Вы здесь

Места

О бедном абитуриенте замолвили слово

В Украине началась вступительная кампания. Абитуриенты рассылают результаты внешнего независимого оценивания в высшие учебные заведения, следят через интернет за рейтинговыми списками. А на рубеже XIX–ХХ веков процесс поступления в университет выглядел иначе. В Киеве было несколько высших учебных заведений, из них статус университета имел лишь один – Императорский университет св. Владимира 

0

233

Сейчас он носит имя Тараса Шевченко. Его знаменитый красный корпус на улице Владимирской был известен далеко за пределами города. В университете было четыре факультета. Наибольшим спросом пользовались «хлебные» специальности – медицина и юриспруденция. Точные науки были менее популярны, хотя и находили своих поклонников. А филология, увы, пасла задних.

В цифрах это выглядело так. В 1894 году в Киевском университете насчитывалось 2327 студентов. Из них почти половина – 1014 человек – учились на медицинском факультете. Немного меньше было студентов на юридическом – 932. Физико-математический факультет, когда-то самый большой, теперь выглядел сравнительно скромно – всего 312 человек, причем будущие физики (184) преобладали над будущими математиками (128). Меньше всего было студентов на филфаке – 69.

В двух случаях

Зачем молодые люди стремились попасть в университет? Сегодня такой вопрос может показаться странным. Если юноша или девушка имеет здоровые амбиции и желание сделать карьеру, «корочки» необходимы. Но в конце XIX столетия дело обстояло иначе.

Чтобы найти работу с нормальным жалованьем, как правило, достаточно было знаний, полученных в гимназии. Да и с формальной стороны аттестат о зрелости вполне позволял делать карьеру, в том числе и на государственной службе. А высшее образование было необходимо в двух случаях.

Первый – вы мечтаете о профессии, в которой нельзя работать без университетского диплома (врач, адвокат, учитель и т. д.). Второй – вы серьезно намерены заняться научной деятельностью.

Каким же образом можно было стать студентом университета?

Вступительная кампания начиналась во второй половине июля. Абитуриент подавал заявление («прошение») о приеме, указав выбранный факультет. Поступать одновременно в несколько вузов не было возможности – к заявлению следовало приложить оригиналы следующих документов: аттестат зрелости, полученный по окончании гимназии, метрику, свидетельство о крещении (только для православных, католиков и лютеран), документ о сословном состоянии (подтверждение принадлежности к дворянам, купцам и т. д.), приписное свидетельство (воинская повинность). А также – две фотокарточки.

Не лоялен – не студент

Никаких вступительных экзаменов не было. Подали документы? Наберитесь терпения и ждите результатов. Список принятых вывесят в указанный день в вестибюле университета.

Приемная комиссия работала за закрытыми дверями. Золотых медалистов зачисляли автоматически, а затем начиналось соревнование аттестатов зрелости. Вначале вносили в список обладателей наивысшей суммы баллов, затем – по нисходящей – тех, у кого гимназические результаты скромнее.

Но это – формальная сторона приема. А на самом деле не одни лишь баллы аттестата играли роль. Список абитуриентов, которых университет предварительно наметил принять, отправлялся спецслужбам. И всех, кого тайная полиция считала «неблагонадежными», руководство университета немедленно вычеркивало из списка – независимо от баллов в аттестате.

Так что одним из условий поступления, помимо знаний, была лояльность к властям. В этом свете становится понятно, почему от абитуриентов, завершивших среднее образование год и более назад, требовали дополнительно к пакету документов приложить «свидетельство о безукоризненном поведении», выдаваемое полицией по месту прописки.

Претензии не принимаются

Наконец списки поступивших вывешены! Попавшие в него – радуются, а родители не попавших, как правило, огорчены и возмущены. Как же так, их сын имел прекрасный аттестат, а его не взяли?

Но оказывается, что претензии не принимаются, таковы правила. Апелляционных комиссий в те времена не существовало. Можно, конечно, пожаловаться в Киевский учебный округ или сразу в Министерство просвещения. Но это ничего не даст – руководство университета не обязано перед кем бы то ни было отчитываться в причинах отказа.

Могло ли руководство университета злоупотребить ситуацией и принять «кого надо»? Формально да. Однако не делало этого – ни одной жалобы на коррупцию при поступлении не зафиксировано. Надо полагать, ее попросту не было, ибо в руководстве университета состояли крупные ученые, известные имена. Люди порядочные и беззаветно преданные науке, они в первую очередь заботились об интересах дела и репутации университета.

Кому – экзамен, а кому – процент

Иные читатели могут возразить: как же так, а мой прадед сдавал вступительные экзамены в Киевский университет! Что ж, для отдельных групп абитуриентов действительно проводили экзамены. Речь шла о тех, кто окончил не гимназию, а реальное училище или другое среднее учебное заведение.

Дело в том, что, например, в реальных училищах, в отличие от классических гимназий, делался упор на технические и прикладные предметы – там не изучали древние языки. В Политехнический институт «реалист» мог поступить без экзаменов, но если решал идти в университет (разрешалось только на физико-математический и медицинский факультеты), то должен был продемонстрировать достаточные знания по математике, написать сочинение по русской литературе и сдать довольно сложный экзамен по древним языкам (латынь и древнегреческий).

Впрочем, это не были вступительные экзамены в современном понимании – набранные баллы не носили соревновательного характера. Для поступления достаточно было получить любую положительную оценку (выше «двойки» по пятибалльной системе).

Существовали и другие ограничения. Например, в университет принимали только юношей. Девушки учились на Высших женских курсах, открывшихся в Киеве в 1878 году, – получение высшего образования, как и среднего, было раздельным.

Но наибольшее ограничение коснулось евреев, число которых не должно было превышать 5% от общего числа поступивших. Так что молодому еврею с высокими баллами аттестата, но не принятому в Киевский университет, предстояло выбирать: либо ехать на учебу за границу (там не было «процентной нормы»), либо принять крещение (на такого абитуриента «процентная норма» не распространялась), либо отказаться от мечты о высшем образовании.

Конкурс на стипендию

Обучение в университете было платным. Причем плата состояла из двух слагаемых: взнос в фонд университета и гонорар профессорам за лекции. То и другое в сумме составляло около 100 рублей в год. Для гласного (депутата) Городской думы, получавшего жалованье 3000 рублей в год, оплатить учебу сына не составляло труда. Но для небогатой семьи со средним доходом около 360 рублей в год эта сумма была неподъемной. А ведь иногороднему студенту еще и жилье в Киеве снимать надо, и на питание тратиться.

Причем на стипендию рассчитывать нечего: ее получат лишь отдельные счастливчики. Ведь в те времена стипендия – не просто необходимое приложение к студенческому билету, а поощрение за особые успехи в учебе и примерное поведение.

Для студентов, желающих получить стипендию, проводили конкурс. Претенденты должны были представить научную работу и сдать устный экзамен. После чего руководство факультета решало, кто же станет стипендиатом.

Но даже выигравшие этот конкурс могли остаться без стипендии. Если, например, студент расслаблялся, почивал на лаврах, а его успеваемость снижалась, денежное довольствие прекращалось. Ибо стипендиат – всем студентам пример. Он должен был успешно учиться в течение всего курса.

0

Выбор редакции

Comments