Вы здесь

100 лет назад

Каким горячим был июль 1917 года

Постановление Временного правительства о признании генерального секретариата Украинской центральной рады высшим органом управления краевыми делами на Украине привело к развалу правящей коалиции и правительственному кризису. Последовавшие за этим попытки вооруженного переворота Петрограде и Киеве в очередной раз вскрыли слабость вновь созданных демократических институтов власти

0

817

Но если за действиями солдат 2-го украинского полка киевляне могли наблюдать лично, то о драматических событиях, развивающихся по нарастающей на питерских улицах, они могли судить благодаря самоотверженной работе собственного корреспондента ежедневной газеты «Киевлянин», который буквально забрасывал редакцию сообщениями из Петрограда.

«Картина напоминала первые дни революции»

Первые тревожные новости поступили накануне, 3 июля 1917 года: «Весть о правительственном кризисе послужила сигналом к серьезным беспорядкам. Под лозунгом протеста происходят митинги на фабриках и в воинских частях, на которых была вынесена резолюция об аресте Керенского и переходе всей власти к советам рабочих и солдатских депутатов».

Уже на следующее утро принятая накануне резолюция начала претворяться в жизнь:

«Петроград, 4 июля. Выступление войск. Солдаты 1-го пулеметного полка решили выступить на улицу с требованием о свержении Временного правительства. 1-й пулеметный полк разослал по воинским частям делегатов, склоняя гарнизон к вооруженному выступлению с лозунгом «Долой Временное правительство», «Вся власть – советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов». Пулеметчики группами рассыпались по городу. В дороге они захватили автомобили, с которых они призывают солдат на улицу. Картина напоминала первые дни революции. По городу по всем направлениям разъезжают автомобили с пулеметами, вооруженными солдатами и рабочими. Многие стреляют в воздух».

«В пять часов дня 1-й пулеметный полк, часть московского гренадерского и Павловского полков вышли вооруженными на улицу. К ним присоединились толпы вооруженных рабочих. Все вместе направились частями к Мариинскому, Таврическому дворцам и к помещению, где находятся крестьянские депутаты. Таврический дворец окружен войсками и рабочими. На Невском громадные толпы невооруженных солдат во главе с офицерами пытались снимать с автомобилей вооруженных солдат и матросов. В ответ на это раздались выстрелы. Трое ранены. На Лиговке началась стрельба из пулеметов. Народ бежит, ища защиты за углами домов, извозчики мчатся сплошной массой».

«Вооруженные столкновения. В городе стрельба, наиболее сильная стрельба происходила на Невском, Пушкинской, Литейном, Знаменской площади и Екатерининском канале. Есть раненые. Настроение манифестантов хотя и боевое, но бессознательное. Особенно крупное столкновение было на Троицком мосту. Здесь цепь, состоящая из преображенцев и казаков, задержала толпу, направляющуюся с Петроградской стороны. Потом раздались выстрелы. На Суворовском проспекте группа вооруженных рассеяна с помощью пожарных брандспойтов».

«Временный комитет Госдумы. Манифестантами предложено временному комитету Государственной думы – под угрозой насилия – разойтись. Комитет исполнил требования».

«Захват типографии. Манифестантами захвачена типография «Нового времени». В типографии распоряжаются большевики, которые отпечатали воззвание, которым призывают к конфискации капиталов и имущества банкиров и капиталистов. Манифестанты угрожают захватить и другие типографии буржуазных газет».

«В сегодняшнем собрании совета рабочих депутатов постановлено, что вся власть должна перейти к советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов».

Не все так плохо

«Петроград, 4 июля. В три часа ночи в беседе с журналистами премьер-министр князь Львов на вопрос, правда ли, что Временное правительство низложено, заявил, что ничего подобного: Временное правительство как таковое продолжает существовать. «Я только сейчас, – сказал князь Львов, – имел переговоры с Таврическим дворцом и оттуда получил успокоительные известия. Вероятно, к утру все уляжется… Выступление в той форме, в какой оно наблюдалось сегодня, есть результат недостойной агитации безответственных демагогов. Среди солдат-демонстрантов были пьяные. На стороне Временного правительства имеются значительные войсковые части».

