15:39   24.04.17

Бравый сектор

Они, как и футболисты, весь матч проводят на ногах. Они создают атмосферу на стадионе. Они с первой до последней минуты с командой, в отличие от обычных болельщиков, которые уходят задолго до финального свистка, если команда проигрывает или чтобы успеть раньше других к метро. 21 апреля динамовские ультрас организовали самый масштабный в текущем футбольном сезоне перформанс под названием «Белая шиза». «Большой Киев» задался вопросом, что представляют собой ультрас «Динамо» и почему они выбрали такой образ поведения на трибунах 

Движение ультрас в Киеве зародилось в 1980-х годах, тогда же и начали формироваться правила поведения и принципы поддержки любимого клуба на секторах домашнего стадиона и на выезде. Многое было заимствовано из зарубежного опыта, в силу универсальности субкультуры ультрас.

«Мне за сорок, скоро уже 30 лет, как я поехал на свой первый выезд. Тогда играли со «Спартаком» в Москве. Там, еще пацаном, попал под раздачу от «спартачей» – на мне были значки «Динамо Киев», на сумке надпись. Потом пошло-поехало. С тех пор я не могу без сектора. Даже сегодня, когда у меня семья, свой бизнес», – рассказывает «Большому Киеву» один из ветеранов ультрас, который просит называть его Ден.

загрузка...
загрузка...

Несмотря на то что купить билет в сектор НСК «Олимпийский» за «Бессарабскими воротами» может любой желающий, движение остается закрытым. В среде ультрас не приветствуют излишнего внимания к себе. «Большой Киев» обратился к официально уполномоченному представителю движения по общению с прессой Артему Худолееву с просьбой ответить на несколько вопросов.

«Посмотрели ваши вопросы, приняли решение не отвечать на них. По многим вопросам можно найти информацию в интернете, не хочется переливать воду туда-сюда», – ответил Худолеев, поделившись ссылками на публикации в интернете.  

В движении ультрас царит армейская дисциплина со своей субординацией. Поэтому во избежание неприятностей они при общении с «Большим Киевом» предпочли не называть себя.

«Основу «движа» составляют «фирмы» – объединения фанатов, их на секторе около десяти – восемь из них хулиганские, а три-четыре – ультрас. Это те, кто имеют историю и заявили о себе. В свою очередь в «фирме» есть своя структура: «моб» – главная ударная сила коллектива. Они участвуют в драках, защищая честь фирмы. «Скауты» выслеживают противника, анализируют его поведение и планы. И «фанаты», которые обеспечивают «саппорт» на игре», – делится подробностями с «Большим Киевом» один из участников движения.

Возрастных ограничений «на секторе» не существует, но в силу специфики «боления» на трибуне не бывает очень юных или пожилых людей. Средний возраст – 18-25 лет. Существует свой кодекс поведения, с которым предлагают ознакомиться всем желающим присоединиться к движению. Он доступен на страницах ультрас в социальных сетях. В частности, на трибуне не разрешается сидеть во время матча, находиться в одежде красного, розового, оранжевого, малинового, салатового цветов. Курение на трибуне и в подтрибунных помещениях категорически запрещено. Употребление алкоголя (в том числе пива) на трибуне также запрещено. Это же касается наркотиков – люди, замеченные в их употреблении, получают пожизненный запрет на посещение сектора. Девушки, а также парни младше 16 лет на домашних матчах стоят на трибуне не ниже десятого ряда. Исключение предоставляется авторитетным фанатам, которые порой приходят на трибуну с маленькими детьми. Использование пиротехники возможно только по разрешению. Как правило, оно принимается до матча. Есть практика небольших дополнительных «установок» перед домашними играми и выездами, во время которых напоминаются действующие правила и даются рекомендации по конкретному матчу.

Фанат «Динамо», соорганизатор сообщества Ultras Hearts Николай Малуха рассказывает «Большому Киеву», что впервые оказался на секторе с ультрас в 2007 году. Тогда он вернулся в Украину из РФ, где был руководителем Союза украинской молодежи Мурманска.

