12:05   28.08.18

Как учились в старом Киеве

Учениками и студентами старый Киев наполнялся уже в начале августа. Вакации – каникулы в Киево-Могилянской академии – длились всего месяц. Быт и способ жизни первых киевских студентов, как и их прозвище — бурсаки, переняли последующие касты учащейся молодежи. 

Короткие каникулы

загрузка...
загрузка...

Вакации – так назывались летние каникулы в первой половине XIX века в Киево-Могилянской, а потом и в Киевской духовной академии – длились недолго. Начинались они 22 июня, причем отбыть по домам ученики и студенты просто так не могли. Только получив печать на своем письме в канцелярии, обучающиеся отбывали по домам: кто на извозчике, кто по реке в складчину – так дешевле, а кто и вовсе пешком, подрабатывая на еду по пути концертами, представлениями и пением в церквях. А уже 22 июля студенты и гимназисты должны были показаться наставникам и 1 августа приступить к занятиям. Так что в конце лета Киев XIX века уже был полон обучающейся молодежи.

Сады

В 1874 году в Киеве проводится однодневная перепись населения. Молодая киевская интеллигенция обходит дом за домом и видит прозу трудовой жизни: малолетние дети рабочих с утра до вечера находятся без присмотра. Дети мещанских семей дошкольного возраста были под присмотром матери или нанятой няни. Малыши женщин, помогавших в домах по хозяйству, бегали во дворе и так и назывались – дворовыми детьми. Для сирот были приюты, в том числе благотворительные. А вот детьми при работающих родителях никто не занимался.

Так в 1875 году по инициативе киевской общины открывается первый в городе общественный детский сад – дневной детский приют. Цель заведения – помочь рабочему сословию улучшить материальное положение самих детей чистой одеждой и здоровой пищей, а также «дать задатки науки и нравственных начал». В приют принимали детей от трех до десяти лет.

Воспитанникам приюта приходилось также участвовать в содержании своего дневного дома: мыть полы и посуду, помогать кухаркам и прачкам, носить дрова и убирать двор, уменьшая таким образом расходы на его содержание. Почти за 20 лет по Киеву было открыто пять таких приютов. Деньги на их содержание специально созданное общество собирало через благотворительные лотереи, балы, концерты, выставки и спектакли. В 1888 году ежегодное финансирование детских приютов ввела и городская дума.

Школы

Начальное образование в Киеве можно было получить в Киево-Могилянской академии. Правда, обучение было платным. Но были среди учеников и талантливые дети бедных родителей – за них платили меценаты академии или знаменитые выпускники заведения. Курс образования делился на три части: начальный, средний и высший. Академия выпускала не столько священников, сколько светских деятелей, которые занимали посты от служащих Генеральной военной канцелярии до министра народного образования или тайного советника.

Именно школьников Киево-Могилянки и прозвали бурсаками, поскольку проживали они в общежитии академии – бурсе. Бурсакам хронически не хватало денег на еду и быт, особо нуждающимся якобы даже выдавали справку с разрешением на прошение милостыни. Хотя вообще-то побираться ученикам и студентам было запрещено.

Кормить детей могли только два раза в день: обедом и ужином, и то очень скудными. Хлеба давалось не сколько хочешь, а порционно. Сапоги полагались одни на год, и бурсаки надевали их только при выходе в город. Одежда, тоже редко меняемая, была поношена и изорвана. Часто и «квартирные» ученики выглядели не лучше. «Бурсак» же в этом свете нередко звучало как обидное прозвище.

Разделение образования

В начале XIX века проводится реформа образования: разделяют духовное и светское обучение. Вместо Киево-Могилянской академии появляется Киевская духовная академия, которая готовила преимущественно священнослужителей.

Светское образование в Киеве можно получить в пансионах (закрытые школы с общежитиями), гимназиях и училищах. Среднее образование развивалось и видоизменялось на протяжении всего XIX века. В первую его половину распространенной практикой в учебных учреждениях были телесные наказания: розги, дерганье за уши, лишение обеда и заключение в карцер. Проступками считались прогулки в городском саду без родителей, игра на улице в мяч, посещение театра, купание и даже расстегнутый сюртук, посещение не своей церкви – тоже преступление. Неудивительно, что дисциплина была на высоком уровне, а «учитель идет» звучало как набат. Исключение составляла только Первая киевская гимназия, где учились дети привилегированного сословия Киева.

Но во второй половине XIX века ситуация стала меняться. Против телесных наказаний выступил новый попечитель Киевского учебного округа известный хирург Николай Пирогов. Он поддержал родителей и учителей, требовавших отмены воспитания розгами. Пирогов же изменил и отношение к высшему образованию.

