Вы здесь

Рабочие моменты

«Посчитайте, сколько в Киеве жителей и сколько крови нам нужно»

Чем хороша сдача крови – тебя обследуют бесплатно и можно узнать о состоянии своего здоровья. Посмотрят твою печень, кровь, терапевт послушает сердце, легкие. Посчитайте, сколько это стоит в клинике. А так, если каждые два месяца сдавать кровь, то можно знать, улучшилось ли твое состояние или ухудшилось, может, к какому-то специалисту нужно сходить, пусть посмотрит

0

548

Качество крови со времен Советского Союза не поменялось – кровь она и есть кровь, просто из-за точных технологий тестирования в ней стали находить все больше и больше нового. Нельзя говорить, что так как мир стал открытым, что-то «привезли» или что-то «вывезли». СПИД точно привезли, потому что первое заболевание зафиксировано в Африке. Разработка бактериологического оружия тоже всегда влечет за собой какие-то изменения. И вирусы, которые, может быть, крутились в природе постоянно, но, как любой живой организм, они мутируют. Еще при Союзе знали гепатит С, но начали его тестировать в начале 90-х, а в Украине это были 93-94-е годы.

Всемирная организация здравоохранения борется, чтобы донорство было бесплатным. Само слово донор — это «дарящий», оно не предполагает никакой оплаты. То, что подарено, гораздо лучше, чем купленное. Потому что при дарении человек вкладывает в это какие-то свои эмоции. А кровь — это жидкость, и она впитывает информацию о том, что человек с удовольствием идет на это, понимая, насколько это нужно другому.

Людмила Заневская, главный врач Киевского городского центра крови

Возможно, это философские размышления, но в середине 90-х – начале 2000-го люди сдавали кровь в основном за деньги. Людей-то лечили, но качество этой крови совершенно другое было. А вот когда случилась революция, Майдан... люди приходили постоянно, такой поток был, и никто ни копейки не брал. А деньги, которые они должны были получить по закону, собирали в банку и несли на Майдан.

Кровь хранится у нас в холодильниках при температуре +4… +6. Для того чтобы она не сворачивалась, сосуд, в который будут брать кровь, добавляется консервант, который не дает ей свернуться. Максимальный срок хранения – до 40 суток, а минимальный – семь суток. После 40 суток, к сожалению, мы ее уничтожаем. Кровь заливается дезинфицирующим раствором и сжигается. Правда, сейчас до этого не доходит, работаем, так сказать, «с колес», кровь городу нужна постоянно.

Очень многие приходят и говорят: «Я вам дам деньги...». А я говорю: я возьму ваши деньги в банку и буду переливать? Расчет потребностей ведется, исходя из количества жителей какого-то города. По нормам ВОЗ – это 12-14 мл в год на одного человека – посчитайте, сколько в Киеве жителей и сколько крови нам нужно.   

Всем, кто приходит к нам, мы выдаем опросник, в котором просим сказать честно, когда была повышенная температура, сколько она продолжалась. Например, гепатит иногда протекает как вирусное заболевание, такое как грипп, как аденовирус. Вроде какие-то сопли, в боку покололо – не обратил внимания, а оказалось, что заболел гепатитом.

Маникюрные, педикюрные салоны, стоматологи, гинекологи — это все зона риска. С татуировками когда-то люди сдавали кровь, а потом вышел запрещающий приказ Минздрава. Соприкосновение крови и иглы – а вы уверены, что она была стерильной, а может, какое-то заболевание с этой иглой перенеслось. Опять-таки, если вы уезжали в какие-то страны Азии, Африки, являющиеся эндемическими по разным заболеваниям. Все, кто едут туда, им все равно прививки делают, и нам санстанция передает списки людей, которые выезжали в эндемические страны, и мы вносим их в свою базу данных – отстраненных на время от донорства. Список большой.

Многие и не знают о своих заболеваниях, а узнают здесь.  Гепатитов много, сифилиса достаточно. Ну а ВИЧ, как обычно, всегда есть – присутствует не каждый день, но есть. Потом мы передаем сведения в центр СПИДа, эту кровь еще раз перепроверяют там, ставят более мощные анализы. Но человек, у которого хоть раз были найдены антитела ВИЧ, навсегда отлучается от донорства.

Не бывает импорта или экспорта крови. Главная задача службы крови любого государства – это самообеспечение, потому что в обществе крутятся одинаковые болезни. Допустим, кровь украинцев отличается каким-то белком. А если мы передадим ее на Запад или Запад нам свою пришлет – и для них, и для нас – это необычно, это может привести к тому, что появится какая-то новая болячка.

Думаю, что ученые работают над созданием искусственной крови, это очень помогло бы. Чистая, никаких болячек. Когда-то был разработан перфторан — искусственный заменитель крови, им активно пользовались. Но нашли в нем побочное явление, он мог вызывать рак легких. Но на первых порах это было классное средство при больших кровопотерях. А потом умер его разработчик, Феликс Белоярцев, – говорят, что его повесили.

Если взять общий поток доноров за 100, то в конечном итоге в сдаче допускаются где-то ¾. На первом этапе обследования «разворачивают» около 20%, еще 10-15% бракуют уже после анализов. Здесь главное – позаботиться не только о том, кому потом эту кровь будут переливать, но и о доноре, чтобы он сам себе не навредил.

Люди должны понимать, что никто не знает, что будет завтра. Известность и деньги не помогут. Даже тем, великим, у которых есть миллионы в карманах, и если что-то случится, они просто не успеют доехать до Австрии или Германии.

Чиновники и политики иногда сдают кровь. Виталий Кличко как-то сдавал у нас, Юлия Тимошенко приходила с фракцией. Правда, не всю фракцию допустили к сдаче. Александр Омельченко постоянно сдавал, но сейчас уже не подходит по возрасту. 

Кровь можно сдавать и после обеда, но все зависит от наших людей. Смотрите, приходит время обеда – хочется кушать, покушали, сала накидали в организм, и уже кровь становится жирной, никуда не годится. Или наоборот, человек голодный, глюкозы в крови мало, а тут еще и кровопотеря в 450 мл, ему уже плохо и нужно приводить его в чувство.  

Многие люди хотели бы сдать кровь, но боятся. Говорю точно, все материалы, которые мы используем при взятии, все стерильное, все одноразовое. Никто дважды не колет одной и той же иглой. У нас хорошая тест-система, американской фирмы Abbott.

Мы не просим, чтобы люди к нам приходили сдавать кровь сотнями, тысячами, так как мы просто запасы будем вынуждены уничтожать. А вот постоянно, каждый день по 40, по 50 человек – как раз то, что нужно.

Наш центр построили в начале 60-х годов. Технологии поменялись, все поменялось, нужны совершенно другие площади, размещение, технологические процессы, все идет вперед, все движется. А мы сидим в этой старой коробке. Молодые не хотят сюда идти, потому что заработки — это чистая зарплата и все. Наша трудовая армия — это пенсионеры, люди предпенсионного возраста. 

0

Выбор редакции

Comments