Вы здесь

А сколько книг в вашей библиотеке?

30 сентября согласно указу президента Леонида Кучмы от 14 мая 1998 года отмечается Всеукраинский день библиотек

0

589

Зураб Аласания, генеральный директор телеканала UA: Перший:

Книги я ніколи не колекціонував – після величезної батьківської бібліотеки (яку неможливо було вивезти із собою в екзіль з окупованого Сухумі) всі потуги відтворити її здавалися мені марними. Оскільки читав я багато із дитинства, то звісно, не припинив і коли став дорослим. Життя кидало по різних кутках та притулках, і в кожному з них збиралася купа книг, що я встигав придбати, але бібліотеками жодну з них не можу назвати, бо вони ніколи не систематизувалися – мети такої не було, тільки для читання. Коли приходив час їхати далі – віддавав друзям, що жили в своїх домах або квартирах, а декілька сот чергового зібрання відвозив в найближчу районку (а згодом – розносив і по вуличних книжкових шафах-скриньках). А коли прийшла пора електронних видань і читалок, то перше, що я зробив – скачав всю бібліотеку Конгреса США в архівному форматі. Навіщо? Від жадібності до такого багатства, мабуть. Як голодна людина накидається на їжу, так людина, народжена в радянській системі, не вірить, що ця відкритість світові та вільний доступ до інформації – тепер назавжди. Ну, як доводить теперішня російська дійсність – для тих, хто мізками залишився в СРСР, ця теза недалека від істини. Так що все моє надбання на даний час виглядає таким чином: десятки лінків на найкращі бібліотеки світу, які я маю із собою завжди, в електронній читалці. А вдома (в черговій орендованій, тепер вже в Києві, квартирі) – в паперовому вигляді здебільшого нон-фікшн, який пишуть і дарують друзі.

Владимир Спиваковский, президент международной корпорации «Гранд»:

У меня в доме целая комната отведена под библиотеку. Книг много. Собирал «под себя», на моду не обращал внимания. Все книги Вербера, Гришэма. Много шахматных книг. Серии научно-популярных книг. Художественные альбомы. Биографии бизнес-гениев. Это бумажные книги. В библиотеке электронных книг свыше 500. Там я их поделил на три «кучки»: то, что читают все, то, что интересно мне, и что попало. Книги теперь читаю по диагонали, так как научился выхватывать сразу стилистику и ключевые месседжи. В год читаю 30-40 книг.

Борислав Береза, депутат Верховной Рады:

У меня хорошая библиотека, в ней более 10 000 книг. У меня нет редких или коллекционных книг, которыми бы я мог похвастать, но есть те, которые я перечитывал не раз. В моей библиотеке присутствуют разные жанры: классика, историческая проза, энциклопедии, поэзия, биографии, нон-фикшн, фантастика и фэнтези.

Евгений Карась, куратор «Карась Галереи»:

Собирал библиотеки несколько раз. Все оставил в родительском доме и предыдущим женам. Сейчас небольшая домашняя библиотека из детских книг для маленькой дочери и художественных альбомов или каталогов по искусству. Фундаментальную библиотеку собрали за более чем 20-летнюю историю галереи, в которой присутствуют раритетные издания истории современного украинского искусства 90-х годов и, конечно, достаточно полная библиотека каталогов монографий и проектов, которые издавались по современному украинскому искусству. Ценных книг много: от антикварных, уникальных, арт-буков, до современных авторов с их подписями.

Анастасия Мазур, ведущая программы новостей «Факты» на ICTV:

Читать взахлеб я начала еще будучи студенткой. Поначалу нам много задавали, позже чтение вошло в привычку. Не могу сказать, что у меня большая библиотека. Цели собрать большую у меня нет, тем более сейчас все доступно в интернете. Просто люблю по вечерам читать бумажные книги (хоть и есть электронная), поэтому они должны в доме быть. Книги покупаю регулярно, всегда посещаю специальные ярмарки. Мне нравится выбирать, дарить их друзьям. В моей коллекции Сергей Жадан, Габриэль Гарсиа Маркес, Эрих Мария Ремарк, Лина Костенко – это мои любимые авторы, их я перечитываю. Есть и современные бестселлеры «Шантарам» Грегори Робертса, «Щегол» Донны Тартт и другие.

Валентин Бадрак, военный эксперт:

В наш электронный век книги незаслуженно отодвигаются в пользу других носителей информации, отчего личность страдает, а значительная часть самого человечества деградирует. Книги я боготворил с детства, хотя, конечно, предпочтения с возрастом менялись. Но прочитанные в 14 лет «Дневники и письма капитана Р.Ф.Скотта» волнуют до сих пор. А Джека Лондона и Ремарка сменили книги по психологии и философии. Ценю Карла Леонгарда «Акцентуированные личности», Эриха Фромма «Человек для себя», крайне полезными оказались «Восемь смертных грехов цивилизованного человечества» Конрада Лоренца. Но поистине бесподобными, неповторимыми являются «Любовь и воля» и «Мужество творить» Ролло Мэя. Моя домашняя библиотека относительно небольшая, около трех–четырех тысяч томов. Но многие книги уникальны и собирались «под написание» мной книг как пособия. Скажем, по истории Древнего Рима у меня не менее 200 книг (пишу сейчас роман об Агриппине). Когда писал роман «Чистилище», приобрел не менее сотни книг по тематике аюрведы, духовных практик. Не обходится без «открытий», вызывающих эмоциональные потрясения и приливы воодушевления – такой вещью стала «Автобиография йога» Парамаханса Йогананды.  

Алексей Мустафин, медиаменеджер:

Библиотека у меня действительно немаленькая, где-то тысячи четыре. Главным образом историческая литература. Но это не коллекция. Так что похвастаться какими-то книгами вряд ли смогу.

0

Выбор редакции

Comments