«Были контакты с членами Молодежного националистического конгресса. Часть их ходила на ультрас-сектор киевского «Динамо». Поскольку меня всегда интересовал «активный фанатизм», я присоединился к ним. Так состоялось мое знакомство с ультрас-движением», – вспоминает Малуха.

«В 2012-2013 годах футбол был на подъеме, тогда на секторе собиралось две-две с половиной тысячи ультры. Сегодня на топовый матч или на выезд приходит около тысячи человек, а на рядовых – от 100 до 500. При этом в группе в соцсети у нас 77 тысяч «суперопасных и злых» футбольных хулиганов, которые в интернете готовы порвать за команду. По моему мнению, участниками движения можно считать тех людей, которые регулярно поддерживают команду на домашних матчах и пытаются хотя бы несколько раз в год «пробить» выезды. Таких наберется пара тысяч», – рассказывает анонимный собеседник «Большого Киева». 

Среди ультрас распространены идеи патриотизма и национализма, поэтому к табу относятся всевозможные левые идеологии, отголоски коммунизма, антигосударственная деятельность. Принципиальным вопросом является независимость и автономность ультрас, поэтому существует запрет на участие от имени движения в политических и бизнес-проектах, сотрудничество с «заинтересованными людьми при исполнении обязанностей».

«Я человек национал-патриотических взглядов, и мне всегда импонировала активная позиция ультрас в этом вопросе. Особенно стоит упомянуть, что ультрас всегда публично высказывали свою позицию по поводу наиболее резонансных вопросов: защита украинского языка, геополитические союзы с РФ и тому подобное. А особенно ярко это проявилось во время Революции достоинства и российско-украинской войны», – отмечает Малуха. 

«Самую качественную проверку в «движе» делает время – случайные люди надолго не задерживаются в «фанатизме», а потому и не получают возможности приобщиться к решению внутренних вопросов и влияния. Этим правом обладают люди, имеющие многолетний опыт участия в акциях движения, личный вклад в его развитие. Те, кто зарекомендовали себя надежно», – говорит один из ультрас.

Дом советов

Сегодня на трибунах динамовского стадиона присутствуют два основных сообщества ультрас: White Boys Club (WBC) и «Родычи», которые отделились из основного движения в 2014 году. Причины раскола не называются, но все собеседники «Большого Киева» утверждают, что конфликта не было.

«Все, кому не нравятся принципы и правила сектора, всегда могут идти в другой. В 2014 году часть ребят ушла на 21-й сектор – это «Родычи». Никаких конфликтов не было, просто это личностные отношения между лидерами «фирм», не нужно искать сенсаций. Сейчас, возможно, отделится еще один сектор, не хотелось бы этого», – подчеркивает один из собеседников.

Главным руководящим органом WBC, которые занимают 41-й и 43-й сектора на НСК «Олимпийский», является совет WBC. В него входят представители основных «фирм» и авторитетные фанаты. Решения принимаются коллективно, единоличного лидера и самоуправства нет. Совет принимает решение о проведении перформансов, модульных шоу, их тематике, использовании пиротехники, согласовывает новые баннеры, «заряды» (речевки), другие акции.  

«Кто чем занимается (подготовка перформансов, магазин, стафф, стикеры, соцсети, тренировки, соревнования, взаимодействие с внешними субъектами) – сложилось исторически. Инициативные группы берутся за то, к чему есть талант, время, вдохновение и ресурсы. При желании можно приобщиться практически к любому начинанию. Подготовка баннеров занимает больше времени, чем средств. Новые «заряды» вводятся постепенно. Инициативная группа «креативит» самостоятельно или же осуществляет адаптацию известных зарубежных произведений, после чего тексты выкладываются в паблик для обсуждения и изучения участниками движения. Приживаются далеко не все, однако за несколько предыдущих лет репертуар пополнили несколько классных, на мой взгляд, произведений. Следует отметить постепенную украинизацию русскоязычного, по историческим причинам, перечня «зарядов», – рассказывает представитель движения.

