Вы здесь

А вы часто пользуетесь правом подписи?

Жители Оболони собирают подписи под петицией о запрете строительства ТРЦ возле станции метро «Героев Днепра»

0

155

Светлана Сабри, совладелец сети магазинов SIA Home Fashion и Comptoir de Famille:

Не хочу показаться социально неактивной, но я уже не подписываю никаких петиций. Когда-то, еще в далекие 80-90 годы, вместе с жителями микрорайона в Одессе я боролась против строительства заправки возле нашего дома, ее собирались построить вместо клумб, на которых цвели розы. Мы подписывали документы, мы перекрывали движение… В результате: заправка стоит, бензиновая вонь в окна. Я не верю в действенность петиций. Я верю в конкретные действия. Когда находится конкретный человек, который имеет влияние, и он лоббирует вопрос. Да, за его спиной люди, интересы которых он отстаивает. И мне кажется, что и есть этому название: депутат. Не так ли?

Ирина Гуцал, директор Украинской биржи благотворительности:

Я поддерживаю новый инструмент влияния и взаимодействия с госструктурами. Сама не очень часто, но пользуюсь им, при этом нужно четко понимать, что электронная петиция – это только один из инструментов. Он позволяет вербовать сторонников и доказывать чиновникам важность и серьезность новаций или намерений. Но за любыми изменениями должны стоять люди – лидеры, готовые отстаивать свою точку зрения и за нее бороться. Петиция ради петиции никому не нужна. Например, относительно остановки строительства ТРЦ возле станции метро «Героев Днепра» намного продуктивнее общаться с депутатом Киеврады от своего района, что я и делаю.

Андрей Золотарев, руководитель аналитического центра «Третий сектор»:

Никогда не подписывал петиции ввиду бесполезности и манипулятивности этого инструмента демократии в наших условиях. Считаю, что наши чиновники наиболее чутки к петициям иного рода, точнее – бумажкам зеленого цвета.

Елена Деревянко, вице-президент Украинской PR-Лиги:

Петиции в наших условиях, это, с одной стороны, очередная имитация диалога власти и граждан. В каком-то смысле это способ канализировать недовольство горожан, тем самым снизив вероятность более действенных форм воздействия общины на принятие властью решения. С другой – это способ протолкнуть решения, к которым отношение киевлян неоднозначно. Так, за переименование улиц голосование шло очень подозрительным образом, поэтому имеются разные варианты петиций. Что касается моего личного участия, то в порядке эксперимента я подписала петицию общего характера о сохранении исторического облика Киева. И даже помогала собрать голоса. Но это просто декларация гражданской позиции, а не вера в эффективность этого инструмента коммуникации.

Андрей Найдек, директор компании «Динай»:

Раз или два подписывал петицию государственного уровня, не киевского масштаба. Считаю, что петиции как механизм опроса мнения населения – это неплохо. В то же время петиции нельзя считать полностью репрезентативными. Но думаю, что они должны существовать как способ какого-то давления на чиновников.

Октябрина Лисовская, управляющий партнер группы социального бизнеса О2:

Е-петиції є ефективним механізмом впливу та комунікацій громадськості на дії та рішення влади. А ще моніторингом рівня відповідальності та включеності громади. Я регулярно беру участь у підписанні петицій від людей або організацій, яким довіряю без політичного контексту. Адже вважаю, що пряма демократія – це завжди добре. Процес буде зростати, проте не так швидко, як хотілось би.

0

Выбор редакции

Comments