Университет

Университет святого Владимира (теперь Киевский университет им. Т. Г. Шевченко) открыли в 1834 году. Первый начальник новообразованного Киевского учебного округа полковник Егор фон Брадке видел студентов как людей военно подготовленных (им вручались шпаги, на пустыре перед университетом проводились тренировки), с хорошими светскими манерами (студентов приглашали на балы и вечера), хорошо образованных, знакомых с последними достижениями науки (преподаватели тщательно подбирались). Однако после раскрытия заговора среди польских студентов Брадке вынужден был подать в отставку и покинуть Киев.

Престиж наук стал стремительно падать, когда за образование стал отвечать генерал-губернатор Дмитрий Бибиков. Поскольку Николай I прощал петербургским буршам все их проделки, Бибиков поощрял разгульную жизнь студентов-аристократов. Сформировался целый клан белоподкладочников – название пошло от их мундира в обтяжку с отвороченной белой полой, дабы можно было видеть белую шелковую подкладку. Вместо лекций такие студенты посещали рестораны, шато в саду, прогуливались по Крещатику, вечера проводили среди картежников и женщин. В карманах, по описанию Куприна, у них всегда был набор щеточек для волос, усиков и бородки, пудреница, зеркальце, духи и прочие туалетные принадлежности.

«Казеннокоштные» и «своекоштные» люди

Совсем другой была каста «казеннокоштных» студентов, которые учились в педагогическом отделении и в будущем должны были пополнить ряды учителей в гимназиях и училищах. Они находились на полном казенном обеспечении: общежитие находилось в стенах университета, предоставлялось хорошее питание в специальной столовой, бесплатное обмундирование. Студенты были счастливы, поскольку обучались у самых лучших профессоров и наставников, как и дети вельмож.

И особенный отдельный род студентов – своекоштных, но далеко не так свободных финансово, как белоподкладочники. Своекоштные студенты снимали комнаты в хатах-мазанках, питались в частных столовых, которые у себя в доме устраивали киевлянки. Стараясь сэкономить, студенты объединялись в артели, совместно снимали жилье, сбрасывались деньгами и вели общее хозяйство: закупали продукты на рынке, заказывали кухарке приготовление обеда на всех, ужин в печи сооружали сами, чай пили по выходным. Наслушавшись о бедственном положении некоторых из воспитанников, генерал-губернатор Дмитрий Бибиков учредил квартиру для недостаточных студентов. За плату в шесть рублей студент получал помещение, чай утром и вечером, хороший обед, мойку белья и баню – роскошные условия. 

Заметные изменения в образовании произошли во второй половине XIX века. Известный хирург Николай Пирогов, бывший начальником Киевского учебного округа в 1858-1861 годах, с одной стороны, поднял авторитет науки, ликвидировал казарменный дух в учебных учреждениях и отменил телесные наказания в гимназиях. С другой – отменил квартиру для недостаточных студентов и институт для казеннокоштных студентов. В последнем попечитель-либерал видел некий закрытый клуб, соотносил его с Институтом благородных девиц. Хорошие начинания идут рука об руку с ошибками как у авторитарных, так и у либеральных руководителей.

Университеты для девиц

Нельзя же в самом деле обойти вниманием женское образование. Для девочек из малообеспеченных семей или сирот дамы из высшего общества устраивали школы домоводства и пансионы, где барышни могли освоить азы ведения хозяйства и получить начальные научные знания. Такие выпускницы могли потом работать экономками, домохозяйками и гувернантками в богатых домах.

Высшее образование в Киеве XIX века можно было получить в Институте благородных девиц или на Высших женских курсах. В институт принимались девицы от 8 до 17 лет. Обстановка в заведении была дворцовая, образование – всестороннее (закон божий, русский, французский, немецкий и польский языки, арифметика с геометрией, физика, география, история, музыка, танцы, рисование, рукоделие), учителя – именитые, но требования по уровню знаний и перспективы – весьма туманные. Например, свидетельство на звание домашней учительницы.

К концу XIX века женское образование стало солиднее. В 1878 году появляются Высшие женские курсы, где преподают профессора университета, программа лекций была соответственно такой же. Быт у курсисток мало чем отличался от студенческого: три-четыре девушки в одной комнате, на питании экономили, на вечеринках подавали только чай с бутербродами. К сожалению, курсисток воспринимали как пропагандисток женской эмансипации и через 10 лет женские курсы в Киеве, как и все остальные в Российской империи, закрыли. Высшее образование для девушек возобновилось незадолго до революции – в 1910 году.

загрузка...
загрузка...

kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com