Вы здесь

Места

Кто держал Киев на пару

В начале ХХ века в Киеве насчитывалось восемь торговых бань. Нет, в них ничем не торговали – так назывались общедоступные заведения, где за определенную плату можно было помыться 

0

3044

Бани располагались равномерно по всему городу, возле современных площадей Львовской, Победы, Льва Толстого, у Майдана Незалежности, на Большой Васильковской. Рекордсменом, однако, был Подол – сразу три. Такая география киевских бань – отголосок прежних времен, когда едва ли не все подобные заведения располагались как можно ближе к правому берегу Днепра. И это понятно: удобно подавать воду для мытья и потом есть куда девать мыльную использованную воду.

В 1820 году купец 3-й гильдии Михаил Бубнов построил солидный банный комплекс в своей усадьбе на углу Набережно-Крещатицкой и Андреевской улиц. В трех каменных одноэтажных зданиях расположились бани, в глубине участка – фруктовый сад, за ним –жилой дом, хозяйственные постройки, погреба.

Вода подавалась с помощью специальной водокачальной машины, а сточные воды отводились по 60-метровой кирпичной трубе – она заходила в Днепр на три метра.

Напротив усадьбы Бубнова располагалась усадьба купца 2-й гильдии Сергея Терехова – он в 1830 году также построил у себя бани, пользовавшиеся большой популярностью.

Старые киевляне помнили это заведение по имени следующего владельца – бани Бугаева.

На той же Набережно-Крещатицкой, угол Ярославской, построил в 1867 году банный комплекс Федор Войтенко, киевский городской голова.

А если пройти немного по Ярославской – до угла Константиновской – увидим вывеску «Бани Московские». Владельцем заведения был известный портной Яков Каплер, купец 1-й гильдии.

На Подоле одни бани открывались, другие закрывались, но эти кварталы всегда были самыми «банными» в Киеве.

Без коллектора

Банщики осваивали побережье и другой киевской реки – Лыбеди. Тогда она была не в пример шире, ее еще не взяли в коллектор.

Освоение поймы Лыбеди началось после того, как жителей Печерска в связи с расширением Печерской крепости переселили на новые территории, получившие название Новое Строение.

Один из переселенцев Сидор Гайдаевский в 1830-е годы построил большой банный комплекс на улице Деловой.

Банное помещение имело два отделения – общее и дворянское, плюс несколько бассейнов, а также помещения для вспомогательных служб. Сточные воды отводились в Лыбедь.

Однако после смерти Гайдаевского заведение пришло в упадок. Его наследники не пожелали продолжать отцовское дело.

Вскоре власти запретили эксплуатацию этой бани как аварийной.

Объект выкупил на торгах другой предприниматель, собираясь отремонтировать здание и продолжать его эксплуатацию.

Но потом передумал и сровнял объект с землей.

«Проходят в баню силой»

Киевские бани работали по вторникам, четвергам и субботам.

Этот четко отработанный график был сломан в 1848 году, когда император Николай I издал указ, позволяющий «нижним военным чинам» посещать городские бани.

Казалось бы, хорошо – новые клиенты. Но… «Приходя в баню без своих начальников, – жалуются киевскому губернатору владельцы бань, – наших распоряжений не слушают, делают грубости, прислугу нашу бьют, многие из них не платят установленной платы, проходят в баню силой».

Владельцы бань просили установить для солдат отдельный день посещения. Уверяли, что готовы палить печи не три, а четыре дня в неделю – дополнительно в понедельник или пятницу.

Однако киевский комендант, которому губернатор велел принять меры, установил для военных единый банный день – вторник.

Бани делились на три разряда: первоклассные по 30 копеек – с мраморными ваннами, второклассные дворянские – по десять копеек, и третьеклассные простые «общие мужские и женские» – по пять. Плата для «нижних военных чинов» – одна копейка.

При каждой бане имелись плавательный бассейн, магазины, буфет, парикмахерская, пивная… Ну да, как же в бане без пива?  

Хирург не причем

Со временем в банный бизнес пришли серьезные игроки. Привязка к реке уже не играла решающей роли – теперь стало важным приблизить объект к потребителю.

Летом 1875 года киевский купец Фридрих Михельсон, владелец заводов и доходных домов, попросил у городской думы разрешения построить «народные бани» на углу современных улиц Льва Толстого и Пушкинской.

Собственно, сам земельный участок он приобрел еще в прошлом году. Теперь шла речь о застройке.

Проблему сточных вод Михельсон решил так. Проложил под Большой Васильковской деревянную трубу до Троицкой площади, где протекал приток Лыбеди – Кловский ручей. А на своем земельном участке построил двухэтажное здание для бани, а позднее – еще и трехэтажное с флигелем.

В 1887 году в Киеве было пять торговых бань, но именно бани Михельсона пользовались репутацией лучших в городе.

Впрочем, горожане называли их Караваевскими. Хотя знаменитый хирург Владимир Караваев, декан медицинского факультета Киевского университета св. Владимира, никакого отношения к банному бизнесу не имел.

Разгадка проста: бани находились на улице Караваевской (ныне Льва Толстого), названной в честь знаменитого профессора.

Новая эпоха

Караваевские бани стали своеобразным прецедентом: в Киеве начали строить аналогичные заведения, больше не заботясь об их приближенности к Днепру или Лыбеди.

Именно тогда и появились бани, снискавшие у горожан наибольшую славу.

Галицкие бани открылись на Жилянской, 146 – рядом с пересечением с нынешней улицей Старовокзальной. Деревянное одноэтажное здание со служебными флигелями, погребами и садом построил купец 2-й гильдии Лука Кириллов. Со временем владельцем бань стал чех Франц Поллак. Он построил новое помещение – трехэтажное каменное.

Поллак стал также владельцем и Троицких бань, расположенных на Большой Васильковской напротив нынешнего Национального спортивного комплекса «Олимпийский». Именно при Поллаке они приобрели известность.

Центральные торговые бани, как и следует из названия, открылись в самом центре – на Малой Житомирской, буквально в пяти минутах ходьбы от Киевской городской думы, находившейся на нынешнем Майдане Незалежности.

Их построил Гавриил Позняков – не бизнесмен, а архитектор, владелец разнообразной коммерческой недвижимости в центре Киева. Трехэтажное здание на Малой Житомирской он построил по собственному проекту.

Позняковские бани – киевляне именно так их называли – оказались первыми в центре города и, собственно, единственными. Дело в том, что долгое время действовал запрет на устройство банно-прачечных заведений на Крещатике и прилегающих к нему улицах – из санитарных соображений. Его отменили лишь в 1893 году, после того, как в центре города появилась канализация, решившая проблему сточных вод.

Долгое время бани Познякова оставались последними из дореволюционных аксакалов, продолжавших обслуживать киевлян. Увы, несколько лет назад в их истории поставили точку. Здание, к счастью, сохранилось, но теперь в нем ресторан.

0

Выбор редакции

Comments