Вы здесь

Проекты

Лошадь независимости

«Лошадь вывезла на себе человека в цивилизацию, но там же и рухнула от него», – говорят представители коневодческой отрасли в Украине. Запрет на игру в тотализатор и отсутствие бюджетного финансирования обрекли отрасль на глубокий кризис. Высокие цены на услуги частных конных клубов сделали недоступным общение с животными для большинства городских жителей, испытывающих привязанность к лошадям. «Продал велосипед сына, добавил $500 и купил себе лошадь. Сейчас еще ищу пару голов», – рассказывает «Большому Киеву» Андрей Онистрат

0

515

«Хочу пройти отбор на чемпионат Европы по конному спорту в 2018 году», – делится своими планами банкир и вице-президент Федерации триатлона. По словам Онистрата, сегодня рынок лошадей в Украине выглядит хаотично, разброс цен – от $2 тыс. до $10 тыс. 

«Есть предложения от людей, которые ранее собирались заниматься лошадьми, а сейчас распродают поголовье. Я свою кобылу покупал у спортсменов, сейчас присматриваюсь к лошадям в Чехии», – уточняет он. 

«Коневодческая отрасль в государственном секторе экономики находится в убыточном состоянии. И останется такой и далее, если не будет развиваться конная индустрия, не будет популяризации», – говорит «Большому Киеву» директор государственного предприятия «Коневодство Украины» Денис Птушко. Сегодня государство занимается селекционной и племенной работой двух чистокровных рысистых пород, двух верховых и одного тяжеловоза, добавляет он.

ГП «Коневодство Украины» было создано в 2011 году путем реорганизации трех племенных центров, десяти конезаводов и Одесского ипподрома. В 2013 году Одесский ипподром был включен в Европейскую федерацию руководящих органов по скачкам. В 2015 году предприятие попало в перечень подлежащих приватизации.

«Коневодство Украины» является самым крупным сельскохозяйственным государственным предприятием – в его собственности 52,8 тыс. га земли, из них 43 тыс. га – пахотных.  

Птушко объясняет, что земли используются для содержания отрасли, так как госпредприятие с 2011 года не получает бюджетных средств. Выращивание аграрных культур и дальнейшая их реализация позволяет поддерживать отрасль и выплачивать зарплату работникам.

«Нас ругают на комитете в Верховной Раде, говорят, что конезавод — это только прикрытие для сдачи в аренду земли с хорошими логистическими возможностями. Я так скажу, что только поддерживаю приватизацию отрасли, но как цельного комплекса. А не «распаевание» участков, как мы это уже проходили с колхозами, когда растащили все», – добавляет собеседник «Большого Киева».

Отметим, что для приватизации «Коневодства Украины» необходимо принять закон, который позволит передать его Фонду государственного имущества для дальнейшего отчуждения. Законопроект с апреля 2016 года находится в Верховной Раде, шесть попыток включить его в повестку дня закончились неудачей.

Ходьба по кругу

«В Киеве нет условий проводить скачки, только бега. Качество дорожки не отвечает требованиям, а про инфраструктуру, вообще лучше помолчать. Ипподром десятилетиями не ремонтировался, людей приводить туда страшно», – делится бывший начальник производственного отдела коммунального предприятия «Киевский ипподром» Анна Буренко.

Бега – это испытания рысистых пород лошадей на скорость, когда наездник-жокей находится в повозке. Скачки – это те же испытания, только уже верховых пород, а всадник находится в седле, объясняет она.

По словам Буренко, главная задача ипподрома – проведение испытаний лошадей на резвость. Исходя из полученных результатов специалисты делают вывод о пригодности к дальнейшему разведению.

«Перспективные кони тут же могут обрести нового хозяина. Но ситуация парадоксальна, и не только в Киеве. Чтобы такие испытания проводить, нужен зритель, стимул для конезавода и жокея. После запрета тотализатора зрителей на трибунах не стало, а отсутствие призовых фондов никак не стимулирует участников», – объясняет эксперт.

«Хотите расскажу историю? У нас на Одесском ипподроме есть две очень перспективные кобылы. Ко мне обратились люди с предложением взять их в аренду для последующего выступления на скачках в Братиславе. Во-первых, в случае хороших результатов мы показали бы свою работу, во-вторых, получили бы возможность в будущем покрыть их любым жеребцом из словацкой племенной книги. Или же на крайний случай продать за хорошую цену. Но в министерстве (Министерство аграрной политики и продовольствия. – «Большой Киев») получили отказ, поскольку казенным языком нам «не гарантировали, что лошадь вернется из аренды целой и невредимой». А сами повезти их туда мы не можем по финансовым возможностям. Вот так и живем», – приводит пример из практики «Коневодства Украины» Денис Птушко.

Кстати, включение Одесского ипподрома в Европейскую федерацию руководящих органов по скачкам дает возможность принимать ставки на тотализаторе из-за рубежа. Другими словами, лошади состязаются в скорости в Украине, а на ставках заработать можно только за границей.

Киевский ипподром такой возможностью похвастать не может даже при большом желании. Для сертификации необходимо установить систему фотофиниша, табло для вывода результатов, ограждение дорожки, довести ее качество до требуемых кондиций. После этого представители федерации должны принять объект. 

По словам специалистов, в государственном секторе для производства одной породистой лошади требуется вложить 30-50 тыс. грн. При отсутствии выдающихся результатов продать ее можно будет не более чем за 30-40 тыс. грн. Тяжеловозные породы и того дешевле.

Невостребованные лошади могут быть реализованы для сельского населения или на мясокомбинаты (по цене 15-20 грн за килограмм).

