Вы здесь

А у вас есть родственники в России?

ФСБ РФ задержала в Москве корреспондента информационного агентства «Укринформ» Романа Сущенко по подозрению в шпионаже

0

258

Андрей Кривонос, глава директората Ассоциации франчайзинга:

Как раз 1 октября возвращался с международной выставки BuyBrand из Москвы. Мой круг общения в Москве в основном мыслит либерально, позитива в конфликте между нашими народами и изоляции России не видит. Но даже они от слова «война» начинают дергаться. Когда бывал в городе, заметил, каким вниманием пользуются автомобили с украинскими номерами – и подрезают, и блокируют, но в словесную перепалку не вступают, ретируясь с места созданного ими потенциального конфликта. Вообще, случай с Романом Сущенко, как и со всеми нашими у них, стал очередным показательным эпизодом из серии «чтоб другим неповадно было». Шпионаж и экстремизм в российском, широком значении, можно пришить любому, кто активно отстаивает свою позицию. Изучение бизнес-среды – это тоже как шпионаж, выходит… Не исключаю вопросов к себе со стороны различных органов РФ, в том числе по поводу этих слов.

Оксана Калетник, депутат Верховной Рады VII созыва:

Родственников в России нет, но есть много друзей. Например, в Питере живут мои друзья, с которыми мы дружим 20 лет. Недавно была в Лондоне на бизнес-тренинге коучера №1 в мире Тони Робинсоне, где были участники из 46 стран. Большая группа продвинутых ребят была из России в основном, почему-то из Сибири. Теперь мы поддерживаем отношения. Мир меняется, и всякое может случиться, но я верю в то, что каждый из нас притягивает к себе то, что есть внутри. Идет большое геополитическое противостояние, и в этой игре каждый выбирает свою позицию, а кто-то становится заложником различных манипуляций. Поэтому бояться или не бояться – это не выбор. Нужно жить!

Михаил Стрельников, президент юридической компании «Николас»:

Родственники в России есть. Мы с ними общаемся по телефону или по интернету. Но в Москву я не ездил с 2011 года и пока не собираюсь. Ведь понимаю, что при нынешних раскладах это крайне рискованное занятие, в Москве кого хочешь виновным могут назначить.

Геннадий Балашов, лидер политической партии «5.10»:

Да, у меня есть в России родственники по отцовской линии. Но они потерялись где-то в Москве или я для них потерялся… Мы уже из разных сословий. Мне нельзя въезжать на территорию Российской Федерации еще в 2014 году. Следственный комитет РФ возбудил против меня уголовное дело.

Татьяна Попова, председатель совета ассоциации «Телекоммуникационная палата Украины»:

Я родилась в Казахстане (Семипалатинск), но с пяти лет живу в Украине. И хотя в паспорте у меня было раньше написано «русская», я давно уже считаю себя украинкой. У мамы есть четыре сестры, у отца – две. У всех дети. Часть родственников переехала в Новосибирск, часть осталась в Семипалатинске. В Москве у меня живет очень близкая подруга и любимый крестник. Со всеми нормальные отношения, но о политике мы стараемся не говорить. Раньше мы часто ездили в Москву, но последние три года – нет. Не то чтобы я боюсь – просто не хочется. Хотя с моим именем и фамилией могут и перепутать с тезкой – нас часто путают.

Максим Шварёв, директор по коммуникациям Unitrade Group:

Так уж получилось, что у меня остались в России близкие родственники. Общаемся время от времени при личных встречах, часто по телефону, при этом каких-либо особых проблем не возникало. По поводу «шпионских интриг» – меня этот вопрос миновал, так как по характеру я человек дружелюбный и доверчивый. То есть совершенно далек от «миссий, которые невыполнимы». Конечно, существует определенная степень напряженности при пересечении границы, но это никогда не мешало переездам и встречам с родственниками. Главное, чтобы политическая подоплека не мешала близким людям общаться друг с другом.

Виктор Лисицкий, президент ассоциации «Укрсудпром»:

Родственники в России есть. Они живут там лет 50, а то и более, но у всех родственников корни из Николаева. Отношения с ними очень душевные. Мы бываем в Москве, вот и в этом году уже встречались со своими родичами. Конечно же, каждого украинца могут принять за шпиона. Но я не боюсь! Ведь путлеры приходят и уходят, а родственники и друзья остаются.

Андрей Худо, председатель совета директоров «Холдинга эмоций !Fest»:

Ні, в мене немає родичів в Росії. Зв'язків в принципі не має, хіба можуть старі друзі приїхати до Львова за позитивними емоціями. Як от, наприклад, на Alfa Jazz Fest, а щодо моїх поїздок, то планів відвідувати Росію не маю і, напевно, в найближчому майбутньому не буду мати. Може, колись, після перезавантаження.

0

Выбор редакции

Comments