ими были лица, «признанные в установленном законом порядке безумными, сумасшедшими и глухонемыми». Не имели права голоса и асоциальные элементы: «приговоренные судом к наказаниям, соединенным с лишением или ограничением прав состояния – в течение трех лет по отбытии наказания», а осужденные за имущественные преступления, в том числе кражи, мошенничество, присвоение имущества, укрывательство похищенного, подлоги, ростовщичество, взяточничество, – в течение одного года по отбытии наказания. Сюда же попали содержатели домов терпимости и лица, осужденные за преступные деяния против избирательного права.

Закон приравнял к преступникам и невменяемым государственных служащих: «высшие, в пределах города, представители административной власти, их заместители и помощники, а также лица, состоящие на службе в милиции» в выборах не участвовали. Кроме того, несмотря на декларирование беспристрастного отношения к вероисповеданию, были лишены права голоса «лица монашествующие».

Коснулась демократизация выборного процесса и требований к кандидатам в депутаты. Если раньше претендовать на место гласного в городской думе мог только местный житель, то, согласно новым правилам, допускалось избрание «не только лиц, пользующихся правом участия в выборах, но также и лиц, хотя бы и не проживающих в этом городе и не имеющих там домашнего обзаведения, службы или занятий. Эти лица должны удовлетворять требованиям закона, дающим право участвовать в городских выборах». Благодаря этому нововведению в гласные Киевской городской думы мог попасть человек не только не являющийся жителем города, но и никогда не бывавший в нем. Достаточно было только таковому лицу изъявить желание участвовать в городской общественной работе Киева и исполнять обязанности гласного городской думы.

Новинкой для киевлян стали списки кандидатов в гласные. Впервые горожане должны были голосовать не за каждого кандидата отдельно, а выбирать один из списков, предложенных политическими партиями и общественными организациями. Заявление со списком кандидатов направлялось для регистрации городскому голове, при этом под списком должны были стоять подписи не менее чем 60 избирателей (половина от количества мест в Киевской городской думе).

Подготовительный этап

Официально о начале избирательной кампании было объявлено 15 июня 1917 года, но задолго до этого городское самоуправление приступило к большой и кропотливой работе. На мероприятия по организации выборов из городского бюджета было выделено 200 тыс. рублей. При этом к концу года прогнозировался дефицит городского бюджета в пределах 300 млн, а в середине июля в городской казне находилось всего полтора миллиона рублей.

При городской управе была создана специальная комиссия по составлению списков избирателей, а весь город разбит на 40 участков со штабами, названными переписными районами. Большинство участков, как и в наше время, располагалось в учебных заведениях, чуть меньше – в административных учреждениях и предприятиях. К примеру, на всю Шулявку приходился всего один переписной район – в Шулявском городском училище, по Брест-Литовскому шоссе, 8. А вот в густонаселенном Лыбедском районе пришлось организовать семь переписных районов.

В ходе обсуждения вопроса о «способе размножения избирательных списков» выяснилось, что типографиям на печать списков понадобится не менее трех недель при условии, что «для этих типографских работ потребуется мобилизация около 80 типографских машин».

Работа по учету избирателей и подготовке списков длилась до середины июля, и наконец в городских газетах появились объявления следующего содержания: «Граждане Киевляне! Завтра, 16 июня, будут опубликованы списки лиц, имеющих право участвовать в выборах гласных Киевской городской думы. Граждане-киевляне, проверяйте списки, следите, чтобы не было пропусков, ищите свои фамилии! Списки можно просматривать в штаб-квартирах переписных районов, адреса которых указаны в объявлении городской управы».

На проверку списков избирателям отводилось пять дней – с 15 по 20 июня включительно. В течение этого времени в случае выявления ошибок, пропусков или неточностей граждане могли обратиться с жалобой в городскую управу, которой в свою очередь давалось пять дней на рассмотрение жалобы и извещение заявителя. При неблагоприятном для заявителя итоге следующими инстанциями для подачи жалоб являлся окружной суд, а затем уже сенат. После внесения исправлений списки вновь были опубликованы. Окончательный срок для внесения всех исправлений в избирательные списки – 15 июля.

