Вы здесь

Проекты

Когда чешскими в Киеве были не только трамваи

Чешская община Киева накануне Первой мировой войны насчитывала около 3 тыс. человек – 1% всех жителей города. Тем не менее присутствие чехов в жизни Киева было ощутимо. Хотя бы потому, что чешские предприниматели создали тысячи рабочих мест, открыв машиностроительные, чугунолитейные и прочие крупные заводы. В свою очередь, Киев сыграл важную роль в новейшей истории самих чехов – здесь произошли события, подготовившие независимость Чехословакии

0

2479

Первые чехи прибыли в Киев в последней трети XIX века в качестве трудовых мигрантов.

В нашем городе их привлекала возможность заработать на строительстве железных дорог, а также применить опыт и знания в многочисленных железнодорожных мастерских. Ведь в Чехии строительство железнодорожной линии Кайзера Фердинанда началось еще в 1837 году, а в Киеве, где «чугунка» появилась лишь в 1870-м, собственных специалистов не хватало. Чехи селились преимущественно на Соломенке.

Новый этап освоения чехами Киева связан с появлением в нашем городе выпускника Пражского политехнического института Йозефа Криванека. Его пригласил сюда швейцарский предприниматель Якуб Гретер, владелец Киевского чугунолитейного и механического завода. Незадолго перед этим швейцарец рассорился со своим компаньоном, тот вышел из бизнеса и уехал.

Криванек прибыл в Киев в 1888 году, став совладельцем предприятия и его директором. Завод, переименованный в Киевский машиностроительный и котельный завод Гретера и Криванека, спустя несколько лет оказался крупнейшим предприятием города. И крупнейшим работодателем: в 1894 году здесь трудился 931 рабочий, а спустя шесть лет – уже 1200.

Завод находился на Шулявке (в советские времена был известен как «Большевик»), а персонал, естественно, селился неподалеку. В том числе и 300 чехов – рабочие, мастера, инженеры – со своими семьями. Так возникла вторая чешская колония, насчитывавшая около тысячи человек.

В здоровом теле

Завод Гретера и Криванека стал не только пионером крупного чешского бизнеса в Киеве, но и своеобразной кадровой колыбелью предпринимательства. Так, два инженера этого предприятия Виктор Кашпар и Фердинанд Витачек-младший открыли там же, на Шулявке, собственный бизнес – фабрику спортивных принадлежностей и одежды.

После объединения с магазином «всевозможных гимнастических и спортивных принадлежностей» Викентия Орта предприятие сменило название: «Специальная фабрика гимнастических принадлежностей В. Орт и Кашпар».

Это было не просто заметное для города предприятие – это была первая в Российской империи фабрика подобного профиля!

Здесь выпускали спортивные снаряды для учебных заведений, воинских частей, клубов – брусья, турники, «кобылы кожаные», шведские лесенки, трапеции, «приборы для прыганья, фехтования, игр» и многое другое. А индивидуальному заказчику могли предложить «устройство деревянных конструкций для гимнастики в садах, на дачах и т.п.».

Кроме того, фабрика производила экипировку для новомодных видов спорта, прежде невиданных в Киеве – футбола, хоккея, тенниса, крокета, а также «американские колесные коньки».

Стоит ли удивляться, что гимнастические залы киевских гимназий и прочих учебных заведений были прекрасно укомплектованы, а Киев довольно быстро превратился в один из самых спортивных городов империи?

Упражнения в Sokol

Чешская община задавала в городе тон в вопросах физической культуры, открыв гимнастическое общество Sokol. В его создании и работе наиболее активно приняли участие владельцы фабрики гимнастических принадлежностей: Виктор Кашпар в качестве председателя, а Викентий Орт – члена совета.

В «действительные члены» гимнастического общества принимали исключительно тех, кому совет Sokol «выразит свое согласие». Взнос – 10 рублей в год. «Членами-посетителями» могли стать киевляне, которым совет разрешит «за установленную плату принимать участие в гимнастических упражнениях». Оплата производилась помесячно: 1 рубль, позднее – 1,5 рубля.

