Вы здесь

Культура

Предпродажная подготовка

Десять лет назад рынок произведений украинского современного искусства считался одним из перспективных направлений для частных инвестиций. В Киеве открывались картинные галереи, в которых давали пресс-конференции и проводили предаукционные выставки представители международных аукционных домов. Галеристы рассказывали, как картины современных украинских художников, которые в начале 1990-х можно было купить за пару-тройку тысяч долларов, многократно выросли в цене 

0

477

Но с осени 2008 года процесс пошел в обратную сторону, а в феврале 2015-го арт-рынок просто рухнул и не подавал признаков жизни до осени уходящего года. В настоящее время цены на произведения искусства пусть и не пошли в рост, но остановили свое падение. Постепенно растет ликвидность. В том, что купленная сегодня картина через несколько лет может вырасти в цене, не сомневается никто. Вопрос только в масштабах роста. 

Оценить общие объемы продаж киевского арт-рынка сложно в силу того, что он, как и во всем мире, закрыт. Сегодня на виду лишь полдесятка более-менее активно работающих галерей (примечательно, что сами участники рынка затрудняются назвать их точное число) и пять аукционных домов, годовой объем продаж последних эксперты оценивают в сумму менее миллиона долларов. Цены на произведения искусства упали в одних сегментах рынка на 30-50%, а в других – на 70-80%.

Новое из хорошо забытого старого

Но обнаруживаются факторы, вызывающие сдержанный оптимизм. Одним из них операторы арт-рынка называют появление нового поколения коллекционеров. Как правило, это владельцы небольших предприятий и топ-менеджеры крупных компаний в возрасте 40-50 лет, которые раньше составляли меньшинство среди коллекционеров. «Они пока не могут тратить на произведения искусства большие деньги, но с ними очень приятно работать, – рассказывает «Большому Киеву» директор аукционного дома «Дукат» Леонид Комский. – Интеллектуалы, которые быстро проникают в суть вопроса. А завтра у кого-то из них финансовые возможности вырастут».

Своеобразный парадокс: благодаря тому, что украинский арт-рынок достиг ценового дна, на нем появились новые перспективные покупатели. А из старых коллекционеров активность проявляют только обладающие определенным уровнем компетенции. Таким образом, как выразился один собеседник «Большого Киева», «бедность прочистила мозги».

На конкретном примере одного из сегментов рынка можно делать предположения о его дальнейших перспективах в целом.

Речь идет о произведениях графического искусства, на собирание которых многие переключились (а кое-кто и начал) после ухудшения своих финансовых возможностей. (В «тучные годы» в Украине на первом месте было коллекционирование картин, написанных маслом на холсте). Леонид Комский приводит пример того, как офорты львовского художника Александра Аксинина (умер в 1985 году) по сравнению с 2008 годом прибавили в цене в три-четыре раза. Сейчас эти работы, в зависимости от размера, стоят от $300-400 до $800, а большие - $2-3 тысячи, но при этом последние уже разошлись по коллекциям и практически не появляются на рынке.

Эксперты рынка сходятся во мнении, что в украинском искусстве по-прежнему остаются недооцененными целые пласты. Комский, например, называет восходящим трендом работы киевских художников 1958-1986 годов. Недавно они были представлены в Национальном художественном музее, где состоялась масштабная выставка «Наша история» («Искусство Киеве от оттепели до перестройки»). Понятно, что вместе с высоким качеством самих работ на повышение их цены сыграет как сама выставка, так и изданный к ней каталог. Но и без того уровень мастерства и стилистическое разнообразие киевских художников таит в себе большой коммерческий потенциал. Один из собеседников «Большого Киева» вспоминает, как возил австрийского коллекционера по мастерским и тот восклицал, глядя на «золотые россыпи» картин: «Да над вами комета пролетела, к вам надо старателей засылать!».       

