Вы здесь

Рабочие моменты

«Война — это эпидемия травмы»

У нас работа во внештатном режиме, каждый день живешь с мыслью, что вечером можешь не приехать домой. Но слово «страх» неподходящее — волнение, да, присутствует. Когда один тяжелый случай переходит в другой — это, конечно, вызывает волнение. Но мы люди военные и морально готовы к этому, наверное, были всегда. Хотя поток раненых шел большой, очень большой — это уже известный факт. У меня дед был военным медиком. И я не планировал идти по его стопам

0

247

Можно сказать, что после 9-го класса в медучилище меня направили. Но я быстро понял, что это мое, и другого не будет. В медицинский университет уже шел осознанно. И даже за эти два с половиной года войны ни разу не пожалел о выборе.

В начале всех этих… неприятностей, назовем их так, я был еще в отделении гнойной хирургии — занимался гнойными осложнениями. Потом был переведен в абдоминальный цикл и сейчас несу здесь службу.

Очень много пациентов было, столько времени прошло. Но был случай, который больше всего мне запомнился. Один из первых и самый тяжелый, наверное. Два молодых парня, очень объемное поражение нижних конечностей, и как результат — ампутация. Одному 19 лет было, второму 29, если не ошибаюсь. Они буквально с разлетом в два дня поступили к нам. Но ребята молодцы, держались. Крепкие. Сейчас их судьба потихоньку складывается. С одним совсем вот недавно созванивались, парень активно реабилитируется — плавает, занимается спортом. Я со своими пациентами стараюсь поддерживать отношения. Они звонят, рассказывают свои новости. Как же без этого?

Артур Сотников, и.о. начальника отделения неотложной хирургии клиники абдоминальной хирургии Национального военно-медицинского клинического центра «Главный военный клинический госпиталь». Полковник медицинской службы

Люди, которые пережили ужасы войны, когда гибнут рядом их побратимы, конечно, все по-разному переживают этот стресс. Поэтому у нас есть штат работников, специалистов, которые помогают ребятам восстанавливаться. Многие проходят через специальное лечение. То, что это необходимо — без сомнения. Но ведь ничего нового. После войны в Афганистане были те же самые вопросы.

Один из наших медицинских ученых говорил, что война — это эпидемия травмы. Соответственно, для медиков война — это, конечно, огромный опыт и знания. Плодом работы медиков времен Второй мировой войны был огромный труд, состоящий из десятков томов. Я думаю, что опыт ведения АТО тоже, в конце концов, будет обобщен и будут рождаться книги. А книги — это результат. Результат полученного опыта, перенесенный в виде букв на страницы.

На первых этапах в нашей работе были определенные ошибки, но с тех пор поменялось очень многое. Сейчас все и организационно, и технически лучше. За это время мы, бесспорно, многому научились. Наши специалисты не хуже зарубежных. Это уж точно. Да, есть вопросы со снабжением, техническим обеспечением, но в целом мы не отстаем.

Иностранные специалисты оказывали посильную помощь, которая была в определенный момент не лишней. Были разнообразные формы сотрудничества, ведь обмен опытом никогда никому не помешает. За рубежом неплохо обстоят дела с реабилитацией, опять же, за счет технического оснащения. Разные были отзывы, но те больные, которые проходили реабилитацию за пределами Украины, были довольны.

Мы также обучаемся и на конференциях. Совсем недавно проводило конференцию Министерство обороны, именно по вопросам оказания помощи во время ведения боевых действий. Приезжали люди со всех регионов Украины, было очень много интересных и конструктивных докладов. Несмотря на дефицит времени, медики встречаются, обмениваются опытом.

Не могу не вспомнить и о волонтерах. Волонтеры — это люди, которые на своем месте однозначно. Сколько было вложено волонтерскими организациями в лечение — переоценить сложно. Это, естественно, не решало проблему самого лечения, потому что все равно все делалось руками штатных медработников, которые днем и ночью находились рядом с ранеными. Но на тех этапах, когда были проблемы с обеспечением, — волонтеры очень помогали. Точнее, помогали и продолжают помогать. Всякие моменты, конечно, были, люди ведь разные. Но это жизнь. Мы здесь на работе, на службе, поэтому должны спокойно ко всему относиться.

К службе в зоне АТО тоже спокойно отношусь. Да, я там был, и когда поступит приказ — поеду снова. Но мне бы не хотелось это обсуждать.

0

Выбор редакции

Comments