Вы здесь

Что читать

Читать – бояться. Ужасно интересное чтение

Щекотать себе нервы с помощью печатного слова можно по-разному. Старый добрый способ – романы, в которых злодействуют злодеи, маньячат маньяки, свирепствуют убийцы

А бывают и такие книги, которые одним свои существованием запросто способны свести с ума.

Ящик Пандоры

Емі Джентрі. Чужа. – Х.: Фабула

Редкий случай – похищенная незнакомцем Джулия возвращается домой после восьми лет сексуального рабства. Папа, мама, сестра, ведущие ее дело полицейские, частный детектив – все по-своему в шоке. У них есть поводы подозревать неладное: когда-то милый подросток, а теперь затравленная с виду женщина ведет себя странно и явно лжет. Кого боится? Почему путается в свидетельствах? Да и, собственно, та ли она, за кого себя выдает?

У Эми Джентри лишь один роман в кармане, однако критики имели все основания назвать дебютантку «восходящей звездой». Ее «Чужая» раскручивается по спирали, где каждый последующий виток ужасает больше предыдущего. Здесь литературно проработаны разные страхи, но особенно важны два: страх перед неизвестностью и страх, когда уже все знаешь, и тебе решать, что с этим делать. Невыносимая дилемма. И когда кажется, что ниже дна быть не может, американка ехидно щурится, раскрашивая сюжет новыми темными нюансами. Может, да еще как.

Бойня № 1

Жан-Крістоф Гранже. Лонтано. – К.: BookChef

Много лет назад в Африке инспектор Морван поймал серийного убийцу: Человек-Гвоздь превращал жертвы в обрядовые статуи, шпигуя их острыми предметами. В наше время на военной базе во Франции погибает новобранец. Эти события внешне ничем не связаны, но внутренняя логика в них есть, и она касается семьи полицейского и его самого.

«Лонтано» – долгоиграющий роман, который скрасит не один вечер тем, кому в радость жанровые миксы: он то детективом прикидывается, то триллером, то семейной драмой. Жан-Кристоф Гранже не стесняется в выражениях и удивительно четко формулирует: «Морван убивал, крал, мошенничал, шпионил, шантажировал – и все в интересах Республики. Это его более-менее отличало от обычного уголовника».

Автору легко простить сюжет, усложненный массой подробностей – по сути, это еще и труд просветителя, что полностью во французской традиции. Отдельное «мерси» за отсутствие положительных героев. У Гранже почти все – мерзавцы, отсюда и кучи грязи, и реки крови. Отдельного упоминания заслуживает, конечно, открытый финал. По какой причине полегло столько народа, не раскрывается в «Лонтано». А вот в чем состоит главная тайна, станет понятно из следующей книги.

Грехи отцов

Нора Робертс. Одержимість. – К.: КМ-Букс

Наоми думала, что в заброшенном лесном домишке отец прячет велосипед ей на день рождения, а оказалось – изувеченную женщину. Фото на стенах с другими потерпевшими не позволяют надеяться, что строгий, рукастый, праведный папенька случайно сбился с пути истинного. Мрачное прошлое потом скажется на жизни девочки самым неожиданным образом. «Одержимость» именно об этом – не о душегубствах, а о повседневных грехах разного номинала: трусости, равнодушии, жадности.   

Если бы нужно было подобрать антонимическую пару предыдущему автору, то вот она – Нора Роберс. Там, где Гранже создает атмосферу моральной помойки, американка культивирует обстановку великолепной оранжереи, в которой, правда, за одной из пальм затаился маньяк, а посетители  некоторое время делают вид, что его не замечают.

Робертс производит в основном женские романы и детективы. И триллер у нее такой же – с любовной линией, которая занимает значительный объем книги. Поэтому, как бы странно ни звучало, он легкий, непринужденный, по-дамски светлый. Но, как и было обещано, маньяк все равно на месте. И даже не один.   

И видеть сны

Роберт Чемберс. Король у Жовтому. – К.: Видавництво Жупанського

Подобно тому как многие монстры выползли из Гоголевской «Шинели», от сборника малой прозы «Король в Желтом» отпочковалась едва ли не вся западная мистика ХХ века. И несмотря на то, что Роберт Чемберс был плодовитым и разнообразным автором в диапазоне от детской до исторической литературы, именно этот десяток рассказов оставил его имя в Зале славы.

Внимание писателя сфокусировано на одноименной загадочной книге: после знакомства с ней люди теряют рассудок от нестерпимой жути. Проклятые страницы распространяются по миру, словно инфекция. И кажется, будто в них заключено дистилированное зло.

В отличие от последователей, которые нередко нагнетали «в черном-черном лесу стоит черный-черный гроб», Чемберс холоден и отстранен. Сила его личной магии – в умении изобразить неопределенное, смутное, потустороннее, избегая сильных эмоций и дешевых трюков. В создании собственной символической космогонии. В смешивании реальности, снов, видений, галлюцинаций с такой микронной точностью, чтобы читатель так и не понял, почему, собственно, у него мурашки по всему телу.

0

Выбор редакции

Comments