Вы здесь

100 лет назад

Когда новая метла отказалась мести по-старому

С февраля 1917-го до середины лета в Киеве не принимал участие в забастовках только ленивый. Бастовали студенты, домашняя прислуга, работники муниципальных предприятий, рабочие заводов и фабрик, официанты и служащие книжных и галантерейных магазинов, аптекари и фармацевты. В самый пик летней жары о своих правах вспомнили киевские дворники, которые сто лет назад отвечали не только за чистоту улиц и придомовой территории 

0

1621

Каждый вечер по всему городу дворники и швейцары запирали ворота и входные двери в особняках и многоквартирных домах, превращая домовладения в неприступные крепости.

Для того, чтобы загулявшему и пропустившему «урочное время» жильцу попасть домой, ему приходилось вызывать дворника или швейцара. За «беспокойство» и потревоженный сон им полагалось «на чай» – от 20 копеек до нескольких рублей, что зависело от престижности дома и щедрости ночного гуляки. При средней зарплате в 18 рублей «чаевые» составляли значительную часть дворницкого бюджета.

Кроме своих непосредственных обязанностей дворники широко привлекались царской полицией к охране общественного порядка, патрулированию ночных улиц, а также доставке задержанных в полицейские участки. Дворники и швейцары для уголовного сыска и судебно-розыскного отделения были одним из самых проверенных и надежных источников информации, а также безотказными понятыми при составлении документов и свидетелями в конфликтных ситуациях. Возможно, именно по этой причине к забастовке дворников в управлении милиции Киева отнеслись с особым вниманием.

Киевский профессиональный союз дворников и швейцаров начал забастовку 25 июля. Открыв двери парадных и ворота, дворники не взялись за работу, не принялись наводить глянец на город, а отправились в места сбора, заранее отобранные исполкомом. Киев, обычно просыпающийся под звуки скребущих по булыжным мостовым и тротуарам прутьев дворницких метел, оказался в это утро брошенным и неумытым.

К забастовке как последнему аргументу в споре с домовладельцами, отказавшимися удовлетворять требования профсоюза, с утра примкнули далеко не все дворники и швейцары. Однако уже к середине дня их число значительно увеличилось, благодаря дружеским увещеваниям и настойчивым уговорам коллег.

Начальник милиции поручик Лепарский, заранее предупреждая о возможных конфликтах и недоразумениях, в тот же день издает приказ по киевской милиции:

«Сегодня в городе началась забастовка дворников и швейцаров. Предлагаю комиссарам пояснить милиционерам, что забастовка вполне законна и должна протекать совершенно свободно. Милиция в эту борьбу рабочего с работодателем ни в малейшей мере не может вмешиваться или становиться на защиту той либо другой стороны. Вместе с тем, напомните милиционерам еще раз, что никакие насилия, например, стягивание с работы, принуждение к какому-либо действию или лишению силой выполнить какое-либо действие или работу и прочее совершенно недопустимы. В свободном культурном государстве должны быть усвоены другие общеевропейские способы и приемы экономической борьбы труда и капитала. Убеждение, увещевание, призыв свободным словом. Насилие же не может и не должно быть допущено».

Протекающая поначалу мирно забастовка дворников и швейцаров к вечеру первого же дня принимает, как пишет «Киевлянин», ежедневная и самая читаемая в городе газета, «уродливые формы. Какие-то группы лиц, видимо совершенно не принадлежащие к партии бастующих, стали проявлять насилие к отношению домовладельцев и квартиронанимателей, выразившиеся в требовании не запирать ворот и парадных дверей, тушении электричества и тому подобного.»

Бастующие отрицают, что имеют к этому какое-либо отношение, и утверждают, что «их комитет против всяких насилий». По их мнению забастовкой воспользовалась «определенная группа лиц для проведения своей программы нарушения порядка и борьбы путем анархии».

