Вы здесь

Культура

Когда цена в подмостки не годится

В сентябре начнется новый театральный сезон. Но аудитория киевских муниципальных театров останется прежней, готовой выкладывать за билет на спектакль не больше 100-120 гривен, что сопоставимо с расценками при походе в кино. При этом посещение постановки зарубежной театральной труппы может вылиться в сумму, превышающую среднемесячную зарплату по Украине. Распространенное мнение, что любая невысокая плата существует в пользу потребителя, в нашем случае не работает 

0

305

Во-первых, как утверждают маркетологи, цена товара обычно ассоциируется с его качеством. Но если билет в киевский театр стоит в десятки раз меньше, чем на представление заезжих знаменитостей, переносить это соотношение на творческую составляющую не следует. Во-вторых, низкая цена билета диктует невысокий бюджет театральной постановки, что чаще всего отрицательно влияет на ее привлекательность для зрителей, начиная с декораций и заканчивая возможностью пригласить известных актеров.

Обычная раскладка бюджета киевского муниципального театра выглядит примерно так: 60% - госдотации, 10% - деньги спонсоров, 30% – выручка от продажи билетов.  

Европейский выбор

Поскольку мы сегодня пытаемся перестроить Украину по лекалам ЕС, логично и здесь взглянуть на европейский опыт.

Во Франции государство традиционно принимает существенное участие в финансировании культурных институтов, в том числе театров, однако это, по словам французских театральных деятелей, имеет и свою отрицательную сторону – жизнь театра сильно зависит от вкусов курирующего его от имени государства эксперта. При этом, несмотря на все госдотации, цену билета в обычный парижский театр невысокой не назовешь – за это удовольствие придется заплатить в среднем €100.

В швейцарском театральном центре Vidi-Lausanne, где в свое время с успехом поставил спектакль «Вий» руководитель киевского центра театрального искусства ДАХ Владислав Троицкий, государственные дотации и спонсорская помощь составляют 60-65% бюджета, а остальные 35-40% театр зарабатывает сам. Билеты, если сравнивать с Парижем, стоят недорого, в среднем 20 швейцарских франков (примерно €18), однако 120-тысячная Лозанна – не Париж, а швейцарцы – отнюдь не заядлые театралы. Так, рассказывает Троицкий, десяти представлений в Лозанне обычно достаточно, чтобы исчерпать весь зрительский потенциал спектакля. Остальные деньги театру приходится зарабатывать на гастролях.

Зато в многомиллионном Берлине, который в последние годы становится главным культурным центром Европы, поход в театр обойдется от €40 до €100. По словам театрального режиссера Богдана Жолдака, постоянно работающего за границей и хорошо знающего ситуацию, в Германии, если проект значимый и его делает известный режиссер – немецкий или иностранный, 50% расходов на спектакль финансирует, как правило, частный капитал. Да еще, по его словам, и очередь из спонсоров может выстроиться. Так, на финансирование шиллеровских пьес в Deutsches Theater в год Шиллера в Германии претендовали Mercedes, Siemens и другие компании такого же масштаба, и уже Deutsches Theater выбирал, кому отдать предпочтение. Поэтому и бюджет спектакля на большой сцене в солидном немецком театре может достигать полумиллиона евро.

В Восточной Европе расценки на билеты ниже. Например, в польском театре Laznia nowa, который находится в городе-спутнике Кракова Новая Гута, билет стоит €10. При этом самый большой в Кракове театральный зал, в котором на концертах, когда убирают сиденья, помещается полторы тысячи человек, заполнен под завязку. Конечно, в Кракове доходы населения выше, чем в Киеве. Но Новая Гута – типичный депрессивный район, что-то вроде киевской Борщаговки, возникший во времена социализма вокруг гигантского металлургического комбината.

Но, как рассказывает «Большому Киеву» руководитель и главный режиссер театра Бартош Шидловский, аншлаги пришли не сразу. Первоначально зал заполнялся на 20-30%. Важную роль в росте популярности сыграли первые проекты, к участию в которых привлекались жители района.  Кроме того, существенную роль в наполнении бюджета Laznia nowa играет государство – город финансирует сам театр (аренда, зарплаты и т. д.), а министерство культуры – постановки.

