Вы здесь

Рабочие моменты

«Зимой платим за длинные «ноги» и обрезаем их»

Мы с коллегами смеемся, что «Миллион алых роз» — песня флориста. Миллион роз — совсем немного, на половину роллердрома в ТРЦ едва хватит. В мою «Мазду» влезает четыре тысячи роз. Помню, лечу на оформление витрины, а тут досмотр ГАИ. Опускаю окошко и говорю: «Солнышко, я сейчас открою, но все что выпадет, запихивать будешь сам». И протягиваю цветочек. Как правило, всегда удавалось договориться. Я сама в прошлой жизни старший лейтенант милиции

0

1505

Цветы — это мгновение. Не бывает такого, чтобы живые цветы стояли две недели. Клиенты часто возражают, мол, в гостиницах стоят. Но они не видят, как ровно в три часа ночи появляется флорист и меняет цветочки на аналогичные. А я два года обсуживала отель мирового уровня, знаю, как это.

Но всем нужна сказка. Хочется, чтобы ты встал, а елка в холле уже нарядная. А потом снова — оп! — и ничего нет. Поэтому монтаж и демонтаж объектов мы, как правило, проводим в ночное время.

Татьяна Петренко, флорист-декоратор

Двое-трое суток не спать — это, к сожалению, норма. Прошлой ночью, например, разбирали чемоданы в ТРЦ «Блокбастер» — демонтировали инсталляцию к фильму о вселенной Гарри Поттера «Фантастические звери и где их искать». Пока 120 чемоданов аккуратно, чтобы не зацепить ни одни стеклянные двери, спускали с этажа, я поспала. Ну как поспала? Смогла закрыть глаза. Музыка в ТРЦ, как выяснилось, звучит круглосуточно.

Иногда сплю на светофорах, мужу говорю, будет зеленый — разбуди. Но чаще за рулем ко мне приходят идеи концепций. Я много езжу. Пробег в день составляет до 250-300 километров. Как-то, в особенно жаркий день, на одной АЗС я заправилась дважды, а когда приехала третий раз, заправщик не выдержал: «Девушка, признайтесь, кем вы работаете?!»

Люди всегда хотят красоты, а перед Новым годом особенно. Сегодня ночью для бутика на Городецкого будем монтировать гирлянды. Первый раз мы их вешали в 2013-ом — во время революции. Не забуду, как я стою на пятиметровой лестнице, внизу нескончаемый поток людей, неподалеку стреляют… И тут мне кто-то кричит: «Нельзя в балаклаве. Снимай!» А я в ответ: «Я — флорист! Мне все можно». Мы ведь часто в балаклавах работаем — на улице больше всего мерзнут лицо и руки.

Всегда нужно оценивать, сколько людей будет на локации. Одно дело свадьба на 40-50, не сильно пьяных гостей, а другое — фотозона в кинотеатре. Недавно сломали итальянскую металлическую кровать: чтобы сделать селфи, на нее запрыгнули вдесятером.

Не могу видеть, когда вытаптывают цветочные композиции на Певческом поле. Всегда хочу спросить: «Зачем твоя жопа на фоне цветов?! Сфотографируй работу и позволь это сделать другим».

Этим летом участвовала в благотворительном проекте, благодаря которому на 15 тысячах квадратных метров появился цветочный сине-желтый флаг. Вот это был размах! Такой я видела только в Голландии. Для меня эта страна — вторая родина. А вот Францию не так люблю. Одно время я работала на цветочном рынке Парижа — это как наш «Столичный» рынок, но с куда большим числом корпусов. В цветочном корпусе работали сотни компаний, и в одной из них я. Но с французами мне было непросто: они часто говорят, нет проблем, однако ничего не делают.

Не все цветы, которые есть в Европе, можно довезти до Украины. Четырехдневную транспортировку в холодильнике цветам выдержать сложно. А те, что и выдерживают, часто не раскрываются — например, цветки лотоса. Как ни колдуй над ними, хоть пар пускай, не выйдет. Остается только ручное раскрытие — искусственные роды у нас называется.

Поэтому когда клиенты показывают западные картинки, я предпочитаю говорить правду, что мы сможем воссоздать только 10% этой красоты. В Украине, кроме эустомы, герберы и розы, ничего, по сути, не выращивают. Круглый год у нас есть только роза. Но если летом можно найти невысокую розу за 3-4 гривны, то зимой все цветы на искусственном освещении идут в высоту. Цена же напрямую зависит от длины «ноги». Поэтому платим за длинные «ноги» и обрезаем их.

Не дарю цветы никому, кроме гаишников. Дa и мне их не дарят — я давно не чувствую цветочные запахи. Даже моя кошка стала равнодушна к цветам. Как-то дома нужно было раскрыть в воде две сотни амариллисов. Ведра с ними были повсюду — на шкафах, подоконниках и в ванной. Всю ночь стояло откровенное «хрюканье» — когда бутоны этих колокольчиков лопаются, они издают характерный звук. Кошка ни один не тронула. Зато я тогда впервые поняла, что у меня появилась профессиональная болезнь — аллергия.

Хочу в ритуальный бизнес. Там срок действия проекта — три дня. Это не как у невест — девять месяцев предсвадебной лихорадки. Другое дело, что этот бизнес пока криминализирован. Но я уверена, что еще появится ритуальное агентство европейского уровня. Флористы же не просто работают с цветами — они делают события торжественными. Почему уход человека должен быть исключением? 

0

Выбор редакции

Comments