14:00   14.02.19

Амурные истории старого Киева

Середина февраля насыщена праздниками и памятными датами, среди которых три дня кряду посвящены делам амурным. 12 февраля все прогрессивное человечество отмечает Международный день брачных агентств, 13 – Международный день презерватива и, наконец, 14 – День святого Валентина, покровителя всех влюбленных. В этой связи грех не вспомнить о похождениях Дмитрия Гавриловича Бибикова, принесшего в Киев первые ростки сексуальной революции еще в середине XIX века.

Родился Дмитрий в семье генерал-майора Гавриила Ильича из знатного рода Бибиковых в 1792 году и приходился племянником супруге Михаила Илларионовича Голенищева-Кутузова. В 1808 году Дмитрий Гаврилович стал корнетом Белорусского гусарского полка, через два года сменил гусарский мундир на драгунский, перейдя в лейб-гвардии Драгунский полк. Успел отлично зарекомендовать себя в войне с турками, доблестно сражался с наполеоновскими войсками и, судя по всему, впереди ждала бы Бибикова блистательная военная карьера, если бы в Бородинском сражении не получил тяжелое ранении. Осколками вражеского ядра посекло правую руку и грудь, а левую оторвало вовсе.

загрузка...
загрузка...

Генерал-жандарм

О дальнейшей военной службе не могло быть и речи, и после поправки здоровья Дмитрий Гаврилович выбрал стезю гражданского чиновника, служил на должностях вице-губернатора во Владимирской, затем Саратовской и Московской губерниях. В 1824 году он перебрался в столицу, где получил портфель департамента внешней торговли. В 1837 году Бибикову доверили управление всем Юго-Западным краем, назначив его киевским военным губернатором, а также подольским и волынским генерал губернатором.

Дмитрий Гаврилович Бибиков
Дмитрий Гаврилович Бибиков

Киевская эпопея Дмитрия Гавриловича Бибикова продолжалась целых 15 лет. За эти годы он успел совершить множество славных и нужных дел, заботился о сиротах, развивал систему женского образования, создавал Центральный архив, организовывал изучения древних письменных документов, расстраивал и украшал Киев, защищал права крестьянства. В тоже время военный губернатор железной рукой искоренял всякое вольнодумство и сепаратистские настроения в крае, прослыл злым, бессердечным и скорым на расправу. Собственно для этого его в Киев император Николай Павлович и отправлял. Но была еще одна сторона в личности Дмитрия Бибикова, которая пришлась по душе Николаю  Романову.

Начальник дел амурных

Был киевский губернатор, как истинный гусар и драгун, записным  волокитой и пожирателем дамских сердец. Император и сам был не прочь закрутить интрижку вдали от дома и семьи, в связи с чем зачастил в Киев. Тут у самодержца был надежный товарищ,  которому можно было доверить свои деликатные секреты,  товарищ, который всегда был готов составить компанию в ночных прогулках по довольно специфичным увеселительным заведениям.

Французский литератор маркиз де Кюстин, совершивший в правление Николая I путешествие по Российской империи, несмотря на довольно свободные парижские нравы, оказался шокирован поведением российского самодержца, погрязшего в разврате. Практически любая понравившаяся царю особа женского пола, увиденная на балу, во время церковной службы или на прогулке — рано или поздно оказывалась в монаршей постели. При этом супруги замужних дам или родители девушек ставились в известность адъютантами о выпавшей им чести. Отказов, как правило, не было. Все знали, что обесчещенной царем девушке будет устроена прекрасная партия, а супруга, не пожалевшего для своего государя самого дорого, ожидает быстрый карьерный рост либо прочие милости в виде государственных наград или земли с крестьянами.

Николай I
Николай I c cупругой

Ресурсы и возможности губернатора трех губерний, естественно были скромней, чем у императора, но система взаимодействия Бибикова со слабым полом была построена на тех же принципах. Масштабы и размах, конечно, не те, но и запросы у Дмитрия Гавриловича были поскромнее. Несмотря на свой возраст, был по-военному подтянут, с дамами остроумен, вежлив и обходителен. Седина на висках и отсутствие руки только придавали особе генерала особой привлекательности в глазах барышень. На дам постарше, с более трезвым взглядом на вещи, большее значение имели даже не генеральские эполеты на плечах ухажера, а его положение первого человека в Юго-Западном крае.

