Вы здесь

А какой барьер лучше ставить?

По данным социологической группы «Рейтинг», восемь политических партий набирают 3% в случае объявления парламентских выборов

0

340

Тарас Чорновил, депутат Верховной Рады III-VI созывов:

Це суб’єктивний підхід, він визначається виключно політичною складовою, тобто, будь-який бар’єр може бути визнаний. Є країни, в яких бар’єр 8%, а є й такі, де 3%. Тому це все питання політичної доцільності. В Україні сьогодні пробує формуватися українська політична нація з певним політичним структуруванням. Вважаю, що краще мати високий прохідний бар’єр, який сприяє тому, що партії-одноденки все-таки відсіюються. Якщо ж говорити про конкретну цифру, то я схильний до цифри п’ять, але максимум, на що можу погодитись – це цифра чотири. Бо три проценти – просто вбивчі для України! Ми дістанемо тоді хаос в парламенті, купу дрібних партій, які будуть торгувати собою, своїми голосами… Це фактично відсоток політичної корупції!

Владимир Золотарев, публицист:

Высокий барьер выгоден партиям, связанным с властью или имеющим высокий рейтинг. Он также выгоден исполнительной власти, так как в этом случае легче управлять парламентом, в нем образуется лишь несколько фракций. Низкий барьер выгоден новым и малоизвестным партиям. Я за низкий барьер в 1%. Да, и при этом весь состав Верховной Рады должен избираться по спискам. Бикамерализм в одной голове, как сейчас, делает парламент недееспособным.

Ростислав Кравец, управляющий партнер юридической фирмы «Кравец и Партнеры»:

Для стабильности в стране, для государства, выгоден высокий барьер. Это дает шансы тому, что пройдут более или менее консолидированные политические силы, не будет мелких, маргинальных политиков, которые будут постоянно считать себя «золотой картой» и продаваться для принятия законов, которые не будут соответствовать государственной политике. Но при этом, помимо самого барьера, необходимо открывать списки, нельзя голосовать при существующей системе выборов, когда избиратель голосует за партию, не понимая, кто непосредственно пройдет… Если всего этого не будет, то какой бы барьер ни был, мы будем постоянно видеть эту неразбериху в парламенте

Андрей Золотарев, руководитель аналитического центра «Третий сектор»:

В украинской политике проходной барьер всегда служил инструментом формирования конфигурации Верховной Рады, выгодной власть имущим. Сегодня и внешние игроки (США, ЕС), и властный картель – заинтересованы в ее сохранении. Одним проще договариваться, другие не хотят делиться властью. Даже если снизить барьер до 3%, в Раду зайдут левые (КПУ, социалисты), «еврооптимисты», региональные квази-партии и другие, которых властный картель видеть не хочет. В то же время, если мы хотим обновления политики, то барьер можно снизить и до 2%.

Екатерина Одарченко, основатель компании SIC Group Ukrainе:

Сейчас барьер должен быть более низким, чтобы дать возможность пройти новым политическим силам. Это будет более полезно для новых политиков и позволит пройти тем, у кого больший бюджет и больший авторитет в регионах. Ведь чем выше барьер, тем выше расходы.

Николай Скорик, депутат Верховной Рады (Оппозиционный блок):

5% – это реальный барьер. Он не заоблачный, дает возможность попасть в Раду рейтинговым политсилам.

0

Выбор редакции

Comments