Основными источниками поступлений средств является продажа стаффа (одежды с символикой клуба или «фирмы». – «Большой Киев»), абонементов в сектор, билетов на еврокубки (обладатели абонементов имеют скидки на билеты). Иногда к определенным инициативам привлекается широкий круг участников – в таком случае делаются объявления в соцсетях (например, плетение маскировочных сетей для фронта, сбор игрушек и вещей для детдома, подготовка особых перформансов на матчи). Но есть проекты, которые требуют значительных затрат, например, поддержка военнослужащих в зоне боевых действий на востоке Украины, детских домов, узников совести. Номера банковских счетов всегда указаны на интернет-ресурсах движения, ультрас часто проводят аукционы.

«Регулярных дополнительных финансовых ассигнований нет, поскольку принципиальным вопросом является независимость и автономность движения», – говорит один из собеседников.

Ставка на молодежь

Устоявшиеся с годами правила и принципы поведения свято чтут даже бывшие участники движения. Те, кто уже давно не ходит «на сектор», не спешат раскрывать все подробности внутренней «кухни».  

«Вы спрашиваете, почему мы не публичны, хотя не делаем ничего противозаконного? Все просто – это взаимоотношения с правоохранительными органами. У нас есть опыт противостояния им, все это видели и во время «оранжевого» Майдана, и во время Революции достоинства. Нет страха противостояния. Например, у меня вечером после начала последнего Майдана были люди в штатском и предупреждали супругу о возможных последствиях. У них есть списки, кто-то ведет базу данных. Сегодня власти лояльны к движению ультрас, поскольку мы были одни из первых. А вот как обернется ситуация завтра, никто не знает, поэтому лучше быть закрытыми от посторонних», – объясняет Ден.

В 2014 году по инициативе ультрас «Динамо» было достигнуто согласие о перемирии фанатских движений Украины. С началом русско-украинской войны футбольные ультрас были одними из первых, кто ушел добровольцами на фронт. Многие воюют до настоящего времени.

С подрастающей сменой ультрас ведут активную работу как на уровне «фирм», так и «на секторе». В частности, в официальных группах в соцсетях можно найти объявления о проведении тренировок по кулачному бою, футбольных соревнований, встреч с авторитетными фанатами движения.

Недавно сообщество WBC устраивало показ и обсуждение фильма «Последний аргумент», который рассказывает о сути и традициях движения.   

«Есть разные форматы поддержки своей команды: можно сидеть с пивом и хот-догом в руках, время от времени выкрикивая слова поддержки команде, а можно в течение всего матча создавать поддержку и соответствующую атмосферу – перформансы, пиро-шоу, кричалки, песни, модульные шоу и тому подобное. Мне второй формат нравится, потому что это переживание «по-взрослому». К этому я приучаю своих детей: время от времени вожу с собой старшего сына на сектор. А свой первый матч «Динамо» на выезде он посетил в Донецке, когда ему было два года», – рассказывает Николай Малуха.

«На секторе» не во всем согласны с трансферной политикой футбольного клуба «Динамо», что можно заметить по поведению ультрас во время объявления диктором фамилий игроков.

«Сектор достаточно активно поддерживает иностранцев, которые делом доказали, что для них значит клуб. Каждый новый персонаж должен понимать, что авторитет и уважение – это то, что надо завоевать. Есть интересные персонажи, которые пришли в команду для заработка и рассматривают клуб как трамплин для дальнейшего переезда на Запад. Они на поддержку рассчитывать вряд ли могут», – говорит один из фанатов.

Собственно с клубом «Динамо» отношения у киевских ультрас прохладные. Президент клуба Игорь Суркис вынужден считаться с ними, поскольку «фанаты – это команда». Но вместе с тем за постоянное нарушение дисциплины «на секторе» ФК «Динамо» выплачивает штрафы, в первую очередь за использование пиротехнических средств. 


kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com