Вы здесь

100 лет назад

Лето-1918 в Киеве: опасные мигранты и доморощенные монархисты

Период гетманата историки оценивают неоднозначно. Наряду с бесспорными достижениями страны, в это время во многом происходил возврат к дореволюционным порядкам: в земельном вопросе, в политической жизни, в положении прессы и т. д. Ко всему прочему, активизировались правые силы, что особенно было заметно в Киеве. Мощную подпитку консерваторы получали от хлынувших из России беженцев от красного режима

Нашествие беженцев

Летом 1918 года Киев превратился в настоящую Мекку для беженцев из России. Люди, спасающиеся от гражданской войны, террора и жестокостей большевиков переполнили город. Актеры, офицеры, генералы, служащие различных учреждений. Финансистов, юристов и пр. приглашали на работу украинские ведомства.

Фото: так встречали приезжих – ул. Безаковская, сейчас Симона Петлюры

Журналисты ехали целыми редакциями, собираясь выпускать в Киеве свои газеты. Ходили слухи о собранных для этого московскими богатеями 60 миллионов и о бегстве из Петрограда «Новой Жизни» во главе с М. Горьким.

Сюда же стремились члены запрещенных в России партий, благо, Украина на фоне большевистских ужасов многим казалась политическим раем. Здесь не преследовали кадетов – их местные однопартийцы занимали министерские кресла. Не было гонений на монархистов – сам гетман придерживался похожих взглядов. И даже откровенным черносотенцам власть не чинила серьезных препятствий.

Фото: черная сотня в Киеве

Все они прекрасно себя чувствовали на киевских улицах и в салонах. Здесь «блистали» политические звезды разной величины, и даже «мегасветило» – лидер кадетской партии П. Н. Милюков.

Фото: П. Н. Милюков

Гражданских и политических беженцев из России встречали их местные единомышленники. Офицеров же приняли бывшие товарищи по службе. Их привлекало двухмесячное денежное содержание. Вот подслушанный разговор в очереди за жалованием:

«– Вы уезжаете?..

– Конечно, получу по аттестату и уеду… За этим только и приезжал сюда».

По городу стали ходить разговоры о легкости получения в Киеве офицерских денежных аттестатов и об их массовой подделке.

Находя в сравнительно благополучной Украине убежище и жалование, нимало не смущаясь присутствием германцев, военные совершенно не испытывали теплых чувств к приютившей их стране.

Показателен эпизод с принятием украинской присяги. Офицеры писали П. Скоропадскому, прося разрешить им жить в Украине, но не заставлять присягать и не преследовать отказавшихся это сделать. Ответ гетмана не заставил себя ждать: гонений не будет, но и материальной помощи тоже.

Такой наплыв консервативно настроенных мигрантов со временем стал создавать угрозу Украинской Державе.

Монархическая демонстрация

Русскоязычная пресса в 1918 году находилась даже в лучшем положении, чем украинская – ее было больше. В начале июля ряд газет напечатал материалы откровенно монархического настроя – с требованиями восстановить «единую и неделимую Россию под властью Государя».

Фото: митрополит Киевский Антоний (Храповицкий)

На церковном фронте украинские силы отступили. Второй всеукраинский собор отверг идею автокефалии, а киевским митрополитом был избран Антоний, стоявший у истоков черносотенного «Союза русского народа».

Фото: Устав Союза Русского Народа

Оживились великорусские националистические организации. «Русский Союз» взял под свою опеку офицеров. В Киеве открылось отделение общества «Русь», активно сотрудничающего с правым подпольем в Москве и с Донским правительством. Формировался «Всенародный Общерусский Союз», ставивший своей целью восстановление империи. Начала создаваться имперски ориентированная политическая партия. Все это было следствием альянса киевских правых и прибывающих сюда монархистов из России.

Первое их публичное выступление произошло 7 июля 1918 года. За несколько дней в городе были расклеены листовки: в Софиевском соборе состоится молебен «о здравии Его Императорского Величества, раба Божьего Николая Александровича».

Фото: Софиевский собор

В 10 часов утра у собора собралась толпа, в которой было много военных. Работали летучие агитационные пункты. В конце богослужения епископ Евлогий «по просьбе группы верующих» начал молебен в честь бывшего царя. И здесь, и позже в письме для прессы, он утверждал, что церковь стоит вне политики, а служба состоялась в честь «человека». Но всеми это действо было воспринято как политическая демонстрация. Которая, правда, пошла не по плану.