Служебный роман

Роман Дмитрия Гавриловича Бибикова  и Софьи Гавриловны Писаревой сделал ее  супруга Николая Эварестовича одним из самых влиятельных людей в Киеве. В порядке компенсации за «некоторые неудобства» Писарев был назначен правителем канцелярии киевского генерал -губернатора. Николай Эварестович закрывал глаза на взаимоотношения супруги со своим начальником, Дмитрий Гаврилович, в свою очередь, смотрел сквозь пальцы на деятельность своей канцелярии, отдавая на откуп ее правителя решение множества вопросов.

Писарев оказался на своем месте, создав в трех губерниях Юго-Западного края стройную коррупционную пирамиду, увольняя и назначая чиновников, а также вмешиваясь в любые дела, если это сулило какую-либо выгоду. Поговорка — сколько веревочке не виться, в случае с этим взяточником не сработала. В 1848 году он стал губернатором Олонецкой губернии, какай управлял в том же духе. Через три года ушел в отставку, в своем имении под Тулой некоторое время работал над мемуарами. Умер он в 1884 году в Венеции, пережив своего благодетеля на 14 лет.

Киевские жрицы любви

Кухарка и графиня

Бибиков был человеком чрезвычайно влюбчивым и ревнивым. В воспоминаниях современников можно найти  множество историй любви Дмитрия Гавриловича, закончившихся скандалами и получившую широкую огласку. С профессором юридического факультета Университета св. Владимира Сергеем Орнатским губернатор не смог поделить кухарку. Где и когда девица попалась на глаза вельможе, история умалчивает, но заинтересовавшись этой особой Бибиков, старательно изучил ее взаимоотношения с хозяином, и, узнав, что между ними существует любовная связь, был страшно рассержен. Спасаясь от гнева губернатора, профессору пришлось оставить кафедру, продать дом и срочно покинуть Юго-Западный край.

Испугом, а точнее своей шевелюрой отделался преподающий в Первой киевской гимназии Стеблин-Каменский. Для того, чтобы попасть в опалу к Бибикову достаточным оказалось фразы: «От таких кудрей можно сойти с ума!». Слова эти неосторожно вырвались из уст фаворитки губернатора графини Эмилии Потоцкой. Дмитрий Гаврилович, уже блистающий в тот период шикарной лысиной, такой конкуренции потерпеть не мог и вызвал педагога к себе на прием. Посыльный, передающий «приглашение», посоветовал красавцу явиться на прием коротко постриженным, так как в противном случае «его обстригут у генерал-губернатора на барабане».

студенты
Студенты середины XIX века

Просто Мария

Совершенно же анекдотический случай произошел в 1846 году, когда за сердце прекрасной дамы схлестнулись начальник Юго-Западного края и киевское студенчество. Объектом спора стала некая девица Мария Б., которая пользовалась у старшекурсников необычайной популярностью. Дмитрий Гаврилович увидев в церкви новоявленную приму также высоко оценил ее природную красоту и вознамерился добавить ее в свою коллекцию. Мария, окрыленная своим необычайным взлетом по социальной лестнице, тут же забыла о своих былых ухажерах. Проезжая в пролетке, она не удостаивала их даже кивком головы, а на танцевальных вечерах стала танцевать только с офицерами, преимущественно из свиты губернатора, надменно игнорируя приглашения  лучших танцоров из студенческой братии.

Студенческое коллективное сознание было оскорблено в своих лучших чувствах и решило отомстить. Как правило церковные службы, посещаемые Бибиковым и его новой пассии, начинались с зачитывания поминальных записок. Когда под куполом храма в тридцатый раз прозвучало: «Об упокоении рабы божьей Марии» все присутствующие на службе поняли, о какой именно Марии идет речь, а сановный спутник этой самой Марии  побагровел от ярости, не имея возможности прервать молитву. На пятидесятой поминальной записке Маша наконец упала в обморок, а Дмитрий Гаврилович с сопровождающими его лицами получил возможность наконец покинуть храм под благовидным предлогом приведения барышни в чувство.

В Сретенской церкви молились об упокоении рабы божьей Марии

Проведенное расследование установило, что все поминальные записки числом более двухсот были поданы студентами университета. Массовые репрессии губернатор устраивать не стал, но собрав студентов в актовом зале университета, устроил им основательную словесную взбучку, которую закончил словами: «Можете водиться с девками, можете разбивать бардаки, но бог вас сохрани нарушать дисциплину»…


kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com