Вы здесь

100 лет назад

Борьба за церковную независимость УНР

Украинское государство в марте-апреле 1918 г., разрабатывая в непростых условиях основы нового общественного организма, было вынуждено вести диалог с церковью

Большинство населения Украины являлись православными. Но церковь по каноническим нормам управлялась московским патриархом Тихоном, у которого была масса приверженцев среди украинских верховных иерархов. Таким образом, сложился конфликт интересов Москвы и Киева.

Курс на автокефалию

Социалистическое большинство украинской власти, по большому счету, не особенно интересовалось церковными делами, не обозначая явно своего отношения к ним и не считая это нужным. Но держать на контроле религиозную ситуацию в стране оно все же старалось. 15 марта приказом по министерству внутренних дел вице-директором департамента исповеданий был назначен Н. Н. Бессонов – бывший подольский, а затем красноярский епископ Никон.

Глава Департамента исповеданий Центральной Рады Николай Бессонов

Далеко не все церковные иерархи в Украине приняли это назначение – фигура епископа, отказавшегося от сана, раздражала многих. Но его знание религиозных тонкостей устраивало премьер-министра В. А. Голубовича. Н. Бессонов неоднократно занимал преподавательские кафедры в разных духовных учебных заведениях, имея также и опыт парламентской работы в IV Государственной думе. К тому же он горячо поддерживал автокефалию украинской церкви.

Талантливый публицист, Бессонов в прессе констатировал отвратительную религиозную ситуацию в Киеве, которую он охарактеризовал как формализм. Это, по его словам, выражалось в ненадлежащем выполнении клиром своих обязанностей. Формализм в богослужениях проявился, в частности, во время встречи украинских войск 2 марта на Софийской площади; в отсутствии работы среди вернувшихся военнопленных-украинцев. Вопиющим фактом, по мнению чиновника, было и провозглашение «многая лета» российской державе в Софийском соборе 24 марта. Впрочем, подобных «вопиющих фактов» с поминанием «русского воинства» и патриарха хватало и на местах.

Епископ Волынский Евлогий

Такая позиция главы религиозного ведомства не могла устраивать промосковский клир. И эмиссары патриарха Тихона – епископы Волынский Евлогий и Чигиринский Никодим – не замедлили 8 апреля прояснить ситуацию с отношением УНР к церкви непосредственно у министра внутренних дел М. С. Ткаченко. Последний заверил посетителей, что церковь, конечно же, может надеяться на доброжелательное отношение правительства. Уже сейчас, заявил министр, правительство предпринимает меры по облегчению материального положения священства. И дальнейшее развитие церкви и государства должны идти рука об руку – на религиозные структуры возлагается миссия развивать украинскую культуру. В конце беседы министр недвусмысленно высказался за автокефалию украинской церкви.

Епископ Чигиринский Никодим

Москва: курс на раскол и «черную сотню»

Такая позиция УНР не могла нравиться в Москве. И в околоцерковных кругах стали циркулировать слухи о том, что 10 мая 1918 г. открытие второй сессии Всеукраинского церковного собора может быть сорвано. Впрочем, здесь уже были заложены «мины замедленного действия».

Газеты отмечают, что новая церковная власть в России продолжает политику всех российских правительств – от царского до советского – в вопросе угнетения национального движения Украины. И она ставит цель отторжения от Украины части территорий – Харьковщины, Херсонщины, Екатеринославщины – пусть не в территориальном, а в религиозном смысле.

Для этого Москва, в нарушение правила о неделимости Киевской митрополии, выделила из нее Харьковскую и Одесскую – буквально накануне первой сессии собора. Кто встал во главе вновь созданных кафедр – нетрудно понять на примере митрополита Харьковского Антония (Храповицкого), который даже по церковным меркам слыл реакционером. Достаточно вспомнить его роль в создании Союза русского народа – насквозь черносотенной партии. И он не стал зря есть хлеб на Харьковской кафедре.

Митрополит Харьковский Антоний (Храповицкий)

УНР, даже в условиях войны сохранявшая демократические свободы граждан, не особенно вмешивалась в дела общественных организаций. И в конце марта в прессе появилась информация о возрождении в Киеве и других городах клубов русских националистов. На уличных митингах зазвучали монархические речи, на местах началось противостояние украинизации. В столице стали распространяться слухи о торжественных молебнах во многих городских церквях в честь царя Михаила Александровича. Как писала пресса, это было верным признаком возрождения черносотенства и великорусского национализма.

