Вы здесь

Проекты

Сцена лечит

11 пьес-миниатюр, написанных подростками с востока и запада страны в рамках проекта «Class–Act: Схід–Захід» и разыгранных в начале июля актерами на сцене Театра юного зрителя на Липках, напомнили киевлянам, что их город – далеко не вся Украина. Стоит проехать несколько часов на восток страны – и можно оказаться в городе или поселке, которые еще недавно обстреливали из артиллерийских орудий, где по-прежнему неспокойно. Никола Маккартни, которая стояла у истоков этого зародившегося в Шотландии театрального формата, привезла его в Украину 

0

237

И попала, что называется, в яблочко, поскольку нашла здесь единомышленников, полтора года работающих в Театре переселенца, который они сами придумали и основали и который выполняет, по сути, те же задачи – помогает адаптироваться к новой жизни людям, опаленным войной.

«Class–Act: Схід–Захід» – отдельный проект, - объясняет «Большому Киеву» драматург и один из основателей Театра переселенца Наталья Ворожбит. – Но в нем участвовали те же профессионалы, которые работают в Театре переселенца. И появился этот проект здесь благодаря тому, что мы уже полтора года ездим в восточную Украину и общаемся там с жителями, в том числе с подростками. Возможно, если бы не это, то и нового проекта бы не было. Но все-таки «Class–Act: Схід–Захід», где ребята после спектакля в Киеве вернулись домой, и киевский Театр переселенца, в котором участвуют переселенцы разных возрастов с востока и из Крыма – это две разные истории».

Начнем в порядке хронологии с первой.

Участники и рассказчики

Наталья Ворожбит и немецкий театральный режиссер Георг Жено, который сейчас большую часть времени проводит в Украине, вместе с волонтерами движения «Новый Донбасс» поехали в Николаевку, расположенную неподалеку от Славянска. Среди волонтеров были и художники, и фотографы, и режиссеры, которые, помимо основной задачи поездки – восстанавливать разрушенные артобстрелами школы, занимались с детьми тем, что принято называть художественной самодеятельностью, хотя в этих условиях речь идет скорее о психотерапии. А Ворожбит и Жено сделали с местными школьниками спектакль «Николаевка», состоящий из историй, рассказанных со сцены ребятами.           

Родилась эта идея экспромтом, но работа, которая показалась одноразовым мероприятием, увлекла ее участников. Спектакль был тепло принят зрителями на театральном фестивале во Львове, потом в Киеве, его возили в Германию. А у основателей, к которым присоединился военный психолог Алексей Карачинский, возникла идея создать в Киеве Театр переселенца. В октябре 2015 года ее удалось осуществить.      

Здесь нужно сделать ремарку. И Наталья Ворожбит, и Георг Жено немало работали в популярном с начала нулевых годов театральном формате «вербатим», когда актеры произносят со сцены почерпнутые (иногда можно сказать – подслушанные) из жизни монологи и диалоги реальных людей. Часто они звучат и воздействуют на зрителя сильнее, чем пьесы, написанные профессионалами, поскольку, как известно, жизнь – лучший драматург.

Но то, что делает Театр переселенца, можно назвать скорее не вербатимом, а свидетельским спектаклем, поскольку посредника между рассказчиками и зрителями в лице актера здесь нет. И, по свидетельству зрителей, это воздействует на них даже сильнее, чем спектакль с профессиональными актерами, поскольку усиливает ощущение правдивости и носит исповедальный характер.

Понятно, что это не чистая самодеятельность. Переселенцу, который приходит со своей историей в театр, помогают оформить ее в соответствии с законами зрительского восприятия. Ведь еще Станиславский утверждал, что даже самый замечательный актер не может удержать внимание аудитории своим монологом дольше 12 минут. Здесь он и был прав, и ошибался. Прав в том, что произносимый профессиональным актером монолог должен соответствовать классическим театральным законам. Ошибался - потому что реальная исповедь может держать нас в напряжении гораздо дольше.

Что их волнует    

Тем не менее главное в этой истории все же не художественный эффект, а психотерапевтический. Как говорит участник проекта военный психолог Алексей Карачинский, во время подготовки спектакля, когда переселенцы делятся в окружении товарищей по несчастью своими историями, они понимают, что не одиноки со своими проблемами и что их внимательно слушают. Более того, знакомясь с чужими историями, они начинают реальнее оценивать масштаб своих проблем.

Ничего нового в этом нет – каждому известно, что, поделившись проблемами с другом или чужим человеком, чувствуешь облегчение. Открытие в другом – создать на этой основе театр, где своей историей может поделиться любой человек. А уже в театре решат, какие истории достойны спектакля. Многие из переселенцев, кстати, не ограничиваются участием в одном спектакле. (В планах театра – премьера каждый месяц). А для некоторых это еще и воплощение юношеской мечты – стать актером.

Как рассказывает Ворожбит, не все рассказанные истории грустные и пессимистичные. Молодые люди иногда говорят, что в связи с переселением в их жизни все повернулось к лучшему. Кто-то скучает по дому, а кто-то не хочет туда возвращаться. Но, как правило, чем старше человек, тем ему труднее. Начиная с бытовых сложностей и заканчивая тем, что некоторые полностью зациклены на своем беженском статусе и быте и больше ни о чем не могут говорить. А по поведению других, наоборот, вообще не скажешь, что они переселенцы.

И еще одно существенное обстоятельство – сейчас театр готовит спектакль с участием переселенцев из Крыма, премьеру уже несколько раз приходилось переносить, настолько сложно с ними работать. Крымчане неохотнее, чем переселенцы с востока, говорят, раскрываются.

Кстати, если вернуться к проекту «Class–Act: Схід–Захід», то у ребят на первом плане (даже если речь идет о юных драматургах из Попасной) типично подростковые проблемы.

Как поставить хорошее дело на поток

Если воздержаться от оценки спектаклей, но поместить в центр внимания перспективы формата, возникает вопрос, может ли он стать своеобразной франшизой. К слову, основатели театра готовы помочь всем желающим. Более того, они и сами планируют осуществить аналогичные проекты в Донецкой и Луганской областях. Но уже в Киеве выяснилось, что спектакли Театра переселенца помогают в психотерапевтическом плане не только участникам, но и зрителям. Например, одна девушка рассказывает, что ее парень, служивший в зоне проведения АТО и избегавший рассказов о войне, побывав вместе с ней на спектакле, оттаял и начал делиться своими переживаниями.

А ребята из Попасной, участвовавшие в проекте «Class–Act: Схід–Захід», хотя со времени киевской премьеры прошло всего несколько дней, уже организовывают у себя в школе самодеятельный театр, который будет работать по такому же принципу.        

0

Выбор редакции

Comments