Говоря о зарубежном опыте и пытаясь проецировать его на нашу страну, надо помнить одно существенное обстоятельство. Во всех странах, о которых шла речь выше, театры, за редким исключением, функционируют по иному принципу, нежели в Украине. На ставке там находится лишь небольшая часть работников театра – менеджеры, технический персонал, руководство. Актеры, режиссеры и прочие творческие участники спектаклей приглашаются на конкретный проект, поставленный спектакль идет каждый день в течение некоторого недолгого времени, пока собирает зрителей, после чего на сцене появляется новая постановка. Репертуарных театров в привычном нашем понимании, когда в афише постоянно упоминаются десять и больше спектаклей, на Западе крайне мало.

Жить по-новому

Вряд ли украинский театральный зритель адаптируется к отказу от привычного обширного репертуара и переходу на конвейер. Особенно если учесть отсутствие у наших театров средств для осуществления систематической рекламной политики.

Правда, один шаг по внедрению у нас опыта западных театров уже сделан – коллективы переводятся на контрактную основу.  Обычная советская ситуация, когда в непомерно раздутой труппе есть актеры, которые подолгу не выходят на сцену, уходит в историю. Художественный руководитель Киевского академического драматического театра на Подоле Виталий Малахов говорит «Большому Киеву», что с ним заключен от имени департамента культуры КГГА контракт на пять лет, а уже он будет заключать контракты с актерами на срок от года до трех лет. Сейчас, в переходный период, – как правило, на год. А потом станет возможным заключать контракты на один спектакль.

Что касается цен на билеты (они сейчас в театре достигают 150 гривен), Малахов считает, что их можно будет поднять в новом здании Театра на Подоле, которое строится по соседству со старым, приблизительно до 300 гривен, но с двумя условиями. Условие первое – оставить какое-то количество дешевых билетов в районе 50 гривен.  Условие второе и главное – театр должен предложить зрителю за новую цену и значительно расширенный набор услуг. Например, сделать так, чтобы помещение театрального фойе работало в дневное время и там можно было бы выпить кофе, послушать небольшой джазовый концерт, посмотреть на экране экскурсию по Андреевскому спуску. Плюс – специальные кресла для инвалидов, панно с сурдопереводом для слабослышащих и другие услуги. 

Рекламный щит

Когда «Большой Киев» обратился в департамент культуры КГГА  с просьбой рассказать о схеме взаимодействия городских властей с муниципальными театрами, нам предложили на выбор либо дождаться подробного письменного ответа, либо поговорить на эту тему с самими театрами.

По словам директора-распорядителя Театра на Подоле Татьяны Шкуратовой, департамент культуры КГГА в настоящее время берет на себя расходы по заработной плате сотрудников театров, а в остальном оказывает по возможности разовую материальную помощь (например, недавно Театру на Подоле помогли с оплатой оборудования). Коммунальные платежи – дело самого театра. Расходы на новые постановки и обеспечение спектаклей текущего репертуара – тоже.

В этих условиях муниципальные театры, казалось бы, прямо заинтересованы в том, чтобы повышать стоимость билетов, тем более что они сейчас праве делать это самостоятельно. И кто-то, как Театр на Подоле, планирует это сделать. Но для него, как можно предположить, это почти неизбежно – учитывая, что с открытием нового помещения, более просторного, чем старое, возрастут как минимум коммунальные расходы. И повод есть: новое помещение – новые цены на билеты. И главное – в Театре на Подоле нет проблем с наполнением зрительного зала.

Именно последнее обстоятельство может удерживать от повышения цен на билеты – которое на самом деле необходимо для улучшения качества постановок, то есть для самих зрителей, – другие муниципальные театры.

В то же время рецепт для решения этой проблемы давно существует на Западе, где театры раскручивают в публичном пространстве так же агрессивно, как и голливудские блокбастеры. В частности, когда Богдан Жолдак говорит о том, что бюджет спектакля в Германии может составлять полмиллиона евро, он подчеркивает: «Включая расходы на рекламу». Активно используется и PR. К примеру, факты и сплетни из жизни ведущих артистов театров активно освещаются СМИ, театральных режиссеров с помощью тех же ресурсов делают модными персонажами, состоятельной публике внушается правильная, в общем-то, мысль, что театр – это намного круче, чем кино и эстрада. Кроме того, театры постоянно приглашают журналистов на премьеры.

В общем, стратегия того, как внушить потенциальному потребителю, что пользоваться неким дорогим продуктом и полезно, и престижно, давно разработана маркетологами на все случаи жизни. А в случае с театром она еще и будет, как нигде, соответствовать истине. 

Читайте также: 

0

Выбор редакции

Comments