Одновременно была начата регистрация заявлений со списками кандидатов в городскую думу. Списки регистрировались городским головой и получали нумерацию согласно порядку поступления. Прием заявлений проводился до 15 июля и был прекращен за семь дней до производства выборов.

18 июня комиссия по составлению избирательных списков обратилась к политическим, национальным и рабочим организациям с предложением рекомендовать своих представителей для участковых избирательных комиссий в качестве председателей и членов. Всего было создано 108 избирательных участков.

Одним составлением списков избирателей работа переписчиков не закончилась. Первый раз им пришлось обойти весь Киев, чтобы установить место жительства каждого избирателя и внести его в списки. После непродолжительной передышки, понадобившейся на перепроверку и окончательное утверждение этих списков, переписчики вновь отправились по тем же адресам – на этот раз вручать конверты с избирательными записками и избирательными карточками. Передать такой конверт предписывалось каждому избирателю лично в руки, под запись. Если избиратель по каким-либо причинам по месту жительства отсутствовал, то переписчику необходимо было предпринять не менее двух попыток вручения, и только после этого позволялось оставить записку с предложением получить избирательную карточку в переписном районе.

Газета до думы доведет

Без сомнения, огромную помощь оказала городскому самоуправлению редакция газеты «Киевлянин», оперативно публикуя объявления городской думы и ее переписной и избирательной комиссий, призывая киевлян не устраняться от участия в выборах, проявлять активную жизненную позицию, своевременно проверить списки избирателей, получить избирательную карточку и главное – не забыть прийти на выборы.

22 июля, за день до проведения выборов, «Киевлянин» напечатал буквально пошаговую инструкцию для избирателей, разъясняющую, что делать с полученными ими конвертом и двумя «бумажками» – избирательной картой и избирательной запиской. Избирательная карточка являлась документом, удостоверяющим право на участие в голосовании. Ее необходимо было предъявить при входе на избирательной участок, а затем избирательный комиссии –  перед тем как опустить запечатанный конверт в урну. В конверт необходимо было вложить избирательную записку с единственной рукописной отметкой о номере выбранного списка кандидатов, сделанного в цифровой форме или прописью.

При этом «Киевлянин» позволял себе некоторую «вольность», указывая, что единственно правильной отметкой в избирательной карточке должна быть цифра «З» или надпись «третий», которая бы обозначала, что избиратель отдал свой голос за список кандидатов в гласные № 3, представленный внепартийным «русским блоком». Программа, предлагаемая «русским списком», была проста: война до победного конца, Россия единая и неделимая, никакой «Украины» – есть «Юг России», никакого украинского языка – есть лишь литературный великорусский и его местечковое и сельское «малороссийское наречие».

Не церемонился «Киевлянин» и в оценках основных соперников «русского списка». Во всех случаях упоминания большевиков они неизменно характеризовались как «германские агенты», доставленные в Россию в опломбированном вагоне. Центральная украинская рада и все украинское движение в целом неизменно связывалось с подрывной деятельностью австрийского генерального штаба. Социалистов-революционеров, которых журналистам и пропагандистам «Киевлянина» не удалось связать ни с одной из спецслужб «центральных держав», просто называли пораженцами, разваливающими армию и ведущими к поражению в войне.

Учитывая, что «Киевлянин» был самой продаваемой и читаемой газетой не только в Киеве, но и во всей Украине – Малороссии – Юге России, ее влияние на результаты выборов оказалось весьма существенными.

Состоявшиеся 23 июля 1917 года выборы гласных в Киевскую городскую думу прошли без значительных эксцессов и нарушений. Лишь 3 августа 1917 года в киевских газетах во исполнение п. 33 правил о выборах гласных городских дум был напечатан полный поименный список народных избранников, прошедших в состав думы. Надо ли удивляться тому, что под номером 48 в списке значится Шульгин Василий Витальевич – владелец и редактор «Киевлянина», один из идейных вдохновителей и активных деятелей «русского списка».

0

Выбор редакции

Comments