Вы здесь

Социальная политика

Особенно дети

В Украине дети с ограниченными возможностями – это прежде всего семейная проблема. В случае рождения такого ребенка родители оказываются перед выбором: отдать его в интернат, где он будет воспитываться среди таких же детей, или оставить дома и самим заботиться о нем. В Киеве в начале нового года откроется центр по оказанию услуг детям с ограниченными возможностями и их родителям. Привычная для европейских стран форма социальной адаптации в Украине только начинает приживаться

0

704

Центр ранней реабилитации детей с ограниченными возможностями разместится в здании бывшего детского сада №403, реконструкция которого началась 14 лет назад. Но теперь, как заверяет «Большой Киев» заместитель председателя Киевской городской государственной администрации (КГГА) Николай Поворозник, «средства и подрядчики для завершения строительства найдены, и уже к концу года объект будет сдан в эксплуатацию».

По словам Поворозника, учреждение будет принимать на реабилитацию около 100 детей в сутки на дневное пребывание. Кроме того, специалисты центра ежемесячно будут консультировать около 200 детей, с которыми проводится постоянная реабилитация в домашних условиях. «Ранняя реабилитация в центре будет направлена на уменьшение или преодоление физических, психических расстройств и интеллектуальных недостатков, приобретение бытовых и социальных навыков, постепенную полную или частичную интеграцию в общество детей с инвалидностью. Мы привлечем иностранных специалистов, которые на практике покажут европейские подходы в работе с такими детьми», – обещает зампредседателя КГГА.

Планы

Основными направлениями работы учреждения станут: социальная реабилитация детей с инвалидностью с рождения до семи лет; помощь таким детям в психофизическом развитии по индивидуальной программе и привлечение к участию в ней родителей и других членов семьи; обеспечение комплексной реабилитации.

Кроме этого, центр будет разрабатывать рекомендации по социально-психологической адаптации детей для педагогических и социальных работников и родителей; проводить социально-педагогический патронат семей, в которых есть дети с инвалидностью.

Детей будут также готовить к получению базового, общего, среднего образования.

Директор департамента социальной политики КГГА Юрий Крикунов объясняет, что центр прежде всего будет ориентирован на детей, страдающих ДЦП и имеющих недостатки развития. «В центре мы внедрим систему из трех составляющих: медицинскую, социальную и педагогическую, поскольку именно они гарантируют успешный процесс реабилитации ребенка», – уточняет Крикунов.

По его замечанию, в настоящее время в нашей стране реабилитацией детей занимаются по отдельности Министерство социальной политики, Министерство здравоохранения и Министерство образования. «А мы хотим создать концепт, где все эти составляющие будут работать сообща», – поясняет чиновник.

«С финансированием мы привыкли, что кто курирует, тот и финансирует, однако я надеюсь убедить руководство города и департаменты здравоохранения и образования КГГА, что не мы будем давать рабочие места учителям и врачам, а они дадут, и они же будут оплачивать их труд», – делится с «Большим Киевом» деталями проекта центра Крикунов.

Он уточняет, как будет функционировать центр под эгидой возглавляемого им департамента: «Будут визиты родителей с детьми для занятий со специалистами, кратковременный стационар, дневное пребывание – наподобие детского сада».

«Специалисты центра в игровой форме будут учить детей, например, походу в магазин, научат, как включать свет, как пользоваться водой, газом и др. Также будет медицинская реабилитация, физиотерапия, массаж. Компьютерный класс и специальные задания – таким мы видим дневное пребывание детей в центре», – добавляет Крикунов.

В помещении Центра ранней реабилитации детей с ограниченными возможностями будут установлены веб-камеры, чтобы родители с помощью смартфона могли наблюдать за ребенком.

«Также мы думаем о том, чтобы родители могли оставить ребенка в центре на некоторое время. Скажем, семья, в которой двое детей, в том числе один с инвалидностью, хочет поехать на море. С ребенком-инвалидом это очень трудно и финансово, и организационно. В таком случае родители смогут оставить ребенка в центре на неделю или две и с помощью видеосвязи наблюдать, как с ним будут заниматься, ухаживать за ним», – делится планами Крикунов.

«Хотим поработать с дизайном, чтобы детям было комфортно и никаких синих или зеленых стен и красного линолеума на полу», – добавляет чиновник.

Директор департамента надеется, что создаваемый центр поможет изменить отношения в обществе к людям с ограниченными возможностями. Но есть и другая проблема: многие инвалиды боятся интегрироваться, поскольку видят перед собой сплошные преграды.

«Интегрироваться или нет, они сами выбирают, но мы должны создать условия для этого. Тогда мы будем считаться открытым и цивилизованным обществом. В любом случае если общество и власти будут постепенно решать эту проблему, то она решится», – заключает Крикунов.

Цифры

В настоящее время в Киеве 26 домов-интернатов для детей-инвалидов и два – для сирот.

Как сообщает «Большому Киеву» департамент здравоохранения КГГА, в столице по состоянию на конец 2015 года были зарегистрированы 9993 ребенка-инвалида. Из них 8159 детей находятся под наблюдением больниц и поликлиник районных госадминистраций Киева, 35 – в двух детских домах, которые подчиняются департаменту здравоохранения, 1624 – в специализированных детских домах и школах-интернатах системы Министерства образования и науки, 125 – в детских домах-интернатах Министерства труда и социальной политики.

