Вы здесь

А у вас есть родственники на оккупированных территориях?

Верховная Рада приняла закон об особенностях политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей

Лариса Радкевич, ветеран АТО, переселенка из Донецка:

Знайомі на Донбасі залишилися, родичів, хвала господу, немає на окупованій території. Після початку війни виїхали впродовж 2014-2015 років майже більшість тих, хто має українську позицію: друзі, колеги по роботі. Тепер мешкають у Києві, Краматорську, Маріуполі, Одесі, Львові, Ужгороді, Чернівцях. Більшість моїх друзів та знайомих, власне, як і я, після деокупаціі повертатися не збирається, бо за чотири роки життя вже більш-менш налаштувалося. Та й куди повертатися, туди, де ненавидять мою країну?

Герман Таслицкий, управляющий партнер юридической компании «Правозащита Украина»:

Думаю, что у любого, кто уехал из Донецкой и Луганской областей из-за военных действий, хоть кто-то, но остался там. А люди, проживающие там, рассказывают разное. Кто-то хвалит происходящее, кто-то тихо, но ругает. Однозначно у большинства есть обида на украинское государство. За изоляцию, за отобранные пенсии, за сложности перемещения. Люди учатся жить вне Украины и все меньше в ней нуждаются. Те, кто вынужден был вернуться, уже вернулись. Причина – работа, семья. Думаю, не так много тех, кто живет сегодня в разных уголках Украины, вернутся назад, если такая возможность возникнет.

Владимир Дубровский, старший экономист Центра социально-экономических исследований «CASE-Украина»:

Есть один знакомый, молодой парень. Недавно съездил на родину – сказал, не хочет он туда возвращаться, хотя там родители и брат. Сестра тоже здесь. Жить плохо, соседи смотрят косо, бизнес отжимают или «доят по беспределу» – все под бандитами, цены в магазинах несусветные, люди живут с доходов от копанок и неизвестно отчего, откуда деньги на эти дорогие товары – неизвестно…

Яна Дашковская, координатор проектов благотворительного фонда «Запорука»:

Родичів немає, але є знайомі. Зокрема, ті, які брали участь у протестах у березні 2014-го, під час яких загинув українець. Молодша частина родини виїхала відразу, а батьки залишалися досить довго. Лише коли потрапити «на підвал» стало реальністю, виїхали. Знаю родину старшого покоління, яка повернулася. Кажуть, що важко, сусіди знають, що вони виїжджали, і при нагоді погрожують донести на них, щоб їх відправили у підвал...

Николай Скорик, депутат Верховной Рады:

Есть и родственники, и знакомые, и друзья. Есть те, кто уехал, но также есть те, кто остался. Все хотят мира. Те, кто не на родине, конечно, верят в возвращение.

Ольга Насонова, директор компании «Ресторанный консалтинг»:

Родственников там нет, а коллеги или заказчики оттуда выпали из эфира, остались там. Понятно, что там дом и бизнес. Для них так лучше. Хотя знаю поваров, директоров и барменов, которые уехали и работают в Киеве.

Виктор Лисицкий, президент Ассоциации судостроителей Украины «Укрсудпром»:

Да, у меня есть близкие люди, которые жили или живут на Донбассе. Кто моложе – переехали сюда, занимаются бизнесом, работают. Ну, а те, кто постарше, так сказать, «просоветские» – остались там. Конечно, молодежи помогают родственники, поддерживают, но о шансах вернуться туда, на восток, никто не заикается. Думаю, у нас им лучше, надежнее.

Татьяна Селезнева, советник министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц:

Мой бывший свекр – благороднейшей души человек из города Первомайска Луганской области. Он переехал под Киев и вывез из ада три семьи. Здесь он занимается строительными подрядами, как и раньше, когда работал не только в Первомайске, но и в разных городах страны. Хотел восстанавливать Донбасс, можно сказать, собственноручно, но в честной и очень прозрачной Украине выиграть тендер в Донецкой и Луганской областях строительной компании без связей невозможно. Он не собирается возвращаться в Первомайск, потому что… некуда. Зато, насмотревшись здесь победившей честности и повсеместной «гiдностi», подумывает уехать облагораживать коттеджами Польшу. Один из моих коллег – искренний и сильный человек из Луганска. Он говорит, что это лучший город на Земле, и уверен, что обязательно туда вернется. В Киеве он занимается тем, что каждый день своим трудом приближает этот день. Во многом благодаря его усилиям люди в Луганской области и в его любимом городе не сидят без воды и электроэнергии. Потому что настоящие мужчины не просто своих, а людей не бросают. Один из моих любимых писателей переехал под Киев из Донецка. Он так тоскует по своему городу, по терриконам и смогу, что эту горечь уже ничем не заглушить. Он говорит, что дома уже, вероятно, никогда не будет. И шутит, что каждый из нас должен найти этот дом в себе самом.

0

Выбор редакции

Comments