Вы здесь

Люди

Когда миллион на дороге валялся

Дураки и дороги – две главные беды Российской империи. Причем на одной из них – дорогах – можно было неплохо заработать. У Всеволода Демченко это получилось. Но у победы, как оказалось, есть и обратная сторона. В 1906 году Всеволод Демченко, молодой и амбициозный предприниматель, был избран в Городскую думу Киева от Дворцового участка (Печерск). Как человек, окончивший в свое время Петербургский институт инженеров путей сообщения, он возглавил комиссию по замощению улиц

0

1195

Сложность работы заключалась в том, что комиссия есть, а денег на дороги – нет. Всеволод Яковлевич нашел выход: по его инициативе в 1909 году Киев выпустил облигации целевого пятипроцентного займа, причем часть полученной суммы – 1 млн рублей – предназначалась на дорожные работы.

Демченко решил не повторять ошибки других городов империи и не мостить улицы булыжниками, поскольку большая часть городской местности «обладает невозможными мостовыми, передвижение по которым является пыткой».

Отказался он и от модного в те времена асфальта. Ведь в Европе его укладывают на «почти или совершенно горизонтальных улицах». А для крутого киевского рельефа асфальт не пригоден. Намного эффективнее будут каменные кубики, успешно апробированные в Берлине, Гамбурге, Кельне.

Шведский откат

Деятельному Демченко понадобилось всего два строительных сезона (1909 и 1910 годов), чтобы «одеть в брусчатку» центральные улицы города: Крещатик, Прорезную, Лютеранскую, Институтскую, Владимирский спуск и другие. Плоские участки улиц мостили большими прямоугольниками, а наклонные – мозаикой из малых квадратных кубиков.

Базальт для мозаики Демченко закупил в Волынской губернии, а прямоугольники – в Швеции. Последнее обстоятельство вызвало в городе множество кривотолков, ведь шведские кубики в полтора раза дороже, да и доставка обходится в копеечку. А были и такие, кто намекал: не иначе, шведы «благодарят» откатами…

Впрочем, Всеволод Яковлевич сбивчиво аргументировал необходимость шведских материалов. Вначале сетовал на непригодность («твердость и скользкость») для киевских улиц волынского базальта. Потом сменил версию: мол, волынский базальт неплохой, но каменоломни не готовы быстро выполнить объемный заказ для Киева.

Недоверие горожан к главному дорожнику подогревалось еще и тем, что миллионным бюджетом Демченко распоряжался единолично: к строительным работам не подпускал даже членов своей комиссии, сам назначал поставщиков материалов, а все заказы размещал на фирмах, принадлежащих ему самому либо его родственникам.

«Наворовал от мостовых дом!»

Городские газеты начали «обстреливать» Всеволода Яковлевича едкими фельетонами и карикатурами. Поводов для критики оказалось предостаточно, но главный из них – осваивая «дорожный миллион», Демченко построил в центре Киева три (!) доходных дома плюс собственный шикарный особняк на аристократических Липках. А мощение улиц ведет на оставшиеся гроши и, разумеется, некачественно.

Дело дошло до того, что на заседании Думы эпатажный гласный Николай Добрынин бросил в адрес Демченко: «Приехал голоштанником, а теперь наворовал от мостовых дом!».

Всеволод Яковлевич возмутился и вызвал обидчика на дуэль. Тот не на шутку струсил и не нашел лучшего, чем написать донос – дуэли были запрещены. Впрочем, суд оправдал главу дорожной комиссии, и опечаленному Добрынину пришлось принести письменные извинения.

Когда шансы близки к нулю

Слухи о том, что Демченко потратил «дорожный миллион» на строительство собственных домов, не имели ничего общего с действительностью. Центральные улицы замостили из качественных материалов – кое-где кубики Демченко лежат до сих пор. Например, на улице архитектора Городецкого.

Свои дома Всеволод Яковлевич возводил на кредитные деньги – взял 140 тыс. рублей под залог недвижимого имущества в Киевском городском кредитном обществе. Кредит ему дали на 38 лет с выплатой вперед за каждое полугодие 2,25% «интереса», 0,5% погашения и 0,25% на расходы по управлению и на составление запасного капитала.

Этих тонкостей киевляне не знали. Шансы руководителя дорожных работ, многократно ошельмованного в газетах, попасть на следующих выборах в Городскую думу были близки к нулю.

Что ж, Демченко сделал грамотный ход – примкнул к партии власти. Причем не просто вступил в киевский Клуб русских националистов, но стал в нем заметной фигурой – членом комитета и «кошельком».

Результаты не заставили себя ждать. Уже в 1911 году он возглавил уездную земскую управу, а в 1912-м при активной поддержке однопартийцев прошел в депутаты IV Государственной думы от Киева. Вряд ли предприниматель достиг бы таких высот без «дорожного миллиона»!

«Предатели» против «изменника»

В IV Госдуме наш земляк вошел во фракцию националистов и умеренно правых. Стал вице-председателем сразу двух комиссий – путей сообщения и местного самоуправления. А также членом еще четырех комиссий: бюджетной, по военно-морским делам, по торговле и промышленности, по городским делам.

Однако, когда родная фракция завалила законопроект о налоге с городских недвижимых имуществ, в котором Демченко был заинтересован как бизнесмен, Всеволод Яковлевич вышел из фракции «предателей». И начал собственную политическую игру, организовав и возглавив фракцию прогрессивных националистов.

Партия власти объявила «изменнику» войну. Министерство внутренних дел начало проверку «сигнала» о том, что Демченко – должник. Одних только вексельных долгов у него на 700 тыс. рублей, и уже пять лет он не платит «за воду, электричество и прочее». Ранее это никого не волновало, но с бунтующими депутатами, как известно, разговор особый.  

Всеволоду Яковлевичу пришлось немедленно возвращать долги, а в банках сделать «значительные погашения». Это пошатнуло его финансовое положение. Неизвестно, чем завершился бы конфликт, если бы не развалилась империя – в феврале 1917 года император Николай II отрекся от власти.

Конец олигарха

От вчерашних политических преследователей Всеволод Яковлевич укрылся в родном городе. Новая демократическая власть назначила его киевским уездным комиссаром – официальным и главным «носителем власти Временного правительства в уезде». Однако Временное правительство продержалось у власти недолго – в октябре 1917-го его свергли большевики.

Тем временем в Киеве набирало обороты движение за независимость Украины. Демченко неожиданно вспомнил о своих украинских корнях. В конце апреля 1918 года он явился к только что избранному гетманом Павлу Скоропадскому и вручил список людей, которых просил назначить министрами. Взамен обещал финансовую поддержку. Вчерашний русский националист стал «денежным мешком» украинского гетмана.

Спустя полгода, когда режим Скоропадского доживал последние дни, Всеволод Яковлевич переметнулся к генералу Антону Деникину. Однако стать влиятельным лицом в его окружении не смог – там заправляло правое крыло русских националистов.

Больше предлагать свои услуги было некому. Демченко эмигрировал. Капиталы он предусмотрительно перевел за рубеж еще два года назад, в 1917-м. Бизнесом и политикой больше не занимался. Умер в 1933 году в Италии, прожив 58 лет.

0

Выбор редакции

Comments