Вы здесь

Сколько Украине нужно денег и для чего?

Совет директоров МВФ принял решение выделить Украине кредит в $1 млрд

0

317

Богдан Данилишин, министр экономики Украины в 2007-2010 гг.:

Щоб знати чітко, скільки потрібно грошей, потрібно бачити, що ми будуємо, яку стратегію модернізації будемо реалізовувати. Економіка, як і держава в цілому, потребує докорінної модернізації, що має бути підтримано відповідними фінансовими ресурсами. Грошей ніколи багато не буває. Їх готові нам надати як міжнародні фінансові організації, так і окремі інвестори. Але ніхто не буде вкладати кошти в політику хаосу і безпрограмної реалізації окремих заходів, які не принесуть бажаного ефекту. Сьогоднішній транш МВФ є ще одним кроком доброї волі назустріч Україні з надією на зрушення реформ. Дуже хотілося, щоб цей крок був не останнім... Тому я вважаю, що уряду найближчим часом потрібно повернутися до розробленого ще в часи, коли я був міністром економіки (2007-2010 роки), проекту закону України «Про державне прогнозування і програмування», підготувати Національну стратегію модернізації України на 2017-2020 роки і на період до 2025 року. Крім того, як би хто скептично до цього не ставився, але ми маємо прийняти стратегічні документи щодо розвитку промисловості, інновацій, модернізації освіти, показати цільові інвестиційні проекти. Тільки тоді нас будуть сприймати як державу, яка бачить своє майбутнє, а не як країну, що латає окремі діри від траншу до траншу.

Анатолий Гулей, председатель правления Украинской межбанковской валютной биржи:

В первую очередь эти деньги пойдут только на золотовалютные запасы, никто не имеет права пользоваться ими. Нам нужно $18 млрд. Мы должны в декабре получить еще $1,3 млрд, тогда у нас будет $17,1 млрд. Думаю, Национальный банк еще где-то миллиард до конца года выкупит на рынке и мы выйдем на свои $18,3-18,6 млрд – это та цифра, о которой Гонтарева говорила чуть ли не два года назад.

Василий Горбаль, член совета Национального банка в 2003—2005 гг. 2007—2014 гг.:

Цель транша абсолютно понятна – он идет в золотовалютный резерв для сохранения курсовой стабильности и всего остального. Хуже было бы, если бы решение в очередной раз отложили. В части остальных международных программ по финансированию, то по многим, в частности по Всемирному банку, мы выбрали ту сумму, которую Украина могла получить. За прошлый год подписано достаточно много различных соглашений по различным проектам, по многим из которых работа не ведется в силу разных причин: иногда объективных, иногда – субъективных. Поэтому на месте министра финансов я бы провел инвентаризацию всех тех соглашений, которые подписаны. Потому что эти соглашения забивают нам лимиты. Если мы проведем инвентаризацию, то будем иметь больше маневра для получения кредитов и выстраивать свою политику по привлечению внешнего заимствования. Отмечу, что наши неудачи в бюджетной сфере связаны с отсутствием поступлений от приватизации. Очень важно, чтобы мы смогли показать привлечение реального инвестора. Если это произойдет, мы сможем просить иные организации, приглашать портфельных инвесторов в те или иные проекты. Кроме того, нужно продолжать работу с инфраструктурными объектами, то есть те программы, которые были до этого, но с попыткой корректировки на большее количество украинских подрядчиков. С учетом бюджетной децентрализации города и регионы должны представлять свои объекты для инвестирования.

Владимир Костерин, президент международного фонда «Сокращение рисков» (Risk Reduction Foundation):

Вопрос: сколько Украине нужно денег от МВФ – поставлен неправильно. На счетах украинских граждан за рубежом только согласно официальным данным находится более $80 млрд (практически объем ВВП Украины). Сравните с суммой транша по кредиту МВФ $1 млрд. Правильно поставленная задача состоит в том, чтобы наши национальные огромные валютные ресурсы пришли в страну и начали работать на экономику Украины, на рост ВВП и благосостояние всех граждан. Тогда необходимость в кредитах МВФ отпадет вообще. Кредит МВФ по условиям программы направляется в международные резервы НБУ и используется для погашения внешних обязательств, поэтому большого выбора нет. Условия являются довольно жесткими: запрет налогового стимулирования экономики, параметрическая пенсионная реформа (увеличение пенсионного возраста), жесткие ограничения на монетарную базу, то есть отсекаются возможности монетарного стимулирования высокотехнологичного производства, которое сейчас использует весь развитый мир. Хорошие требования борьбы с коррупцией, их надо выполнять, в этом плюс. Нашими главными ресурсами должны стать новая экономическая стратегия, изменение монетарной политики и развитие высокотехнологичного сектора экспортного производства, а не кредиты МВФ.

Николай Скорик, член парламентского комитета по вопросам бюджета (Оппозиционный блок):

Миллиард, который предоставил Международный валютный фонд, потратят на пополнение валютных резервов. На какое-то время стабилизируется курс гривни – вот и все. Ну, а как отдавать – никто не думает. Власть получила уже несколько кредитов, но жизнь украинцев от этого становилась только хуже. Считаю, что власти хватит набивать карманы зарубежными кредитами и расплачиваться за это из карманов людей. Украине нужны реальные инвестиции в производство и создание рабочих мест. Эти инвестиции не придут в страну с войной, политической нестабильностью, разгулом силовиков и постоянно меняющимся налоговым законодательством. Кредит МВФ – это наркотик при отсутствии реального лечения и с неизвестными для больного последствиями.

Эрик Найман, управляющий партнер компании Capital Times:

Ключевое – это купить газ на спокойное прохождение зимнего отопительного сезона. На самом деле нам нужно и уголь, и газ купить. Иначе мы зимой замерзнем! А все остальное мы переживем.

Читайте также: 

0

Выбор редакции

Comments