Вы здесь

События

Когда Киев вышел в прокат

Кинопрокат как самостоятельный бизнес существует в Киеве более 100 лет. Первые зрители благодарно смотрели текущий репертуар, а блюстители морали, сжимая кулаки, возмущались засильем «иностранщины» на экранах, демонстрацией эротических фильмов и низкой конкурентоспособностью отечественной продукции. Пионером кинопроката в Киеве стал театральный режиссер Николай Соловцов 

0

907

В 1896 году он познакомился с приехавшим в наш город представителем французской фирмы Люмьер – той самой, что за год до этого устроила в Париже первый в мире платный киносеанс.

Француз искал в Киеве партнеров для продвижения нового зрелища. Соловцов предложил провести пробный показ фильмов в театре Бергонье (ныне Национальный театр русской драмы им. Леси Украинки), который он арендовал для спектаклей своего «Товарищества драматических артистов».

14 декабря 1896 года киевляне увидели французские короткометражки «Прибытие поезда на вокзал Ла Сьота», «Танцующая балерина» и другие. Успех был таков, что срочно назначили дополнительные сеансы. А в городских газетах вскоре появилось объявление о том, что Соловцов «законтрактовал» аппаратуру Люмьеров и всех желающих организовать у себя киносеансы отныне просит обращаться к нему.

Новое зрелище приносило Соловцову больший доход, нежели спектакли. Кинопоказы продолжались при полных аншлагах ежедневно на протяжении 14 месяцев − вплоть до 20 февраля 1898 года. Сеанс состоял из 4−5 отделений, на которых демонстрировались 50−80 коротких фильмов разных жанров – от видовых и документальных до игровых. Случалось, в одном из отделений показывали не фильмы, а небольшие театральные спектакли.

«Не стойте перед глазами!»

В первые годы ХХ века в Киеве начали массово появляться стационарные кинотеатры. В Городскую думу посыпались заявления от купцов, отставных офицеров, мещан и крестьян с просьбой разрешить им открыть «иллюзион».

Под просмотровые залы приспосабливали склады, магазины, амбары, сараи, танцклассы, фойе гостиниц и ресторанов, первые этажи домов, флигели в усадьбах. Поначалу помещения оборудовались на скорую руку. Пол не был покатым − смотреть из любого ряда не особо удобно. Не прибавлял удовольствия и распространявшийся по залу угарный дым от ламп, которыми оснащались тогдашние киноаппараты.

В залах, рассчитанных на 120−200 зрителей, во время показа было достаточно шумно − публика бесцеремонно комментировала происходящее на экране. Фильмы крутили в режиме нон-стоп, без перерывов и пауз. Понятия начала и конца сеанса не существовало − купи билет и смотри сколько влезет.

Билеты продавались без учета наличия свободных мест в зале, так что порой приходилось и постоять. Нумерации рядов и кресел не было, как не было и самих кресел – публика сидела на длинных скамейках. Зрители то заходили, то выходили, пробираясь в темноте по узким проходам и заслоняя экран сидящим сзади. Постоянно раздавались возгласы: «Садитесь!», «Не стойте перед глазами!». Нередко зрители запасались семечками и лузгали их в течение всего просмотра, в результате пол был сплошь засыпан шелухой.

Что показывали ночью

После 11 часов вечера билеты стоили дороже – показывали фильмы «только для взрослых». Женщинам появляться на таких сеансах считалось верхом неприличия, даже в сопровождении мужчины.

Ночные сеансы хотя и шли вразрез с тогдашней общественной моралью, но вовсе не являлись чем-то подпольным. Напротив, они широко рекламировались. Например, кинотеатр в саду Шато де Флер (теперь вместо сада − стадион «Динамо» им. В. Лобановского) без обиняков сообщал в газетном объявлении: «Среди прочего сцены фривольного и пикантного характера. Только для взрослых. Дети и учащиеся не допускаются». Поставщиком «клубнички» в Киеве являлась французская кинокомпания Pathe − основной конкурент Люмьеров.

Поначалу владельцы киевских кинотеатров давали своим детищам причудливые и по сегодняшним меркам громоздкие названия. Так, в 1907 году горожане посещали следующие «синемотеатры»: «Эдисоноскоп», «Электробиограф», «Электробиоскоп», «Витограф» и другие. Спустя четыре года стилистика изменилась: названия стали короче, проще, менее вычурными. В частности, появились «Арс», «Эдем», «Новый мир», «Сирена» и прочие.

Лучший в Европе

Королем киевских кинопрокатчиков стал предприимчивый австриец Антон Шанцер. В марте 1907 года он перепрофилировал свой салон дамской одежды на Крещатике, открыв вместо него иллюзион The Express Bio. Оказалось, публика охотнее покупает билеты на зрелища, нежели женскую одежду.

Увидев, что прокат кинолент дело действительно доходное, Шанцер полностью перестроил помещение, специально оборудовав его для комфортного просмотра фильмов. Так появился фешенебельный кинотеатр «Экспресс».

Влиятельная газета «Киевлянин» отмечала: «Синематограф «Экспресс» единственный в стране с точки зрения совершенства и красоты. В роскошном фойе полный концертный оркестр из 25 музыкантов. Усовершенствованы в техническом отношении и перестроены внутренние помещения. В зале специальная вентиляция, аппаратная сделана из железа и бетона».

В декабре 1912-го А. Шанцер открыл еще один «синемотеатр» – огромный, на 1100 мест. Да и оркестр, сопровождавший показы фильмов, впечатлял своей численностью: 60 музыкантов! Так что влиятельный «Кине-журнал» имел все основания утверждать: «Кинематографа, подобного электротеатру г. Шанцера, в России нет, да и вряд ли найдется в Европе».

Импорт победил

В тогдашнем кинорепертуаре более 90% картин составляли зарубежные фильмы. Причина заключалась в их необычайной дешевизне, определявшейся двумя факторами: во-первых, огромными тиражами, поскольку копии рассылались во многие страны мира, а во-вторых, отсутствием пошлин при ввозе кинопродукции на территорию Российской империи.

В самой империи имелось около двух десятков крупных кинофабрик, однако их фильмы выпускались ограниченным тиражом и стоили значительно дороже. Кроме того, низкое качество большинства картин не позволяло продавать их в европейский прокат.

В итоге зарубежные фильмы можно было купить по 45−50 коп. за метр пленки, а «имперские» − по 65−75 коп. И даже Первая мировая война, начавшаяся летом 1914 года и создавшая массу транспортных проблем в Европе, не смогла изменить структуру кинопроката – импорт уверенно победил «отечественный кинопродукт».

Читайте также: 

0

Выбор редакции

Comments