Вы здесь

Что читать

Книги как в первый раз

Думаете, вы знаете этих писателей? Ежи Лец, Жюль Верн, Тарас Прохасько, в конце концов, Кристофер Бакли – вы точно знаете, чего от них ожидать, как и о чем они пишут? А вот и нет. Хороший писатель всегда способен на неожиданность и запросто ломает читательские стереотипы. Убедитесь сами, такими своих любимых авторов вы еще не видели

Артбук

Тарас Прохасько. НепрОсті. – Л.: Terra Incognita

Кажется, Юрий Андрухович когда-то заметил, что стилистика письма Тараса Прохасько сродни растительной. Изысканная, но непонятная метафора. Ровно до того момента, пока не откроешь хотя бы «НепрОсті» – мифопоэтический роман о Карпатах, богах и людях, о пространстве вне времени, о циклической повторяемости всего на свете, которую мы почему-то называем жизнью. Если здесь и присутствует драматургия, то внутренняя, сопряженная не с действием, а словом как таковым. 

Манера автора напоминает макросъемку: детали крупным планом, еще, еще крупнее, пока в мельчайших фрагментах не проявится целое. Это тонко уловила художница Юлия Табенская, создавшая на основе текста почти двадцатилетней давности собственный художественный мир. Ее графика с эффектом коллажа резонирует с отдельными эпизодами, подхватывает определенные темы, играет их смыслами. Имитация антикварной открытки и страниц ботанического атласа, классический офорт, рисованная карта, аллюзии на полотна старых мастеров – теперь Прохасько можно и рассматривать тоже. Причем долго и со вкусом.  

Приключенческий роман

Крістофер Баклі. Майстер реліквій. – Х.: Фабула

Работа спичрайтера в команде Джорджа Буша - старшего сказалась на литературных пристрастиях Кристофера Бакли самым радикальным образом. В современной американской литературе его сатирические опусы («Суматоха в Белом доме», «Здесь курят», «Господь – мой брокер») – наиболее едкие и беспощадные. При этом Бакли все равно, кому давать прикурить: неважно, какому по счету президенту и его пассиям, лоббистам, бизнес-гуру, церковникам. Он будто общественная сторожевая – лает там, где видит проблемы.

И вдруг «Майстер реліквій», крепкий авантюрный роман с Альбрехтом Дюрером в главной роли. Художник вступает в сговор с торговцем ценностями, который предлагает подделать ему Плащаницу Господню – ведь это бешеные деньги. Особенно жарко становится, когда в погоню за «святыней» включаются знатные клиенты, среди которых архиепископ Майнцский и курфюрст Саксонии Фридрих. По словам автора, оставить обычных для себя персонажей в покое и нырнуть на 500 лет назад его заставил тот факт, что нынешние политики стали бессовестной самопародией. Ренессансные деятели так грешить себе не позволяли.       

Фотоальбом

Лец. ХХ століття. – К.: Laurus

Проект «Лец. ХХ століття» родился из любви Виктора Шендеровича к лаконичности Станислава Ежи Леца и строгости фотографии прошлого века. Журналист решил соединить красивое и острое. Каждый разворот – это черно-белая работа одного из выдающихся профи (Анри Картье-Брессона, Лизы Ларсен, Антанаса Суткуса, Уильяма Юджина Смита, Себастьяна Салгадо, к примеру) или же уникальный снимок неизвестного автора в сопровождении афоризмов поляка, которые подчеркивают, усиливают,  углубляют визуальный сюжет.

Однако украинская версия – не буквальный перевод, а шкатулка с секретом. Часть изображений была заказана специально для этого издания. И поскольку архивы писателя до сих пор служат источником исследовательской радости (Лец выкладывался по полной, подбирая варианты, выискивая оптимальные формулировки, вычеркивая и переставляя слова), то из оставленных им россыпей и сейчас можно добыть совершенно новые «непричесанные мысли». В книге их шесть десятков – каждая на вес золота.     

Антиутопия

Жуль Верн. Париж двадцятого століття. – К.: Видавництво Жупанського

Даже дети знают, что Жюль Верн лихо предсказывал будущее и многое сбылось. А его герои – вне рамок реальности. Они через кратер вулкана добираются до центра Земли. Лихо осваивают таинственные берега, куда до них едва ли ступала нога человека. Чувствуют себя под водой естественнее, чем на суше. Совершают экспедиции на Северный полюс, еще не представляя, каков он. Летят на Луну в то время, когда обычные граждане и с воздухоплаванием толком не справились. Создают искусственные острова.

А вот чего не знают и взрослые, что француз однажды не выдержал и раскритиковал техногенное будущее. Его Париж 1960-х – мегаполис, в котором все подчинено промышленным нуждам, прикладным наукам и нормам прибыли. Транспортная система развита до абсурда и отчаянных криков природы. В фаворе китайский язык. Поэтов высмеивают публично – стихи нерациональны. Воспитанные на механике люди объясняют бытие посредством системы зубчатых колес.

Хочется сказать, что к счастью, не сбылось. Однако некоторые детали: авто с газовыми двигателями, институты культурного менеджмента, мебель-трансформер, атональная музыка – вполне узнаваемы.

0

Выбор редакции

Comments