Фото: епископ Евлогий

После слов епископа сторонники независимой Украины покинули храм. Во дворе толпа разделилась на две группы. Монархисты попытались спеть «Боже, царя храни!», но свист и крики «позор черной сотне!» заставили их замолчать. Тут же зазвучал гимн Украины и начался стихийный патриотический митинг. Украинская колонна прошла по площади к памятнику Богдану Хмельницкому, где были пропеты «Заповіт» Т. Шевченко и «вечная память» гетману И. Мазепе – под приветственные крики наблюдавших за всем германских солдат.

Фото: Софиевская площадь, 1918 г.

«Съезд деятелей Украины»

Потерпев неудачу в стенах Софии, монархисты не успокоились, сосредоточившись на организационных вопросах. И в средине июля в газеты стали просачиваться слухи о подготовке консервативного съезда в Киеве. Все делалось втайне от общественности и прессы, строго по входным билетам, подписанным бывшим вице-губернатором Б. Д. Кашкаровым.

Фото: ул. Трехсвятительская

18 июля монархический форум открылся в помещении Второй епархиальной женской школы по ул. Трехсвятительской, 12 (возле Михайловского собора). Он собрал приезжих и киевлян – всего около 70 человек. Многие представители регионов не смогли прибыть в Киев из-за проводившейся в эти дни забастовки железнодорожников.

Фото: Ф. Н. Безак

Фото: М. А. Суковкин

Здесь присутствовали бывший губернский предводитель дворянства Ф. Н. Безак, бывший голова губернской земской управы М. А. Суковкин, депутаты государственных дум, одиозный генерал В. А. Сухомлинов, бывший одесский городской голова Б. А. Пеликан; лидеры киевских кадетов.

Фото: В. А. Сухомлинов

Фото: Б. А. Пеликан

Среди задач, поставленных съездом, значились: организация во всех городах Украины монархических ячеек; проникновение членов движения в украинские государственные структуры; избрание киевского исполкома.

Большинство делегатов заняли жесткую позицию за восстановление абсолютной монархии или военной диктатуры. Но после дебатов с правыми октябристами и кадетами было принято компромиссное решение о возврате к до февральскому 1917 году правопорядку.

Панихида

Расстрел царской семьи 17 июля в Екатеринбурге взбудоражил киевское монархическое сообщество. 20 июля в ряде городских храмов прошли панихиды по этому поводу.

В Софиевском соборе заупокойную службу отправили Киевский митрополит Антоний, епископы Никодим (Чигиринский) и Гавриил (Кишиневский) при небольшом стечении народа.

Фото: епископ Чигиринский Никодим

Фото: и. о. епископа Кишиневского Гавриил

Панихиды состоялись в Георгиевской (пер. Георгиевский, 2, снесена в 1934 году), Александро-Невской (снесена в 1934 году, сейчас здесь памятник Н. Ф. Ватутину) и других церквях. Там в основном собиралось пророссийски настроенное офицерство и экзальтированные дамы.

Фото: Георгиевская церковь

Фото: Александро-Невская церковь

В городе стали распространяться слухи о подготовке черносотенными и монархическими кругами в один из ближайших праздников масштабной манифестации о спешно шьющихся российских триколорах.

Расстрел бывшего царя вызвал огромный резонанс в правой киевской прессе. А в украинские газеты посыпался шквал возмущенных писем читателей. Главной их мыслью было: московиты убили своего монарха – это их внутреннее дело. Но при чем здесь украинцы? Нас, что, так подталкивают к «воссоединению с единой и неделимой»?

Усугубляло проблему то, что в монархических мероприятиях принимали участие офицеры украинской армии гетманского призыва и даже в немалых чинах: бывший комендант Киева генерал А. А. Цицович, генеральный есаул А. А. Сахно-Устимович. Здесь же были замечены и служащие министерств.

Фото: генеральный есаул А. А. Сахно-Устимович

Наконец до властей дошла опасность распространения подобных идей. Решили начать с кадетов. После зачитанной в Совете Министров докладной записки об их деятельности чуть было не случился правительственный кризис из-за позиции ряда участников заседания. Но в итоге П. Н. Милюкова взяли под надзор. Начала готовиться его высылка из страны.

Под контроль киевской милиции и германских военных стали браться и все массовые монархические мероприятия. Что весьма поспособствовало их мирному течению. А ряд видных консервативных деятелей был арестован.

Таким образом, благодаря давлению киевской общественности правое движение в столице Украины поумерило пыл. Опасность черносотенного реванша на ближайшее время миновала. Но не исчезла совсем – ни киевляне-монархисты, ни московские вояжеры никуда не делись.

Пройдет чуть больше года и эта публика с восторгом примет на улицах города Вооруженные силы Юга России. А затем в течение нескольких месяцев деникинской оккупации с наслаждением будет крушить и давить все украинское.

0

Выбор редакции

Comments