Вы здесь

А вам далеко до ближайшего бомбоубежища?

Власти Москвы докладывают о завершении инвентаризации бомбоубежищ, рассчитанных на 100% населения

0

355

Вадим Васильчук, депутат Киевской городской рады:

Так, я був в бомбосховищах, що є в школах, а також в ЖЕКах та будинках; поруч з роботою – метро. Думаю, що люди не готові морально і не мають достатньо знань, як діяти у таких випадках. Всі знання зводяться до того, що є метро. Проте станції метро всіх не зможуть вмістити, та й не всюди вони є. Окрім того, вважаю, що  інформація для підвищення знань загалом містян недостатньо поширюється. Як наслідок – проблему серйозно не сприймають.

Геннадий Канищенко, владелец бара «Барабан»:

Где бомбоубежище у дома, я знаю. Рядом с работой – тоже.  У нас в Киеве была инвентаризация два года назад. На стенах есть надписи и стрелки. Дело не в этом, а в том, что этим бомбоубежищам 70 лет. В них живут крысы, плесень, а входы в экскрементах и дверь на висячем замке. Уверен, что в них не работает вентиляция, нет освещения, запасов медикаментов, воды и еды. Так что не в инвентаризации дело, а в последовательности.

Вадим Зинченко, эксперт по коммерческой недвижимости:

Теоретически знаю, но не уверен, что они нужны. Как показывает опыт сирийского Алеппо и бомбежек Лондона во время Второй мировой войны, бомбоубежища в жилых домах – это несерьезно: при попадании и обрушении дома вас быстро никто не откопает или вы задохнетесь при пожаре. Лучшее убежище – это метрополитен, глубокий хороший окоп или блиндаж на открытой местности. Так что в случае бомбежки я бы прятался в метро или искал укрытие вне жилой застройки. Это при бомбардировке обычными боеприпасами. А в случае ядерного удара поможет только углубленный в скальную породу автономный командный бункер. Но я бы все-таки рекомендовал совершенствовать систему ПВО.

Максим Скубенко, аналитик:

Чесно кажучи, на початку 2014 року знав розташування найближчих сховищ на шляху і до роботи, і до дому. На жаль, жодного разу не перевіряв, яка ситуація з цими бомбосховищами насправді, а після того як дізнався – викинув з голови знання про їх місцезнаходження. В метро чи навіть на вулиці, ймовірно, буде безпечніше. Київ не готовий. Не готовий, починаючи від бомбосховищ і закінчуючи системою адекватного сповіщення. І це не кажучи про відсутність у переважної більшості населення знань та навичок поведінки в таких ситуаціях.

Олесь Маляревич, депутат Киевской городской рады:

Пусть враги знают, что мы готовы ко всему! Безусловно, я знаю где бомбоубежище, – в паркинге под домом, там все смогут укрыться. Также это подвалы школ и подземные паркинги в соседних домах.

Андрей Золотарев, руководитель аналитического центра «Третий сектор»:

Подготовка системы гражданской обороны – это элемент подготовки к войне. Другой вопрос, будет ли она и с кем. Здесь главную роль играют не соображения гуманитарного порядка, а стремление сохранить человеческие ресурсы. Во времена СССР была создана и поддерживалась в состоянии готовности, пожалуй, наиболее мощная в мире система ГО. Сейчас, спустя четверть века, часть убежищ либо находится в запущенном состоянии, либо превращена в доходную недвижимость. В 2014 году предпринимались попытки реанимации. Трудно сказать, насколько это дело продвинулось, но, скорее всего, ситуация не отвечает требованиям защиты населения в той мере, насколько это требуется.

0

Выбор редакции

Comments