На следующее утро поручик Лепарский демонстрирует отменную реакцию и подписывает новый приказ:

«Забастовка дворников и швейцаров в городе продолжается. Вчера она особенно чувствовалась в центральных районах. Вчера же, к сожалению, в очень многих местах этих районов наблюдались весьма печальные явления. Отдельные лица и даже целые группы лиц, по-видимому, просто примазавшиеся к забастовке дворников или решившие использовать эту забастовку в своих целях, ходили по городу и производили непозволительные бесчинства: тушили огни на лестницах и у подъездов, запирали лифты (был случай попытки даже испортить лифт), раскрывали ворота и парадные входы в домах и заставляли под угрозой расправы оставлять их на ночь не запертыми, срывали или портили звонки у ворот и прочее.

Такое поведение отдельных лиц и групп решительно не допустимо, тем более что организация дворников и швейцаров сама, по-видимому, примет все меры и приложит все усилия к недопущению подобного рода безобразий справедливо возмущающихся граждан.

Предлагаю комиссарам нарядить в каждом районе небольшие группы милиционеров для патрулирования района. Вмените в обязанность этим патрулям самым решительным образом пресекать всякие хулиганские попытки, насильников же немедленно задерживать, доставлять в район, составлять протоколы и привлекать к судебной ответственности по всей строгости закона».

В то же день исполнительный комитет объединенного совета общественных организаций Киева собирается на специальное заседание, куда приглашаются представители профессионального союза дворников и швейцаров. Предполагалось рассмотреть условия, на которых «можно было бы достигнуть соглашения между домовладельцами и бастующими дворниками».

Выясняется, что свои требования, касающиеся улучшения финансового и социального положения дворников и швейцаров, профсоюз выдвинул домовладельцам еще в июне, но требования эти выполнены не были. Согласно постановлению профсоюза, «борьба дворников и швейцаров за свои права должна вестись только культурным способом, без применения какого-либо насилия не только над личностью, но и над имуществом. Отдельные случаи эксцессов, наблюдающихся в некоторых местах со стороны дворников и швейцаров, являются выступлениями, за которые профсоюз ответственности не берет, так как эти меры признаются союзом неприемлемыми, как носящие некультурный характер».

Товарищ председателя центрального бюро профсоюзов предлагает дворникам прекратить забастовку до урегулирования разногласий. После чего необходимо созвать еще одно совещание, на этот раз с представителями домовладельцев. И только в случае отказа домовладельцев от участия в заседании приступить к выработке обязательных постановлений, нормализующих взаимоотношения дворников и их работодателей.

Председатель союза дворников в своем выступлении заверяет, что профсоюз решительно осуждает действия некоторых «несоюзных» граждан, которые позволяют себе хулиганские выходки. Кроме того, он заявляет, что милиция, несмотря на свои заверения, все-таки заняла в споре сторону домовладельцев и «во многих случаях заменяет бастующих дворников и швейцаров» на их рабочих местах.

Но если даже исполнительный комитет и подготовит обязательные постановления, то могут возникнуть сомнения в их законности. Дело в том, что к этому моменту уже должен приступить к работе новый состав Киевской городской думы, а исполнительный комитет в связи с этим будет распущен.

Наконец, после продолжительных прений было решено «в ближайшие дни созвать собрания домовладельцев, в которых будет обсужден проект договора, выработанный союзом дворников и швейцаров». Если домовладельцы не пойдут навстречу выдвинутым им требованиям, то в течение семи дней будут изданы обязательные постановления, которым обе стороны конфликта обязаны подчиняться.

«Ближайшие дни» дни оказались не такими уже и близкими. Внимание городских властей было занято вооруженным восстанием в Петрограде, киевским мятежом полуботковцев, побегом из Лукьяновской тюрьмы сотни вооруженных арестантов, выкупом у владельцев городской железной дороги, дефицитом хлеба, дрожжей, топлива, керосина и галош, выборами в городскую думу и сотнями других важных и срочных дел, требующих первоочередного внимания.

К спору дворников и домовладельцев исполком вернулся только 14 августа. Однако решение по существу и на этот раз принято не было. Издание обязательных постановлений, регулирующих взаимоотношения между домовладельцами и дворниками решено было оставить на рассмотрение нового состава городской думы и передать ей «все положения, которые должны быть включены в обязательные постановления». Швейцарам и дворникам в очередной раз предложили ожидать «ближайших дней», а оставшиеся без хозяйской руки киевские дворы и улицы продолжали зарастать грязью и забиваться мусором.

0

Выбор редакции

Comments