Правда, есть еще один шанс вырваться за границу. По словам Птушко, представители Казахстана активно скупают лошадей для участия в национальных скачках.

«У них есть праздник байге — это скачки по пересеченной местности на длинную дистанцию. Здесь наши кони нужны для массовки, ведь из десятка выставленных голов не все даже до финиша доходят», – говорит он.

Еще один вид заработка на ипподроме – это прием лошадей на постой. Например, в Киеве месяц аренды денника (стойла) обойдется в 2 тыс. грн. В стоимость не входит плата за коммунальные услуги, корма, услуги персонала.

Когда имидж – все  

Коневодство связано с большими финансовыми расходами и инвестиционными рисками. По общему мнению экспертов отрасли, здесь больше имиджевой составляющей, чем средства для извлечения прибыли. Скорой отдачи ждать не приходится, а относительно высокая стоимость услуг конноспортивных клубов (КСК) и школ делает их недоступными для всех желающих. Минимальная цена занятия на арендованной лошади в школе составляет 350-500 грн за один 45-минутный урок. Для членства в КСК необходима своя лошадь или аренда клубной, и каждый раз этот вопрос обсуждается индивидуально.

«Это занятие не для бедных. Нужно понимать, что если ты купил лошадь, это минимум $1 тыс. в месяц. Здесь нужен бокс, где она будет находиться, корма, заплатить людям, которые будут за ней смотреть и ухаживать. Вокруг этого крутится куча людей, которые трудоустроены. Но не государством, а частным сектором», – отмечает бывший генеральный секретарь Федерации конного спорта Михаил Пархомчук.  

По его словам, небольшие КСК пытаются строить на основе своей деятельности бизнес. Например, предоставляя уроки верховой езды или сеансы иппотерапии.  Как правило, это крытый манеж для занятий в холодное время года, открытая площадка, конюшня на 20-30 лошадей. Вокруг этого строится инфраструктура – кафе или ресторан, гостиница, магазин амуниции и сопутствующих товаров.  

Если говорить о выращивании лошадей, то здесь тоже свои нюансы, все зависит от спроса. С учетом того, что ипподромы в сложившейся ситуации не могут выполнять свою основную функцию, перспективным выглядит разведение спортивных лошадей. По словам Пархомчука, себестоимость производства рысака и спортивной лошади одинакова – примерно $1-2 тыс. Но следует учесть, что спортивная лошадь может стоить до $1 млн.

Например, бывший народный депутат Виктор Тимошенко основал Жашковский конезавод. Вместе с деловым партнером он закупил лошадей в Германии, в Вестфальском союзе племенных кобыл. Среди прочих они приобрели жеребца Корнет Оболенский, который на сегодняшний день входит в топ-5 жеребцов-производителей в мире. А вот жеребец Петриковского конного завода из Днепра в этом году победил на конкурсе жеребцов-производителей.

«Это искусство – увидеть в полугодовалом жеребенке потенциал, когда никто его не видит. Потом правильно его подготовить, очень высоки риски. Но внутренний рынок насыщается, производятся абсолютно конкурентоспособные, высокого качества лошади. Смотрите, ребенок начал ездить: папа, мама, дайте денег на лошадку, а это уже $20-30 тыс. за добротную лошадь полулюбительского-полуспортивного уровня», – объясняет Пархомчук.  

Пари с государством

Представители государства и частного сектора все как один утверждают, что возвращение тотализатора на ипподромы послужит толчком для популяризации конного спорта и коневодства.

«Миром правит азарт, люди, вместо того чтобы играть на подпольных автоматах, ставили бы на тотализатор. Часть доходов от тотализатора идет на призы, на содержание инфраструктуры ипподрома. Вокруг этого уже появляется сопутствующая инфраструктура – кафе, рестораны, программки, магазины», – объясняет Пархомчук. 

Тотализатор исчез из украинских ипподромов в 2009 году после запрета игорного бизнеса в Украине. Подобная ситуация сложилась в РФ, где ипподромы стали плодить убытки. Но уже в 2016 году на уровне правительства обсуждался вопрос предоставления государственной компании «Ипподромы России» монополии на тотализатор. А в мае в Нальчике прошли первые скачки с официальным тотализатором.

Традиционно  тотализатор являлся основной статьей доходов ипподрома, причем денежные средства распределялись по следующей формуле: 75% – выплаты по ставкам, 15% – налоги и платежи в бюджет, а остальные 10% шли на потребности организации (ипподрома).

По словам Птушко, сегодня интерес к тотализатору не исчез. Например, на Одесском ипподроме в дни скачек собираются любители конного спорта, которые заключают пари между собой.

«Это пара стариков, которые по старой памяти между собой поставят по 10-20 грн да выпьют на трибуне по сто грамм. Они это называют профсоюзным тото», – приводит пример Птушко.

В свою очередь почетный президент юридической компании Jurimex, автор книги «Азартная игра в Украине и за рубежом» Даниил Гетманцев рассказал «Большому Киеву» об идее закрепить на законодательном уровне возрождение тотализатора. Но Верховная Рада никак не найдет политической воли для легализации игорного бизнеса.

«Тотализатор на ипподромах в первую очередь ориентирован на коневодческую отрасль. Плюс ко всему этому он социально ориентированный, так как привлечет внимание людей к теме», – утверждает Гетманцев.

Для сравнения: в Париже действуют семь ипподромов с развитой инфраструктурой, где находят себе занятие по душе посетители разных возрастных групп. В Таллине строится ипподром, который должен стать центром коттеджного городка, ориентированного на собственников лошадей. В Литве собственник перспективной лошади получает от государства дотации на ее содержание – около $10 тыс. в год. 

02 сентября 2016 г. 18:28

0

Выбор редакции

Comments