Лечение бедностью

Но следует учитывать, что, помимо качества представленных на любом рынке товаров, важная роль в ценообразовании принадлежит стратегии продаж. Причем особенность арт-рынка такова, что сделка должна быть выгодна как продавцам, так и покупателям, иначе последние, один раз проколовшись, на рынок больше не придут. Скажем, «Дукат» сегодня использует на аукционах так называемый кризисный реанимаркетинг, когда стартовая цена на лот опускается до уровня гарантированной ликвидности. Благодаря этому продается 91-96% выставленных лотов с превышением стартовой цены в семь-восемь раз.

Напомним, что докризисный период сыграл плохую роль для украинского арт-рынка, приучив покупателя к тому, что хорошо только то, что дорого. Между тем, как замечает арт-консультант и владелец киевской галереи «НЮ АРТ» Николай Белоусов, во всем мире, наряду с очень тонкой прослойкой коллекционеров, готовых заплатить любую цену за редкий шедевр, произведения искусства покупает средний класс. По статистике, в общем объеме сделок на мировом рынке продажи арт-объектов стоимостью от €1 тысячи до €10 тысяч составляют немногим более 40%, а до €1 тысячи – до 46%.

Кроме того, по его словам, на Западе принципиальным является период творчества, в который художник создал конкретную работу. «Ведь у большей части художников есть периоды, – объясняет Белоусов, – когда он писал картины, востребованные сейчас и дорогие, и есть периоды творческого межвременья. И работы разных периодов одного и того же художника стоят по-разному».

С ним согласны и другие операторы рынка, приводя в качестве одного из примеров картины выдающегося киевского художника Николая Глущенко. Самым сильным периодом творчества признанного классика украинской живописи считаются последние годы его жизни. Многие художники к этому возрасту начинают повторять самих себя, а Глущенко, напротив, именно в это время написал лучшие холсты. Бывает и наоборот. Например, еще один классик украинской живописи и один из основателей закарпатской школы Иосиф Бокшай создал свои лучшие (и, соответственно, самые ценимые на рынке) картины в 1930 годы, а после того как Закарпатье вошло в состав СССР, в его работах начинают появляться нотки официоза.  

Дорогие товарищи

В контексте «ценового минимализма» интересно, как повлияет на положение дел на киевском арт-рынке появление нового игрока, в экспозиции которого сейчас выставлено полотно стоимостью $100 тысяч. Речь идет об одном из знаменитых «коней» современного украинского художника Анатолия Криволапа (его картина из этой же серии была продана в 2013 году на аукционе Phillips за $186 тысяч) и ART-UKRAINE gallery, открывшейся месяц назад. Впрочем, ценовой диапазон здесь велик – есть работы и по $5 тысяч.

Руководитель этой галереи и бывший директор «Мыстецкого арсенала» Наталья Заболотная рассказывает «Большому Киеву», что до сих пор не может привыкнуть к тому, что ART-UKRAINE gallery – это коммерческое пространство.

«Я всегда выставляла произведения искусства, а не продавала их, – отмечает она. – И сейчас ловлю себя на мысли, как же продавать, например, работы Александра Сухолита, когда им место в музее». Многие из представленных в галерее работ действительно музейного качества. Да и сама двухэтажная галерея площадью 800 квадратных метров и пятиметровыми потолками больше похожа на небольшой музей современного искусства.

В целом киевский арт-рынок, как было сказано выше, идет на поправку. Чтобы не только купить хорошую картину за сравнительно небольшие деньги, но и в будущем заработать на ней, нужно угадать с художником и работой, а это бывает не всегда. Но это правило нельзя назвать новым. А вот если угадал… Как утверждает один из экспертов рынка: «Можно вкладывать огромные деньги в какого-то художника, вывести его на определенный уровень, а дальше – все. А иногда раскрутка происходит почти без усилий, как было с работами покойного Олега Голосия, который ушел из жизни в 28 лет и уже вошел в историю украинского искусства. Так что первое в механизме раскрутки — талант, дарование самого художника. И его честная работа — прежде всего по отношению к самому себе, когда он не думает о славе и деньгах». 

0

Выбор редакции

Comments