Живой пример

«Большой Киев» попытался разузнать поближе, как на самом деле живет семья, в которой есть ребенок с ограниченными возможностями. Татьяна Тыльчик воспитывает двоих детей, у одного из них ДЦП. Такой диагноз сыну поставили, когда ему было полтора года. Сейчас Жене 12 лет. По словам матери, за эти годы у нее не раз опускались руки, но мыслей отказаться от ребенка не возникало. Ноги и руки у Жени функционируют плохо, но при поддержке или на ходунках он может передвигать ногами, а также сидеть, хотя ранее Татьяну предупреждали, что мальчик будет лежачим. Кроме этого, у Жени ухудшается зрение и слабые интеллектуальные способности. «Бывают ситуации потяжелее, чем у меня, у каждой семьи с таким ребенком своя история», – говорит Татьяна.

«Нам тяжело, но мы справляемся. У нас есть люди, которые знают, как помочь, – это и врачи поликлиники, в которую мы ходим, и волонтеры. Вот, например, 25 октября Жене дают путевку в Скадовск», – рассказывает женщина, отмечая, что в местной поликлинике Женя регулярно проходит массаж и необходимые процедуры. «ДЦП не лечится, но процедуры делать надо, поэтому я научилась делать массаж сама, как показывали врачи», – добавляет она.

Два раза в неделю Татьяна возит Женю в отделение территориального центра социального обслуживания, который она называет «садиком», там с мальчиком занимаются логопед, психолог и массажист. На все уходит от трех до четырех часов.

По ее словам, в отделении хорошая инфраструктура и дети могут оставаться там до 18 лет. «Я считаю, что там есть все для таких деток, там есть стационар: утром приводят и вечером забирают – как и в обычном садике. Хотелось бы, конечно, но это, наверное, мечта, чтобы в каждом районе Киева были подобные центры, чтобы мы хоть когда-то к этому пришли», – говорит мама мальчика.

В связи с предстоящим открытием Центра ранней реабилитации детей с ограниченными возможностями она предлагает опросить семьи, в которых растут такие дети. «Власти не знают всю ситуацию изнутри, поскольку, пока не столкнешься, никогда не знаешь, как оно на самом деле. Как власти смогут все правильно сделать для таких деток, ведь они не были в такой ситуации?» – задается вопросом Татьяна.

Ей хотелось бы, чтобы в городе было больше пандусов, чтобы в городской инфраструктуре учитывались особые потребности. «Ведь иной раз инвалиду нужно выехать в город, но он боится, понимая с какими трудностями столкнется», – замечает она.

В территориальном центре Татьяне порекомендовали дать Жене школьное образование, несмотря на его тяжелый диагноз. «Мне сказали: давайте его в школу, ведь каждый ребенок имеет на это право, – вспоминает женщина. – А я подумала: ну как он сможет, он все выбрасывает – вот с ним занимается логопед-психолог, и мальчик не выдерживает этих занятий».

Поэтому они только в этом году дали свое согласие на учебу. «Теперь к нам домой ходит учительница. Мы пробуем. На медицинско-педагогической комиссии сказали, что нам дают педагога на год, чтобы мы попробовали. Возможно, у Жени получится», – говорит Татьяна.

Когда приходит учительница, она расстилает коврик в комнате, где мальчик любит находиться. «Я не захожу в комнату во время занятия, а то он отвлекается. Один раз он увидел меня и все разбросал, на этом урок закончился. А второй раз заметил компьютер и начал к нему тянуться, после этого тоже закончили», – делится мама Жени.

Татьяна не имеет возможности работать на постоянной основе. Ухаживать за сыном ей помогают ее отец, мать и младшая дочь. Поэтому, как она утверждает, ей жаловаться не на что. «Конечно, не всегда легко, но всегда так получалось, что мне помогали люди. Только человек может помочь человеку, я так считаю. И у меня все время встречались на пути люди, которые помогали либо советом, либо материально. В целом семьям с детьми-инвалидами нужны вера в себя, терпение и много сил, потому что это очень тяжело», – подытоживает собеседница.

Мировой опыт

Одной из самых передовых стран по интеграции в общество детей с ограниченными возможностями является Швеция. При диагностировании у ребенка, например, церебрального паралича с семьей немедленно связывается соответствующий реабилитационный центр. При муниципалитетах есть специальные службы, которые консультируют по всем аспектам законодательства, относящимся к инвалидам. Такие дети растут в семьях с родителями, которые при этом имеют возможность работать полный рабочий день за счет развитого дошкольного воспитания. Дети с особыми потребностями ходят в те же детсады, что и обычные. Для очень тяжелых детей предусмотрена особая группа — но также в обычном детсаду.

Существует институт муниципальных «дневных мам», которые, имея своих детей, присматривают еще за несколькими и получают за это деньги. Примечательно, что для семьи ребенка-инвалида все услуги бесплатны и обеспечиваются за счет высоких налогов, но при этом общество видит, на что идут бюджетные средства.

В Польше работает программа, которая позволяет детям с инвалидностью учиться в обычных школах. Поскольку каждый случай болезни индивидуален, то и программа обучения создается индивидуально для каждого ребенка. На практике это выглядит так: ребенок с серьезным нарушением умственного развития, неспособный к усвоению знаний, ходит в специальную школу с одной целью – его учат обслуживать себя и выполнять какую-либо элементарную работу. Если родители считают, что их ребенок способен учиться, то в обычной школе для него создают особую программу, а перевод в специальную школу возможен только тогда, когда школьная программа им не усваивается. Для таких детей создается интегративный класс, в котором с пятнадцатью здоровыми и пятью особенными детьми работают два педагога и ассистент. Специальные классы являются основной частью системы специального образования, в которую ребенок-инвалид попадает с самого рождения.

Читайте также: 

0

Выбор редакции

Comments