Вы здесь

А разве проверками можно потушить пожар?

При проверке учебных заведений Киева обнаружено семь тысяч нарушений правил пожарной безопасности

0

172

Cветлана Водолага, начальник сектора связей со СМИ и работы с общественностью главного управления Государственной службы по чрезвычайным ситуациям в Киеве:

Семь тысяч нарушений выявлено не сейчас! Система везде одинаковая, что в Киеве, что в регионах, до начала учебного года все учебные заведения проверяются! Проверки начинаются еще в апреле и завершаются в конце августа. Кличко поручил проверить всю социальную сферу, связанную с детьми: дворцы спорта и дворцы творчества, учреждения здравоохранения… Образовательные учреждения у нас проверены давно. Единственное, что мы дополнительно проверим, как выполнены и устранены недостатки, которые были ранее выявлены. На сегодняшний день нет ни одной школы, где нет никаких недостатков: где-то их больше, где-то – меньше. Поэтому мы проверки никогда не прекращаем!

Олег Приходько, генеральный директор девелоперской компании GREENOL:

Думаю, что пожарная безопасность всегда проверялась, даже систематически. Вопрос, скорее, в том, насколько формально это происходило. Ведь когда все хорошо, то, как правило, все спокойны и довольны ситуацией, а значит и вопросов ни у кого не возникает. Произошедшая трагедия в Одессе повлекла за собой череду возбужденных уголовных дел. Ответственные лица, возможно, впервые в жизни увидели опасность не только для своей будущей карьеры, но и для собственной свободы. И поэтому проверки стали не формальными, а реальными. Стоит также помнить, что пожарная безопасность – это не только единожды установленные системы оповещения и пожаротушения, но и постоянная поддержка эксплуатируемых помещений в безопасном состоянии. И конечно же, чтобы подобные трагедии не повторялись, необходимо систематически проводить обучающие мероприятия, в том числе учебные тревоги. Ведь только моделируя реальный пожар можно увидеть эффективность эвакуации и слабые места системы в целом.

Елена Вознесенская, старший научный сотрудник Института социальной и политической психологии Национальной академии педагогических наук:

Знаете, есть такое выражение: «Пока гром не грянет - мужик не перекрестится». С точки зрения психологии, человеку свойственно избежание как невротический механизм психологической защиты – избежание мыслей о плохом, вытеснение мероприятий, связанных с защитой плюс всевозможные суеверия по типу: если об этом не думать, этого не произойдет и так далее, основанные на том же механизме. Ну, и конечно, коррупционную составляющую взаимоотношений организаций с пожарными никто не отменял. Пожарные приходили в организацию не для профилактики пожаров, а для сбора денег. И руководители организаций давали им деньги, чтобы никто ничего не проверял, даже если все было в порядке. Сама система этих проверок прогнившая, сами принципы предполагают взятки. И двигал этими руководителями страх наказания, которое в любом случае было неотвратимо, даже если ты ни в чем не виноват. То есть, здесь проблема справедливости наказания на уровне общества, а не на уровне конкретных  людей.

Илья Сагайдак, депутат Киевской городской рады:

Сегодня коммунальная школа не имеет своего бюджета и каждую копейку должна выбивать через районные управления образования, либо заниматься коррупцией, собирая деньги с родителей. Вот и выходит, что состояние школы очень зависит от умения директора выживать в этих условиях. Кто хозяйственнее, тот содержит учреждение в хороших условиях, другой показывает пальцем на районо. Вот и живем одной ногой в «совке», а каждый второй изворачивается, как может. А что касается одесского лагеря, то это урок для всех остальных, в тюрьму первым пойдет тот, кто ответственный за объект.

Ольга Насонова, директор компании «Ресторанный консалтинг»:

Наше законодательство не предусматривает регулярной проверки общественных мест на предмет пожарной безопасности. При открытии пожарная служба выдает разрешение – и все, оно бессрочное. Если были выявлены нарушения – пишут протокол об устранении недостатков, и потом должны прийти проверить, устранены ли все недостатки. И все. Поэтому при открытии зачастую все нормально, но потом, в процессе, нормы нарушаются, пожарные выходы загораживаются, сигнализация не работает, но это уже никто не проверяет. И ответственность возникает только в случае трагедии. А так – работайте себе, пока жареный петух не клюнет.

Владимир Полищук, начальник управления по связям с общественностью Министерства внутренних дел в 2011 – 2013 гг.:

За безопасность вверенных им учебных учреждений, в том числе и пожарную, отвечают руководители школ, лицеев, колледжей. Именно они, в первую очередь, должны быть заинтересованы в том, чтобы дети не подвергались опасности со стороны криминала (представителей наркобизнеса) и стихийных и техногенных катастроф. Им не стоит ждать проверок, чтобы обеспечить выполнение всех норм пожарной безопасности. Трагический случай в одесском лагере должен не только насторожить, но и подтолкнуть их к решительным действиям. Ибо, если они таковых не предпримут, директоров школ может ожидать ответственность по статье 270 Уголовного кодекса «нарушение установленных законодательством требований пожарной безопасности». А это штрафы и, не дай бог, в случае гибели детей, реальное уголовное наказание - до восьми лет за «колючкой». Какие же действия могут предпринять руководители школ? Да самим требовать от пожарных досконально проверить помещения, проинформировать вышестоящее руководство в необходимости проведения каких-либо работ или покупки инвентаря; требовать, искать, находить возможность заключения договоров об установке противопожарного оборудования, заведения сигнализации на централизованный пульт государственных или частных компаний, которые занимаются пультовой охраной. Постоянно бить в колокола... И все свои обращения тщательно документировать. Только в таком случае их тяжело будет обвинить в бездеятельности, которая привела к жертвам среди детей.

Катерина Павлюченко, ведущая «Нового канала»:

Чесно кажучи, мене обурює безконтрольність в усіх сферах. Починаючи від пожежної безпеки і завершуючи харчуванням. Завдяки програмі «Таємний агент» часто ходжу у рейди. На власні очі бачу дуже грубі порушення закону та прав людини. Як мама, я в шоці і впевнена, доки ми не вимагаємо безпеки – її й надалі будуть безжально порушувати.

Михаил Стрельников, президент юридической компании «Николас»:

Они ничего не ждут и ничего не делают. Вопросы профилактики у нас на заднем плане. Планов проверок, как правило, нет или он не выполняется, а контролирующие органы за невыполнение плана проверок ответственности, как правило, не несут!

0

Выбор редакции

Comments