Эти слухи удивительным образом совпали по времени с сообщениями австрийских газет о поддержке русской православной церковью движения за возрождение монархии и подготовке монархического переворота в России.

Противостояние проукраинских и промосковских сил на церковном фронте все обострялось.

Посильная помощь

Внимания государства требовали и текущие запросы церкви. В плачевном состоянии находилась система духовных учебных заведений. Это касалось четырех мужских и двух женских киевских духовных школ. В начале январских уличных боев слушателей Подольской и Софийской школ распустили по домам. Здание Киевской духовной семинарии было разгромлено и повреждено пожаром.

Беспорядок на железных дорогах, из-за чего ученики не могли добраться до Киева, а также бедственное положение продовольственной сферы – не давали возможности начать учебный процесс. Тем не менее, занятия там планировалось возобновить. По этому поводу министерство образования обратилось ко всем украинским духовным школам. Чиновники предложили составить списки преподавателей, которые могли бы в следующем учебном году начать обучение на украинском языке.

Во встречном обращении духовенство Подольской епархии изложило просьбу открыть там православные гимназии с углубленным изучением гуманитарно-христианских наук, в дополнение к государственным программам.

Огромная потребность в средствах и силах была в деле реставрации храмов. Так, в заявлении отдела охраны памятников старины и искусств Министерства образования говорится: «Одному из наиболее выдающихся памятников старины г. Киева грозит опасность. Уже несколько лет на взгорье, где стоит Андреевская церковь, начались «оползни»…

На протяжении прошедшего 1917 года… была организована при строительном отделе киевской городской управы межведомственная комиссия, …киевская городская дума ассигновала на первые работы 10 тысяч рублей, была начата и сама работа.

Но из-за недостатка средств работа прекратилась, опасность для этого памятника искусства остается.

Имея в виду, что министерство труда организовывает общественные работы для безработных, отдел обращается с просьбой, чтобы в план работ были внесены и работы по укреплению Андреевской горы в Киеве с ассигнованием на них согласно смете до 30-ти тысяч карбованцев».

Сюда следует прибавить и ликвидацию последствий обстрела храма большевиками, на что требовалось около 5 тыс. карбованцев. Но обращение духовного начальства в городскую управу не помогло – денег в казне не было.

Помощи требовали и продовольственные вопросы. В преддверии посевной кампании Киево-Печерская Лавра обратилась к министру земельных дел УНР с просьбой оставить монастырю под посевы находящуюся в его собственности землю (8161 десятина), а не передавать ее в пользование крестьянству.

Да и само содержание духовенства требовало значительных средств. И в конце марта министерство внутренних дел вышло на Совет Народных Министров с законопроектом об ассигновании на помощь церкви 10 млн карбованцев – из расчета по 500 карбованцев на каждое духовное лицо.

Пора и власть употребить

Но наиболее тревожными для УНР были настроения клира промосковской ориентации. «Государство, объявив свободу совести, тем не менее не может оставаться в стороне от религиозных проблем», – пишут газеты. А украинская армия, в свою очередь, должна охранять общество не только от физических, но и от моральных угроз.

Обозреватели указывают на возможность, не отнимая у московского патриархата гражданских церквей, вести пропаганду автокефалии в храмах военных, поставив там сознательных священников. Затем, в соответствии с православными канонами, сформировать свой украинский клир, рукоположив его при поддержке одной из восточных православных церквей.

Газеты прямо говорят, куда стоит обратить свои взгляды – тесное сотрудничество с константинопольским патриархом, что теперь, в условиях мира с Турцией, не составляет особых проблем. Тем более, что посол УНР туда уже назначен и сможет поспособствовать налаживанию контактов с церковными кругами Порты.

В прессе настоятельно рекомендуется также заключение договора с папским престолом. Рассматривается открытие в Киеве римско-католической духовной семинарии. К чтению лекций предполагается допускать преподавателей, знающих украинский язык. Вся католическая богослужебная литература должна быть также переведена.

Таким образом, киевская власть, объединив усилия нескольких министерств и ведомств, пыталась найти средства для поддержки украинской церкви и оградить ее от московского влияния. А церковная общественность готовилась ко второй сессии Всеукраинского собора. Но очень скоро для киевлян вопросы религии отошли на второй план – из-за надвигающихся политических изменений.

0

Выбор редакции

Comments