Заявление князя не было голословным, его слова подтверждают и сообщения собкора «Киевлянина»:

«Выяснилось, что на стороне правительства находятся полки Волынский, Семеновский, Преображенский, Балтийский, флотский экипаж, Егерский полк и все казачьи полки».

«Во второй половине дня на улицах многочисленные отряды вооруженных казаков. Толпа на улицах враждебно относится к пулеметчикам – солдатам, которых стаскивают с автомобилей и разоружают. Многие из снятых с автомобилей не могли объяснить, зачем и по чьему приказу они выступили на улицу».

«К рассвету наступило некоторое успокоение, после которого последовало распоряжение Временного правительства о запрещении вооруженных демонстраций».

«На экстренном заседании центрального комитета всероссийского совета рабочих и солдатских депутатов, а также совета крестьянских депутатов выработано воззвание к солдатам и рабочим с призывом к спокойствию».

Киевское время

Отношение киевских властей к событиям в Петрограде было однозначным и легко предсказуемым. Исполнительный комитет объединенных общественных организаций города Киева с самого своего образования занял верноподданнические позиции. Центральная рада, накануне получившая для своего генерального секретариата полномочия высшего органа исполнительной власти в Украине, также не желала менять Временное правительство на что-либо другое.

4 июля состоялось заседание исполнительного комитета при участии президиумов совета рабочих депутатов, Генерального украинского секретариата, комитета депутатов войск киевского гарнизона, коалиционного студенчества и представителей политических партий. Собравшиеся единодушно поддержали решение о принятии следующих мер:

«1. Послать в Петроград телеграммы с протестом против событий, произведенных безответственными группами.

2. Обратиться к населению с воззванием, в котором выяснить свое отношение к событиям.

3. Принять предупредительные меры по охране города и государственных учреждений.

4. Установить дежурство членов исполнительного комитета во дворце».

В тот же день специально созданная для редактирования воззвания и телеграммы комиссия в составе Винниченко, Дрелинга, Скловского и Рябцова подготовила два документа.  В воззвании от имени исполнительного комитета «решительно осудили действия тех групп населения Петрограда, которые вносят дезорганизацию в поступательный ход революционной жизни в стране» и призвали граждан Киева «сохранять полное спокойствие».

В телеграмме, отправленной Временному правительству от имени генерального секретариата Центральной рады, говорится:

«Мы, представители революционной демократии на Украине, обещаем Временному правительству нашу энергичную поддержку в борьбе с этой попыткой развязать гражданскую войну. Мы готовы всеми мерами поддерживать Временное правительство в составе представителей всех революционных элементов».

Выполнять обещание, данное Временному правительству, пришлось уже на утро следующего дня, когда в городе вспыхнул мятеж полуботковцев. Вооруженное выступление происходило практически по тому же сценарию, что и в Петрограде. Отличал эти выступления только размах – в провинциальном Киеве в заговор было втянуто всего два полка, да и лозунги были другими. Если петроградские «манифестанты» шли свергать Временное правительство в рамках «классовой борьбы», то киевские заговорщики подняли знамя национально-освободительной борьбы.

Особое мнение

Василий Шульгин, издатель и главный редактор «Киевлянина», являющийся ярым противником «украинства» и смело критикующий местные и центральные власти, комментируя события в Петрограде, пишет 4 июля:

«Ясно одно. До тех пор, пока не будет в стране власти, которая умела бы говорить действиями, а не воззваниями, которая умела бы большевистские гнезда всевозможных оттенков обуздывать не уступками, а теми средствами, которыми располагает каждая государственная власть по самому существу своих прерогатив, – до тех пор мы не перестанем жить на вулкане… Если падет Петроградская власть, на местах возникнут тысячи самых разнообразных властей, и каждая область, каждый город, может быть, каждое село переживет свою трагедию, пройдет через свой отдельный искус».

0

Выбор редакции

Comments