«Гимнастические упражнения» длились два часа для мужчин и один час для женщин. При этом занятия в мужских и женских группах проходили в разные дни. Дамам предлагалась «гимнастика по методе чешского «Сокола». А мужчины, кроме того, могли заняться фехтованием, боксом и другими видами спорта.

Эталон точности

Киевской интеллигенции были хорошо известны Вацлав Вондрак (владелец первоклассной гостиницы «Прага»), его жена София Вондракова (солистка Киевской оперы), Отакар Шевчик (скрипач-виртуоз, преподаватель Киевского музыкального училища), Богумил Воячек (дирижер летних симфонических концертов на склонах Днепра), Викентий Хвойка (археолог, открыватель трипольской культуры), Владимир Томса (заведующий кафедрой физиологии Киевского университета).

Базарные торговцы предпочитали пользоваться гирями с клеймом «Винарж – Журбинский». Такие гири, произведенные в «Механических мастерских Винаржа и Журбинского», считались эталоном точности. Это, в свою очередь, привлекало покупателей, понимавших, что продавец с такими гирями их не обвесит.

Чешские бизнесмены держались сплоченно – крупные пакеты акций своих предприятий предпочитали сосредотачивать в собственных руках либо доверять ближайшим родственникам.

К тому же предприниматели нередко состояли в родстве друг с другом. Так, Томаш Неедлы (совладелец чугунолитейного завода «Унгерманн и Неедлы») приходился племянником Йозефу Криванеку (совладельцу Киевского машиностроительного и котельного завода Гретера и Криванека). А сын последнего взял в жены дочь Франтишека Дедины – совладельца Киевской фабрики сеялок «Фильверт и Дедина».

Первые пластинки

В 1910 году неподалеку от корпусов завода Гретера и Криванека состоялась закладка фундамента фабрики грампластинок «Экстрафон». Ее владельцем являлся видный член чешской общины города – купец II гильдии Генрих Индржишек.

Киевляне знали его как хозяина наибольшего в городе магазина музыкальных инструментов, мастерской по выпуску струнных инструментов, фабрики по производству фортепиано, студии звукозаписи, а также музыкального издательства. Фабрика «Экстрафон», вступившая в строй в 1911-м, выпускала до полумиллиона пластинок в год, став самой крупной в империи.

Но, как говорится, не хлебом единым. Индржишек стал инициатором создания и первым председателем чешского культурно-просветительского общества Яна Амоса Коменского. Общество открыло на Шулявке, неподалеку от нынешней станции метро «Политехнический институт», сад для отдыха. По выходным и праздничным дням там ставились самодеятельные спектакли, выступали вокальные коллективы.

У истоков независимости

С началом мировой войны Киев оказался одним из центров чехословацкой политической жизни.

На Софийской площади приняли присягу две роты добровольцев Чешской дружины. Созданная в составе Российской императорской армии, она впоследствии стала ядром национальной армии Чехословакии. Все добровольцы, невзирая на чины, обращались друг к другу словом «брат» – как во времена чешского национального героя XV века Яна Гуса.

Одновременно в рамках Общества Яна Коменского открылся благотворительный Фонд чешской дружины для помощи семьям добровольцев и для возможной помощи раненым, инвалидам, вдовам и сиротам.

В Киеве был положен и первый камень в фундамент будущего Госбанка Чехословакии – в декабре 1916 года в Пассаже начала работу банковская структура под названием «Úvěrový ustav (Кредитное учреждение)».

В нашем городе заседал Чехословацкий народный совет, преобразованный позднее во временное чехословацкое правительство в изгнании. Оно прекратило свою деятельность лишь с созданием первого правительства в Праге.

И, наконец, в Киеве активно развернул политическую деятельность Томаш Масарик – будущий первый президент Чехословацкой Республики.

Так что есть все основания утверждать: Киев оставил след в истории Чехии. Впрочем, и чехи оставили яркий след в истории Киева. 

0

Выбор редакции

Comments