Вы здесь

100 лет назад

Когда ходить по Крещатику было опасно

В конце XIX – начале  XX века транспорту в городе разрешалось развивать скорость не более 13 километров в час. Несмотря на эту черепашью по современным меркам скорость, в городе едва ли не каждый день случались дорожно-транспортные происшествия, именуемые в киевских газетах «неосторожной ездой»

«Попал под лошадь»

Чаще всего случались наезды на пешеходов, и тут пальму первенства держали легковые извозчики. Только за первую декаду января 1904 года жертвами ДТП стали более десятка киевлян, «попавших под лошадь»:

«Одноконный извозчик № 4622 крестьянин Исидор Кот, проживающий по Бульонской ул. в доме № 45, проезжая по Крещатику, на углу Прорезной сбил с ног проходившую крестьянку Гликерию Поддячую, причинив ей ушибы».

«По Пушкинской ул., против дома № 41, легковой извозчик, ярлык № 886, сбил с ног проходящего мещанина Власа Шаберина, причинив ему перелом правой ключицы и рану на лице. Пострадавший врачом скорой помощи доставлен в Александровскую больницу».

«По Большой Подвальной улице, возле дома № 11, одноконный извозчик, ярлык № 190, наехал на проходившую по мостовой вдову чиновника Марию Григорьеву, сбил ее с ног и причинил ушиб левого глаза. Седоки не допустили задержать извозчика».

Большинство жертв дорожно-транспортных происшествий с участием одноконных легковых извозчиков подобно Остапу Бендеру в лучшем случае отделывались испугом, а в худшем – ушибами, ссадинами и переломами конечностей. Гораздо серьезнее были последствия для тех, кто оказывался на дороге у грузового транспорта того времени – ломовых извозчиков:

«4 января в два часа дня ломовой извозчик крестьянин Иван Кислицкий ехал на биндюге (длинной большегрузной телеге) по Вознесенскому спуску на Подоле. Возле дома № 23 вследствие гололедицы биндюг закатился и ударил проходившую крестьянку Татьяну Волкоедову, 76 лет, настолько сильно, что последняя тут же умерла. Кислицкий задержан, дознание производится».

«6 февраля в десять часов утра ломовой извозчик крестьянин Савелий Петров, сопровождая две подводы по Большой Дорогожицкой улице, возле дома № 16 шел в стороне. Одна лошадь сбила с ног проходившего крестьянина Степана Белоусова, 14 лет, которому причинено сильное ранение головы. Пострадавший на излечение помещен в больницу для чернорабочих. Жизнь его вне опасности».

«Аннушка уже разлила масло»

До 3 мая 1893 года в Киеве закончилось безраздельное властвование гужевого транспорта - в городе появились первые электрические трамваи. Городская железная дорога сразу полюбилась киевлянам, но чем больше разрасталась сеть трамвайных путей и чем больше выезжало на киевские улицы вагонов, тем чаще стали происходить несчастные случаи с горожанами, угодившими под колеса трамвая. Очевидцем одного из подобных кровавых происшествий в детстве или юности стал и Михаил Булгаков, который впоследствии вплел свои детские впечатления в сюжет романа «Мастер и Маргарита»:

«Во вторник, 20 января, около Демиевки попал под колеса городской железной дороги неизвестный человек, который получил ушибы и рану на голове. Врач общества скорой помощи сделал ему перевязку, но отрезвить его, чтобы узнать фамилию, не мог».

«Вчера, 23 января, на Большой Васильковской улице, около Демиевки, в восемь часов вечера трамвай наскочил на какого-то прохожего. Пассажиров в вагоне было немного, вагон был остановлен, и под ним оказался человек. Несчастный застрял между колесами и был вытащен лишь тогда, когда собравшимся народом был приподнят с рельсов вагон. Несчастный оказался со слабыми признаками жизни, весь окровавленный. Голова его была страшно разбита, платье на нем изорвано. Послали за врачом, но неизвестный человек через несколько минут на глазах присутствующих умер, не приходя в сознание».

И самый резонансный случай произошел спустя всего лишь три дня в самом центре Киева. Старик приблизительно 70 лет, переходя Крещатик, услышал звонки приближающегося трамвая. Вместо того чтобы отступить назад на тротуар, он бросился вперед и оказался на пути второго трамвая, идущего навстречу первому. «С обеих сторон стремились вагоны. Заметавшись на месте, он упал среди путей и, подхваченный колесами вагона, идущего с Бессарабки, был протащен несколько саженей, пока вагон не остановился…. В Александровской больнице несчастному была совершена ампутация обеих ног выше колен».

Трамвайные вагоны того времени имели открытые площадки, что позволяло пассажирам запрыгивать и спрыгивать с них прямо на ходу. Не всегда такие прыжки заканчивались удачно, а пассажир, оступившись или поскользнувшись, оказывался под колесами трамвая:

«Вчера в 12 часов дня по Александровской улице, против Игоревского переулка, мещанин Шлема Класс, желая вскочить в вагон городской железной дороги, сорвался, упал и попал рукой под колесо, которое отрезало ему три пальца левой руки. Перевязка сделана пострадавшему врачом скорой помощи».

Трамваи vs извозчики

Киевские извозчики долго не могли смириться с тем, что электрические трамваи лишили их изрядного количества пассажиров, а кроме того забрали лавры самого опасного киевского транспорта. Вот только неуважительное отношение и явное пренебрежение к вагонам городской железной дороги, как правило, заканчивалось для лихачей печально:

«Одноконный извозчик крестьянин Петр Даниленко, проезжая на углу Крещатика и Фундукеевской улицы и видя, что идет вагон от Европейской к Большой Васильевской улице, не хотел ожидать проезда вагона, погнал лошадь через рельсы, несмотря на предупреждение постового городового. В этот момент вагон ударил сани и переломал обе оглобли, не причинив вреда ни лошади, ни извозчику».

«6 февраля вагон трамвая № 404 при проезде по Фундукеевской улице к вокзалу против дома № 40 наскочил на проезжающий через рельсы фургон с лампами и стеклами и опрокинул его, причем при падении согнулась ось фургона. Лошадью правили крестьяне Савелий Голосной и Нин Митницкий, оба 14 лет, по вине которых, как не умеющих править лошадью, и произошло столкновение».

«Потом на смену нам придут другие»

Первый автомобиль был замечен в Киеве 10 июня 1897-го. «Большую сенсацию произвело на Подоле появление изящного экипажа, бойко катившегося по улицам без лошадей».  А в 1916 году, спустя всего лишь двенадцать лет, он заткнет за пояс и извозчиков, и трамваи, а  в Киеве заговорят о «беспорядочном движении по городу автомобилей, влекущем за собой почти ежедневно человеческие жертвы».

0

Выбор редакции

Comments