Вы здесь

Предпринимательство

Когда легче выжить на войне, чем в бизнесе

«Сворачиваю бизнес, не все так хорошо, как ожидалось. Сейчас закрываю дело и собираюсь ехать назад на войну», – рассказывает «Большому Киеву» основатель Центра бытовых услуг «АТОшка» Руслан Кидалов. Изначально проект виделся им как идея, а не бизнес в чистом виде: он хотел помочь фронтовикам адаптироваться к мирной жизни. Отсутствие налоговых и финансовых льгот для ветеранов войны приводит к сворачиванию деловой активности среди них

0

656

По словам демобилизованных бойцов, ранее открывших бизнес, кроме бюрократических проблем, они часто сталкиваются с полным нежеланием работать со стороны своих бывших товарищей по оружию.

«Я не знаю, может, где-то не хватило опыта, может, неправильно посчитал, но имеем результат. Никто не подключился, не помог. Заказчиков было и есть много, а вот работать некому – никто не хотел идти», – размышляет Кидалов. Он добавляет, что специально установил самые низкие цены за свои услуги, чтобы максимально быстро запустить процесс. Но отклика от потенциальных сотрудников не получил. Сейчас, по его словам, рост тарифов и налоги не способствуют ведению бизнеса.

Энтузиазма среди бывших фронтовиков поубавилось. Если раньше они спешили быстрее открыть свое дело и занять нишу на рынке, то сейчас большинство останавливается на этапе разработки идеи.   

«Работаем без фантастических результатов, но финансовый год я закрою. Многое узнаю только сейчас, бизнес – он динамичен, нет готового рецепта для всех. Многие приходили, смотрели, но, по-моему, у людей на первом месте дебет с кредитом, а не идея», – делится наблюдениями основатель салона «Киборг массаж» Дмитрий Крикун.

«В неделю несколько человек обращаются со своими идеями и планами. К сожалению, в жизнь уходит очень мало. В первую очередь ребята неправильно составляют бизнес-планы, делают расчеты. Но главная проблема – это отсутствие у них стартового капитала», – отмечает основатель пиццерии Veterano Pizza Леонид Остальцев, которого уже неофициально называют бизнес-консультантом ветеранов АТО.

На мирные рельсы

Сегодня в интернете можно найти множество программ по старту и поддержке личного дела для ветеранов русско-украинской войны. Все обещают рассказать и обучить основам ведения бизнеса, привлечению инвесторов. Но никто не гарантирует его запуск, поскольку здесь все зависит от стараний и удачи будущего бизнесмена. По словам Остальцева, не более 2% ветеранов, интересующихся бизнесом, имели до войны опыт коммерческой деятельности. 

Председатель Общества ветеранов АТО Кирилл Сергеев рассказывает, что в конце 2016 года было объявлено об открытии бизнес-инкубатора для ветеранов. За полтора месяца сбора идей зарегистрировано 80 заявок. Но проект пришлось временно приостановить, поскольку его формат не позволял реализовать всю широту заявок.

«Мы не подумали, что идеи будут настолько разными. Воевали разные ребята, не только рабочие, но и креативные специалисты, даже ученые с патентами. Вот и как свести на одну встречу с инвесторами, скажем, людей с медицинскими исследованиями и кофейнями? Поэтому сейчас работаем индивидуально с идеями, ищем для них так называемых бизнес-ангелов», – говорит он «Большому Киеву». Сергеев добавляет, что по сравнению с началом 2016 года креативных идей становится меньше. А большая часть поданных заявок касается малого бизнеса, в основном – кафе, магазинов и перевозок.

«Не секрет, что у многих просто нет опыта такой деятельности. Глаза у людей горят, но чтобы привлечь инвестора, его нужно заинтересовать. А многие отступают уже на этапе написания бизнес-плана. Тем более не все верят, что получится «выстрелить». Вот смотрите, например Остальцев, он не был первым, были ребята, которые тоже открывали пиццерии. Но он смог, получил прессу, пиар, поддержку, а про других мы даже не знаем», – заключает Сергеев.

Вернуться с войны

Сами ветераны среди основных проблем называют отсутствие налоговых льгот и сложность привлечения капитала в условиях нестабильной экономики. О финансовой поддержке «ветеранского бизнеса» говорят и чиновники, но пока это только разговоры. Так, в конце мая 2016 года заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Георгий Тука на своей странице в Facebook заметил, что ему «импонирует идея предоставления ветеранам льготных кредитов для возможности создания собственного бизнеса». К такому выводу он пришел после общения с помощником генерального секретаря ООН по правам человека Иваном Шимоновичем, который поделился опытом Хорватии после гражданской войны в Югославии. По словам Шимоновича, тогда предоставление ветеранам льгот и пенсий привело к их исключению из социальной жизнедеятельности общества и как следствие – к алкоголизму и насилию. С момента, когда появилась запись Туки, изменений на законодательном уровне пока не последовало.

«Только меморандумы и протоколы о намерениях», – говорит «Большому Киеву» Тука, отказавшись предположить, когда подобный документ может появиться.

Руководитель Центра подготовки и реабилитации военнослужащих «Светлячок» Светлана Литвинчук уверена, что колоссальный потенциал и приобретенные на фронте навыки, которыми обладают большинство ветеранов, легко можно применить и в мирное время.

Например, многие могли из подручных средств организовать быт, оптимизировать или рационализовать часть процессов.

«У ребят присутствуют два основных комплекса – «комплекс неполноценности» и «комплекс героя». В первом случает это сугубо «совковая» парадигма, когда считают, что им все должны принести и подать. Они не хотят идти и спрашивать «как?», боятся попросить помощи, поскольку чувствуют себя ущербными в этом случае. А вот с «героями» дела обстоят по-другому – они считают, что они самые умные и никто не научит их лучше их самих. Вот здесь основная проблема, с этими комплексами люди, увидев дверь, разворачиваются, а не стучат в нее», – поясняет она «Большому Киеву».

Психолог подчеркивает, что с такими людьми необходимо работать – им нужно доказать, что сильный человек, наоборот, открыт для всего нового и всегда найдет лучший вариант выхода из ситуации. А военное прошлое должно этому способствовать. Ведь благодаря этим навыкам людям удалось оттуда вернуться живыми.   

Планы и идеи 

В начале года ветеран АТО Владимир Павлович открыл возле метро «Левобережная» кофейню с символичным названием Coffee 93 Grains. Он рассказывает «Большому Киеву», что свое заведение назвал в честь 93-й отдельной механизированной бригады вооруженных сил, где проходил службу.

«Да, открылся 4 января. Почему кофе? Так его сегодня легче всего открыть и выйти на окупаемость. Основная сложность была найти место для точки, хотелось быть на виду, чтобы люди видели и заходили», – говорит Павлович. В его планах открыть еще три кофейни в разных районах Киева, но все будет зависеть от успехов первой точки.   

Предприниматель уточняет, что на открытие кофейни ушло около 30 тыс. грн личных сбережений. Сторонних капиталов он не привлекал.

«У меня часто спрашивают, где взять деньги. Я вложил свои, но можно получить поддержку от государства через центры социальной защиты. Нужно собрать документы и защитить свой бизнес-план, где-то 30-40 тыс. грн можно получить», – делится ветеран.

Свои личные средства вкладывает в новую идею бывший сержант 95-й отдельной десантно-штурмовой бригады Александр Морозов. Как уже сообщал «Большой Киев», после демобилизации он прошел обучение в социальном бизнес-инкубаторе Bizclub, где нашел поддержку и грант на первый свой стартап по производству индивидуальной аптечки для оружия Clean Shot. Сейчас Александр занимается разработкой проекта Ukrainian Cyborg – патриотического комикса и фигурок его главных героев.

«Это будут реальные истории о последней группе, которая выходила из донецкого аэропорта. Ребята не хотят сами рассказывать всего, поэтому буду я рассказывать их истории. На каждую историю будет один комикс и фигурка героя к нему.  Все за свои деньги, пока без спонсоров. Уже есть первый пилотный проект, его можно заказывать сейчас, связавшись со мной», – рассказывает он «Большому Киеву». По словам Морозова, проект ориентирован на детей в возрасте от шести до 12 лет и коллекционеров. Стоимость одного комплекта он еще не определил, но ориентируется на цену от 1 тыс. грн. Из этой суммы 10% Александр планирует перечислять на счета детей, родители которых погибли в ходе войны на востоке.    

0

Выбор редакции

Comments